Походы крымских татар в Азербайджан и Османо-Сефевидская война 1578-1590-х гг.


Г.Фарах

Государство Сефевидов, созданное в 1501 году азербайджанскими (тюркскими) племенами кызылбашей во главе с юным шахом Исмаилом I (1501-1524), с самого своего возникновения оказалось непреодолимой преградой на пути завоевательных устремлений Османской империи на восток.

Периоды правления султана Селима I (1512-1520) и султана Сулеймана I (1520-1566), ознаменованные частыми войнами и походами османских войск в земли Сефевидского государства, после подписания Амасийского договора в 1555 году сменились временем мирного сосуществования этих государств на протяжении чуть более чем двух десятилетий.

Однако стратегические интересы Османской империи на востоке, продиктованные, главным образом, стремлением установить контроль над торгово-караванными транзитными путями, пролегавшими через территорию Азербайджана, неизбежно вели к новому столкновению этих государств.

Открытие новой магистрали европейско-азиатской торговли, ведущей в западные страны через Архангельск, вкупе с издревле функционировавшим Волжско-Каспийским путем привело к установлению торгового транзита в обход османских владений.

В сложившихся условиях особую актуальность для Высокой Порты приобрел вопрос установления контроля в данном регионе, в частности обеспечения выхода к западному побережью Каспийского моря путем завладения Северным Азербайджаном – в этом случае все сухопутные пути европейско-азиатской торговли проходили бы через османские владения. Особенно важное значение это имело в свете того, что большая часть османской ближневосточной торговли, проходившей через Красное море и Персидский залив, на тот момент была блокирована португальцами, утвердившимися в акватории Индийского океана.

Кроме того, завоеванием порта Баку Османская империя стремилась получить выход к Каспийскому морю, чтобы разместить здесь свой военный флот и обеспечить тем самым сношения с узбекскими ханствами Средней Азии, также периодически воевавшими в XVI веке с кызылбашской державой.

Однако при всей значимости вопроса азиатско-европейской транзитной торговли, он был всего лишь одной из предпосылок османо- сефевидского конфликта в рассматриваемый период. Обострение отношений двух государств в последней четверти XVI века следует рассматривать в контексте сложившейся в регионе международной обстановки, которая характеризовалась на тот момент главным образом политической и военной активизацией Московского государства.

Уже в процессе реализации инициированной Иваном Грозным т.н. восточной политики, имевшей целью обеспечение выхода к Каспийскому морю, Московское царство, захватив Казанское (1552) и Астраханское (1556) ханства, пришло в соприкосновение с Османской империей. Завоевание русскими Астрахани означало среди прочего, что путь коммуникации, связывавший Османскую империю с Поволжьем и государствами Средней Азии, отныне был перерезан, потому как «дорога затворилася», и мусульманам, проезжающим по этой дороге для посещения святых мест «насильство и лихо учинилось».

Планы широкомасштабного похода против крымских ханов, появление во второй половине XVI века постоянных русских поселений на Северном Кавказе, расселение казаков у устья Дона, политика привлечения на свою сторону черкесских и кабардинских князей, которых русский царь рассматривал как своих подданных, и в отношении которых «была предпринята обычная в отношении присоединенных к России народов попытка обратить в христианство», привлечение на свою сторону грузинских князей, а главное стремление Московского государства поставить под свой контроль основной северокавказский путь – все это не только свидетельствовало о появлении в регионе третьей силы с далеко идущими целями в лице Московского государства, но самым серьезным образом подрывало позиции Османской империи в этом регионе.

Не оставаясь безучастной к такому развитию событий, Высокая Порта еще в правление султана Сулеймана Кануни разработала план захвата с помощью Крымского ханства территории между Доном и Волгой, строительства канала между этими реками и выведения своего флота в Каспий. Этот план, конечно же, предусматривал утверждение на Кавказе, в том числе и в Азербайджане путем нанесения удара на Сефевидов с севера – через Дагестан и Ширван.

Астраханский поход, организованный Османской империей в 1569 году и ставший фактически первым военным столкновением в истории русско-турецких войн, оказался неудачным для османов. После него Московское государство стало предпринимать еще более активные действия по распространению своего влияния и дальнейшему продвижению в южном направлении.

