Сенсации и прорывы: О деятельности братьев Сименс в Азербайджане


Этибар Надыроглу

Разработка медных рудников Кедабекского района Азербайджана в XIX веке тесно связана с именами известных предпринимателей братьев Сименс. Уже в 1864 году Сименсы получили от правительства царской России свидетельство, дающее право на полное владение медными рудниками этих мест.

После этого старший из братьев, известный во всем мире инженер-электротехник Вернер фон Сименс собрался приехать в Кедабек.

В 1867 году в Кедабек вступил в строй медеплавильный завод, оборудование для которого было доставлено из-за границы. Предприятие было оснащено новейшими для того времени технологиями, и это, как и объем финансирования, привлекало интерес во всем мире. Кедабекские медные рудники стали разрабатываться в беспрецедентных для того времени масштабах – сказывалась немецкая система организации дела. К работе на рудниках были привлечены местные жители, и новые владельцы были удовлетворены трудолюбием работников-азербайджанцев.

В 1873 году братья Сименс осуществили еще одно новшество – построили на кедабекских рудниках канатную дорогу, которая приводилась в действие лошадями. Эта канатная дорога служила для транспортировки ископаемой руды небольшими контейнерами. Доставленная на завод медная руда плавилась в печах. В то время самым долговечным и эффективным топливом для печей считался каменный уголь.

Но тут встала проблема с регулярным снабжением завода каменным углем, который ввозили из Украины. Тогда братья Сименс взяли в официальную аренду у Елизаветпольской губернии участок в 23 тысячи гектаров леса в предгорной местности. Интересно, что при этом они продемонстрировали рациональный и дальновидный подход к делу: вырубая лес на топливо для плавильных печей, Сименсы параллельно организовали лесопосадки на оголявшихся участках. Работа на рудниках шла четко по расписанному графику. Каждую новую скважину братья называли в честь самих себя – “Вернер шток”, “Карл-шток”, “Эзел-шток”.

Кедабек. Конец 19- начало 20 вв.

Завод располагался ниже рудника, и между ними проложили железную дорогу. Очень скоро добыча руды и выплавка меди приняли такие масштабы, что гядабейское предприятие братьев Сименс превратилось в источник оптовых поставок по всей царской России.

Первым оптовым покупателем кедабекской меди стал Петер Гургун, владелец Выборгского прокатного завода. Как видим, оба эти предприятия были заложены немецкими предпринимателями. Из различных уголков Азербайджана, в первую очередь знаменитого старинными традициями народных ремесел села Лагич, на завод братьев Сименс приглашались на работу искусные мастера-медники. Многие из них оседали в Кедабеке. Образцы ряда изделий, изготовленных лагичскими мастерами, были увезены Вернером Сименсом в Берлин и переданы музеям.

Фирма Сименсов достигла невиданных по тем временам результатов в медной промышленности. Достаточно сказать, что в 1877 году на их кедабекский завод приходилась четверть переработки меди во всей России. Но братьев это не удовлетворяло, и они вытребовали разрешение на строительство еще одного завода. Новое предприятие было намечено построить в близлежащем селе Галакенд и провести к нему железнодорожную ветку для доставки сырья.

Берлинская международная выставка 1879 года ознаменовалась новым триумфом братьев Сименс. Представленный на выставке макет вышеупомянутой железной дороги, спроектированной Вернером фон Сименсом, вызвал сенсацию. Уже в 1884 году железнодорожная ветка протяженностью в 31 км, строительство которой обошлось в 800 тыс. рублей, была сдана в эксплуатацию.

Надо сказать, что участок, по которому проходила эта железная дорога, был сплошь скалистым, так что трудно было представить себе менее подходящее для подобного замысла место. Неудивительно поэтому, что люди, которые видели проходящие поезда, воспринимали это едва ли не как чудо. Для предотвращения камнепадов и оползней вдоль железной дороги в нескольких местах были построены каменные дамбы. По этой железной дороге регулярно доставлялось в Галакенд сырье, а в обратном направлении – медь.

Галакендский завод начал функционировать в 1883 году, а уже в 1887-м стал первым в России по переработке меди. По технологическому оснащению он не имел себе равных во всей России.

Дом культуры, построенный братьями Сименс (Кедабекский район)

В 1889 году родилась еще одна идея Сименсов, ставшая сенсацией – использование нефти для выплавки меди. Поскольку везти нефть на большие расстояния повозками было заведомо нерентабельно, решили проложить к Кедабеку нефтепровод от села Даллар – железнодорожной станции на магистрали Баку-Тифлис. В ноябре того же года после обращения братьев Кабинет министров России санкционировал строительство трубопровода.