В стремлении поставить под свой контроль северокавказский путь еще в 1567 году русские начали строительство крепости на берегу Терека при впадении в него реки Сунжи (на пути, который источниками XVI и XVII веков называется обычно османовским шляхом или османовщиной) и откуда шел основной путь в Дербент и на Южный Кавказ. Снесенная в 1571 году под давлением османских властей крепость была восстановлена на прежнем месте в 1577-1578 гг.

Можно предположить, что если строительство Терской крепости в 1567 году стало одной из причин астраханского военного похода, то последовавшее ее восстановление во многом предопределило османо-сефевидскую войну 1578-90 гг. На этот раз, при планировании предстоявшей военной кампании в Стамбуле делали ставку на завоевание Южного Кавказа, в особенности Ширванского беглярбегства, завладев которым османские власти рассчитывали отстоять свои позиции на Северном Кавказе, и поставить заслон дальнейшему продвижению русских на юг.

Как видно, активная реализация Московским государством восточной политики, приведшая к столкновению стратегических и экономических интересов трех государств региона – Сефевидского, Московского и Османского – стала одним из решающих факторов, приведших к развязыванию Османской империей в последней четверти XVI войны против Сефевидского государства. Иначе говоря, причины, обусловившие османо-сефевидскую войну 1578-90-х гг., можно рассматривать в контексте взаимоотношений этих трех государств в целом.

Воспользовавшись внутренней нестабильностью в Сефевидском государстве и ослаблением центральной власти, наступившим после смерти сефевидского шаха Тахмасиба I (1524-1576), султан Мурад III (1574-1595) в 1578 году начал т.н. «Восточный поход».

Поводом для развязывания этой военной кампании, известной в истории как 12-и летняя османо-сефевидская война, послужили обращения ширванской знати к турецкому султану с просьбой избавить их от сефевидской власти и посадить на трон Ширваншахов одного из потомков этой династии Абубекра Мирзу.

Известно, что государство Ширваншахов, на протяжении около семи столетий сохранявшее свою государственность, с присоединением в 1538 году к кызылбашскому государству в качестве беглярбегства, потеряло свою независимость.

Хотя само по себе вхождение Ширвана в состав государства Сефевидов стало событием прогрессивного значения с точки зрения консолидации азербайджанского народа и объединения азербайджанских земель в рамках единого государства, однако ширванская знать еще долго не могла примириться со свершившимся фактом низложения власти ширваншахов и потерей своих привилегий. Здесь были сильны сепаратистские тенденции, которые использовались османскими султанами в их попытках овладеть Ширваном.

В осуществлении этой военной кампании Высокая Порта рассчитывала на поддержку и непосредственное участие Крымского ханства, которое с самого своего основания Хаджи Гиреем (1441-1466) находилось в союзнических отношениях с Османской империей. Посредством крымских ханов османские султаны рассчитывали привлечь к войне и правителей северокавказских земель.

Для оправдания и обоснования своих притязаний на Ширван Османская империя предпринимала определенные шаги, в частности, известно, что один из потомков династии ширваншахов Абубекр Мирза, с 1570 года находившийся в Крыму в Бахчисарае, и женатый на дочери крымского хана Девлет Гирея, пользовался покровительством султана. В составе крымской армии он участвовал в ширванском походе, и его присутствие создавало благоприятную обстановку для вторжения в Ширван.

В источниках того периода как персоязычных, так и османских содержатся многочисленные данные о нашествиях крымских татар в Азербайджан. Используя материалы этих источников, азербайджанские и турецкие историки дали подробное описание этих войн.

По плану османского военного командования, завоевание Ширвана должно было начаться вторжением стотысячной османской армии, выступившей из Эрзурума во главе с «завоевателем Кипра», визирем Лала Мустафа-пашой, и нашествием с севера через Дербентский проход войск крымского хана.

Об этом свидетельствуют письма, адресованные османскими властями крымскому хану Мухаммед Гирей-хану. Одновременно были направлены послания черкесским и дагестанским бекам, предписывающие также принять участие в походе и подготовиться к обеспечению армии провиантом при прохождении ее через их территории.

В частности в послании султана, направленном хану 26 ноября 1578 года, после перечисления причин, вызвавших необходимость войны, крымскому хану предписывалось весной под своим личным командованием совершить нашествие в Азербайджан, либо же направить в поход калгая Гирея.