В то время еще не было опыта строительства нефтепроводов в гористой местности. Но авторы идеи всецело верили в возможность и большой экономический эффект этого предприятия, что немало удивляло кавказского наместника. Как обычно, Сименсы действовали с присущими им скрупулезностью и ответственностью.

Пока разрабатывался проект, трасса будущего трубопровода была внимательно изучена. И закипела работа: в первую очередь сюда были проведены дороги. На заводе Маннесмана в Чехии заказали железные трубы нового образца, в которых не было заклепок. Наконец, нефтепровод был построен и вызвал восхищение не только в России, но и во всем мире. Позже большая группа инженеров и строителей, накопившая ценный опыт в этом проекте, была приглашена на строительство нефтепровода Баку-Батуми.

Однако перерывы в подаче нефти из Баку мешали нормальной работе медеплавильного завода. Поэтому Сименсы решили обзавестись собственным источником энергии. Было решено построить гидроэлектростанцию на протекающей через Галакенд реке . И это начинание было претворено в жизнь: в 1888 году Галакендская ГЭС дала ток. На территории станции создали рыборазводное хозяйство.

Вернер Сименс был генератором идей, пользовался широкой известностью как конструктор-электротехник. Электрогенераторы, связанные с его именем, вызывали живой интерес во всем мире. Сюда же нужно отнести внедренные в этот же период электрохимические ванны Сименс-Биллитер. В.Сименсу принадлежит также заслуга внедрения промышленной выплавки медной руды в печах диаметром 6 метров – этот метод давал возможность получить чистую медь.

В своей книге “Мои воспоминания”, написанной на основании дневников, В.Сименс отмечает, что на Кавказе они наряду с электрическим освещением сумели создать и телеграф. Несмотря на то, что телеграфная линия охватывала территорию от Гянджи до Кедабека, она давала возможность получать информацию со всего мира. Эта линия протяженностью в 84 км являлась исключительной собственностью фирмы Сименсов. Тем не менее она использовалась и в первые годы советской власти.

В глухом Кедабеке широко применялось электричество – днем на рудниках и заводах, с наступлением темноты – для освещения домов и улиц, тогда как не только в Тбилиси и Баку, но даже в Петербурге и Москве – все улицы еще освещались керосиновыми и газовыми фонарями.

В одном из журналов, издававшемся тогда в Тбилиси, была опубликована статья о кедабекских рудниках, в которой отмечалось:Американцы, живущие на территории завода, с гордостью называют это место Кедабек-сити. И действительно, эти места напоминают Северную Америку“.

Кедабек. Конец 19- начало 20 вв. Фото – Siemens.com
Медная шахта, Кедабек, примерно 1865 г. Фото – Siemens.com

Деятельность фирмы Сименсов в Кедабеке была весьма многогранной. Достаточно красноречив тот факт, что число работников, съехавшихся из различных концов Азербайджана, составляло от 5 до 10 тысяч. Были среди них и иностранные граждане. В руководстве компании были немцы и другие иностранцы, а местное население было занято в основном физическим трудом. Хотя для желающих выучиться и стать специалистом в той или иной области никаких ограничений не было.

Фирма Сименсов занималась в Азербайджане не только выплавкой меди. Так, у них здесь также был кирпичный завод – для удовлетворения нужды в стройматериалах, поскольку в Кедабеке и его окрестностях шло активное строительство. Продукция этого завода пользовалась спро- сом и в других районах Азербайджана.

1900 год был отмечен наиболее благоприятными производственными показателями, что связано с общим экономическим подъемом в России в первые годы XX века.

Кедабекский и Галакендский медеплавильные заводы работали вплоть до начала первой мировой войны. Однако к этому времени Сименсы охладели к делам. Вначале внутриполитическая нестабильность и конфликты в России, а затем война нанесли сокрушительный удар по добывающей промышленности.

Железная дорога была закрыта в 1915 году. В 1920 году декретом Азербайджанского революционного комитета предприятия были национализированы, а в 1923-м году постановлением Совета народных комиссаров АзССР была создана комиссия по возобновлению работы заводов. Но реального эффекта деятельность комиссии не имела, и предприятия братьев Сименс стали понемногу превращаться в мертвую груду металла и бетона.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.