Было также поручено, чтобы в походе участвовал один из беков Кафы (Феодосии) или Азака (Азова). А выступившему из Эрзурума сардару Лала Мустафа-паше было поручено посредством своей агентуры следить за продвижением татарских войск и обеспечить совместные действия с калгаем Адиль Гиреем, под командованием которого войска крымских татар прибыли тем временем в Азак.

Материалы первоисточников свидетельствуют, что наступление османской армии в Азербайджан застало врасплох сефевидские власти. Первоначально разрозненные кызылбашские племена оказались перед необходимостью самостоятельно своими силами противостоять превосходящим силам османской армии. Несогласованность в действиях и несплоченность, отсутствие централизованного командования, единого плана военных действий привели к поражению кызылбашских войск в целом ряде сражений.

Из-за неспособности сефевидского военного командования организовать серьезное сопротивление османам удалось за короткое время занять 9 азербайджанских городов и поселков: Ареш, Шемаху, Габалу, Сальян, Шеки, Баку, Дербент, Махмудабад, Шабран. После этого сардар Лала Мустафа-паша с основной армией отбыл в обратный путь, оставив в Ширване ограниченный контингент войск под командованием Оздемироглу Осман-паши.

Тем временем сефевидский правитель Ширвана Арас-хан Румлу, готовясь отбить захваченные земли у неприятеля, подошел к Шемахе, где закрепился Осман-паша. Здесь 9 ноября 1578 г. и произошло первое сражение, в котором участвовали татарские войска. Ожесточенный бой, как сообщают источники, продолжался между османами и кызылбашами в течение 3 дней. Кызылбаши во главе с Арас-ханом делали героические усилия для овладения Шемахой, и им практически удалось сломить сопротивление противника настолько, что османы «осознав свое поражение, впали в отчаяние».

Победа, несомненно, была бы на стороне сефевидских войск, но неожиданное появление подоспевшего к самому исходу сражения 15-и тысячного татарского войска полностью изменило положение. Свежие силы крымских татар во главе с Адиль Гиреем, Гази Гиреем и Саадат Гиреем не только спасли османов от неминуемого поражения, но разгромили изнуренных многодневной битвой кызылбашей. Будучи окружены османскими войсками и крымскими татарами, а также повстанческими отрядами Абубекра Мирзы, кызылбаши во главе с Арас-ханом проявили непоколебимую стойкость, «бросив дерзкий вызов смерти». Но их сопротивление все же было сломлено, и сефевиды потерпели в этом сражении жестокое поражение.

Османский летописец Ибрахим Рахимизаде, очевидец этих событий, так описывает это сражение: «Их (т.е. сефевидов) сардар Арас-хан, отмеченный знаком неустрашимости, и его сын Деде-хан были взяты живыми, а впоследствии казнены. Эта победа была самой значительной из всех одержанных до настоящего момента побед и [даже] превосходила их всех вместе взятых. Три дня продолжалось грандиозное пиршество, на котором чествовали прибывших [татарских ханов], каждый из них был одарен почетным кафтаном, мечами и кинжалами, усыпанными драгоценными камнями, прекрасными конями. Были устроены большие празднества».

Затем татарское войско отправилось в сторону Сальян, чтобы захватить имущество и семейство Арас-хана, оставленные им на южном берегу реки Куры. Тем временем 80-и тысячная объединенная сефевидская армия, направленная из Казвина во главе с наследником престола Хамза Мирзой и визирем Салман Мирзой, перешла Куру и подступила к Шемахе. Бои за город шли в течение 3-х дней, большая часть города была занята сефевидскими войсками, и только небольшая часть оставалась под контролем войск Оздемироглу Осман-паши.

Когда из письма, перехваченного кызылбашской стороной, стало известно, что на помощь османским частям движутся татарские войска Адиль Гирея, Салман Мирза, оставив часть войска продолжать битву за город, другую отправил навстречу Адиль Гирею. Сражение началось 28 ноября 1578 г. в Моллахасане со столкновения передовых частей противостоящих сторон.

Хотя татары и были предупреждены Осман-пашой о том, чтобы оставив где-нибудь награбленное богатство, поспешили им на выручку, «но сыновья [татарского] хана и находившиеся при них отважные бойцы в силу своей надменности и беспечности отнюдь не прислушались к этим наставлениям и пренебрегли опасностью, грозящей со стороны наступающего противника…».

Адиль Гирей бросился в битву, чтобы поощрить ослабевающий дух своего войска. В эту минуту он был сбит пикою и сброшен с лошади. Назвав свое имя, Адиль Гирей избежал смерти, но был взят в плен. Разбитые татары частью полегли на месте, частью рассеялись, а все имущество, захваченное в лагере Арас-хана, попало в руки победителей.

В источниках того периода содержится весьма интересная информация о дальнейшей судьбе Адиль Гирея. Сообщается, что татарскому принцу был выделен дом рядом с Диванхане Сефевидского двора, ему оказывали приличествующие его сану почести.

Сообщение о намерении сефевидского шаха посредством Адиль Гирея наладить связи с крымскими ханами с тем, чтобы в будущем застраховать страну от их нашествий, подтверждается и другими источниками.

Турецкии автор Кютюкоглу со ссылкой на автора «тарих-и алам арай-и Аббаси» Искендер-бека Мюнши сообщает, что шах лично направил хану письмо, в котором обещал отпустить Адиль Гирея, если к сефевидскому двору прибудет делегация из авторитетных лиц. Однако инициатива, проявленная сефевидским двором, не имела положительного результата – хан, сохраняя верность союзническим отношениям с османским двором, переслал письмо шаха султану.

В ответном послании султан призывал Мухаммед Гирея вместе с Оздемироглу Осман-пашой, находившимся в то время в Дербенте, совершить поход в кызылбашские земли и отомстить за пленение его брата.

В то время, как Мухаммед Гирей с войсками приближался к Дербенту, распространилась весть об убийстве Адиль Гирея в сефевидском плену.

После печальной участи татарских войск в сражении при Моллахасане Осман-паша, прекрасно понимая всю опасность дальнейшего пребывания в разрушенной и осаждаемой кызылбашами Шемахе при нехватке продовольствия и питьевой воды, да еще в условиях предстоявшей зимы, поспешно выступил в сторону Дербента. Этот город привлекал османов не только своими мощными неприступными стенами и близостью находившихся с османами в союзнических отношениях северокавказских правителей, но и тем, что в случае опасности крымские татары в кратчайшие сроки могли бы подоспеть с помощью.

В Стамбуле прекрасно понимали всю серьезность положения, в котором оказались укрывшиеся в Дербенте османские войска, и чтобы не подвергать их угрозе новых сражений, «подыгрывали» дипломатическим усилиям сефевидского двора, пытаясь тем самым выиграть время.

Между тем и османское военное командование готовилось к новому вторжению в Азербайджан, которое планировалось осуществить весной крымскими татарами совместно с войсками Осман-паши. В своем повелении султан призывал хана отомстить за смерть своего брата Адиль Гирея.

Как видно, и в предстоявшем походе основную ставку османское командование делало на войска крымского хана, поскольку основные силы османской армии во главе с сардаром Лала Мустафа-пашой в это время по приказу султана были заняты строительством крепости Карс в восточной Анатолии. Однако Мухаммед Гирей-хан сильно запоздал с прибытием. Предварительно выслав в Дербент санджакбека Азака Мухаммед-бека для доставки туда казны и продовольствия в сопровождении 10,000-го татарского войска, сам крымский хан во главе 80,000-й армии прибыл в Дербент только лишь в середине октября.

В то время, как основные силы кызылбашских войск во главе с эмирами и великим визирем Салман Мирзой находились еще на пути к Карабаху, крымские татары уже достигли Ширвана. Местный кызылбашский гарнизон во главе с правителем Ширвана Мухаммед Халифа Зульгадаром вступил в неравный бой с татарскими войсками. Сам Мухаммед Халифа вместе со многими кызылбашскими воинами пал в этой битве, остальные войска отступили в южные районы.

Вступив в Шемаху 23 октября 1579 года, Мухаммед Гирей-хан и Осман-паша находились здесь в течение 3 дней, посылая в различных направлениях военные отряды для изгнания и уничтожения кызылбашей. В ходе этого похода объединенные османо-татарские войска взяли Баку, перебив всех защищавших его 600 кызылбашских воинов. Затем согласно плану, Мухаммед Гирей-хан должен был направиться в Гянджу и, соединившись там с войсками Лала Мустафа-паши, совместно выступить на взятие кызылбашской столицы – Казвина.

Но сильно измотанные строительством Карсской крепости войска сардара Лала Мустафа-паши не были готовы к участию в походе, к тому же поступил приказ до завершения строительства крепости не выступать в поход. В этой ситуации сардар, нарушив предварительную договоренность, вернулся в Эрзурум, а хану поручил перезимовать в Ширване, подвергая область систематическим разграблениям.

Однако Мухаммед Гирей-хан пренебрег приказом сардара и вопреки уговорам Осман-паши не пожелал остаться в Ширване. С основными войсками он выступил на родину, оставив в помощь Осман-паше немногочисленные войска во главе со своим братом Гази Гиреем и сыном Саадат Гиреем.

Впоследствии за свое самовольное возвращение на родину Мухаммед Гирей-хан был сурово наказан. В 1584 году Осман-паша прибыв в Кафу проездом из Дербента в Стамбул, по приказу султана отстранил от власти Мухаммед Гирея, посадив на его место Ислам Гирея. Подвергшийся опале хан, не смирившись с решением султана, оказал сопротивление. После 7-и дневной осады его со стороны Осман-паши, Мухаммед Гирею удалось бежать. Однако он был настигнут и убит.

Что касается оставленных в помощь Осман-паше в Ширване Саадат Гирея и Гази Гирея, то первый, узнав о наступлении сефевидского визиря Салман Мирзы, также вскоре покинул Ширван, а Гази Гирей в дальнейшем участвовал во многих боевых действиях, осуществлявшихся на территории Азербайджана.

Сразу же после отбытия Мухаммед Гирей-хана на родину Гази Гирей-хан, оставленный в Ширване для охраны вилайета, участвовал в сражении в местечке под названием Кюре богазы, произошедшем 2 ноября 1579 года. Это сражение примечательно тем, что противниками объединенных османо-татарских войск на этот раз выступали недавние их союзники в лице северокавказских племен.

В ходе османо-сефевидской войны 1578-1590-х гг. в результате военных походов объединенных османо-татарских войск и контрнаступления сефевидских сил, стремившихся изгнать неприятеля с захваченных территорий, Ширван попеременно переходил из рук в руки.

Весной 1580 года сефевидские войска, расположившись лагерем в Карабахе, готовились к отвоеванию Ширвана. По приказу Осман-паши Гази Гирей, перейдя реку Куру, ночью напал на кызылбашский лагерь, убив и пленив кызылбашских эмиров и захватив их обоз. Ответными действиями сефевидские войска во главе с наследником престола, и кызылбашским валием Ширвана Зиядоглу Каджаром вновь овладели Шемахой, вынудив Осман-пашу отступить в Дербент, а татарские войска – в Дагестан. В одном из этих боев каджары пленили Гази Гирея, который был заточен в крепость Аламут.

Прослеживая военные события первых лет османо-сефевидской войны 1578-1590-х гг., связанных с борьбой за Ширван, нельзя не заметить, что после возвращения основного состава османской армии во главе с сардаром Лала Мустафа-пашой, военные действия, осуществлявшиеся османскими войсками на завоеванных территориях, велись в основном при активном участии крымских татар. Известно, что в ходе этой войны крымские татары осуществили четыре похода в Азербайджан.

Данные источников свидетельствуют о том, что именно с появлением татарской армии происходит активизация османских войск в Ширване. Османские войска, избежавшие разгрома под Шемахой именно благодаря внезапному появлению отрядов Адиль Гирея, а после нанесения ему поражения в Моллахасане поспешившие покинуть Шемаху, с момента укрытия в Дербенте в течение нескольких месяцев не предпринимали никаких военных операций. И только летом следующего года с новым походом крымских татар возобновились их совместные военные действия в Азербайджане.

Следует отметить, что содействие, оказываемое крымскими татарами османам, определялось не только непосредственной помощью, а именно обеспечением коммуникации, доставкой необходимого вооружения, боеприпасов и денег, выделением войск, участием в военных операциях и т.д., но также и косвенной – походы крымских татар в Азербайджан пагубно отражались на экономике страны и подрывали ее обороноспособность, облегчая завоевание.

Таким образом, анализ фактического материала первоисточников, отражающих османо-сефевидскую войну 1578-1590-х гг., показывает, что участие крымских татар в этой войне на стороне Османской империи, было достаточно действенным фактором, определившим не только исход отдельных сражений, но и повлиявшим на весь ход этой войны.

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.