Из истории переселенческой политики Арабского халифата в Азербайджане


Аббас Гурбанов

История человечества на протяжении многих тысяч лет сопровождалась бесчисленными войнами и завоеваниями; на захваченные территории, как правило, переселялась определенная часть населения победившей страны с целью распространить здесь свою религию и культуру.

В свою очередь, из побежденных стран переселялись искусные ремесленники, представители науки и искусства.

Политика переселения проводилась, причем в достаточно организованной форме, и арабами, которые напрямую связывали территориальное расширение с распространением ислама. Завоеватели были заинтересованы в совместном проживании мусульман с коренными народами: ислам распространялся именно таким образом.

По мнению известного академика В.В. Бартольда, мусульманство распространялось не отдельными миссионерами, как это было с христианством, а всеми переселенцами без преследования представителей других конфессий. Правда, по мнению некоторых авторов, завоевания и переселенческая политика арабов были даже более разрушительными, чем у греков.

Переселенцы-арабы размещались и в Азербайджане; в период правления Раввадидов они настолько ассимилировались с местным населением, что стали считаться его неотъемлемой частью. По данным арабского историка аль-Белазури, первое переселение арабов в Азербайджан произошло в период правления халифа Османа (23—35/644—656 гг.).

Тогда же сюда прибыли правитель Куфы Валид бин Укба и Эшас бин Кайс; им было поручено подавить восстания и разместить здесь некоторую часть из группы переселенцев, а также призывать население к исламу.

Как и первый вали (глава) Азербайджана Хузейфе бин эль Йеман, Эшас бин Кайс выбрал местом своей резиденции город Ардебиль, который и стал приютом первых арабов-переселенцев (в основном сахабов), которым было назначено призывать население к исламу.

Более значительные массовые переселения начались в период правления халифа Али (35—40/656—661 гг.); по словам Эшаса бин Кайса, повторно назначенного правителем (36/656—657 гг.), в это время большинство жителей на территории Азербайджана приняли ислам и научились читать Коран.

Согласно источникам, большинство переселенцев данного периода были представителями йеменских племен Йезд и Кинда (из Йемена); они отличались управленческими способностями. Следует отметить, что первый вали (наместник провинции) Азербайджана Хузейфе бин эл Йеман также был из племени Йезд, а правивший дольше всех Эшас бин Кайс — из племени Кинда.

В источниках того периода не сообщается о точном количестве переселенцев. Исламский историк и богослов ат-Табари упоминает о размещении на территории Азербайджана шеститысячной арабской армии, однако это были всего лишь сменявшиеся каждый год оборонительные силы.

Кроме того, имеются сведения о поселении здесь 2 тыс. человек из племени Бени Таглиб, возглавляемых Шуайб бин Маликом, в период правления Абдулмелика бин Мервана. Увеличение количества поселений наблюдалось во II веке Хиджры, то есть в период правления Аббасидов.

Зона расселения арабов протянулась с юга на север; исламские армии размещались в центральных городах, стратегически важных регионах и в местах, где существовали потенциальные военные угрозы. Именно по этой причине местами массовых мусульманских поселений стали Ардебиль, Тебриз, Базз, Марага, Барда, Бейлаган, Шамахы и Дербент.

Арабские переселения в высшей степени благотворно повлияли на развитие Азербайджана; изменились верования, язык и образ мысли народа. При этом местное и пришлое население быстро смешивались; в названиях некоторых селений и поселков Азербайджана долгое время сохранялись арабские топонимы.

В отличие от византийцев и персов переселенцы-арабы не прибегали к насилию и применяли мягкие методы управления (особенно в период первых завоеваний), чем вполне объяснимо расположили к себе местное население. Именно по этой причине население Азербайджана, разоренное ирано-византийскими войнами и нашествиями хазар, видело в арабах своих спасителей.

Например, в первые 10 лет правления Омейядов арабы ограничивались лишь сбором налогов, не вмешиваясь во внутренние дела Азербайджана; вследствие этого население страны начало жить лучше и спокойнее.

По мнению некоторых исследователей, основной причиной отсутствия религиозного гнета со стороны арабов в первые годы после завоевания было то, что большая часть населения Азербайджана была христианами, то есть «людьми Писания». Несмотря на это, местная аристократия, желая быть ближе к халифату, приняла новую религию быстрее, нежели крестьянское население; по сведениям источников, первым регионом Азербайджана, в котором распространился ислам, был Баласагун в Арране.

Таким образом, политика переселения, основанная на принципе «в религии нет места насилию»  и не допускающая какого-либо религиозного принуждения , прививала людям чувство братства и создавала предпосылки для совместного мирного проживания. Население Азербайджана, измученное византийским и сасанидским игом, с легкостью приняло новую религию справедливости и милосердия.

Однако в дальнейшем ситуация значительным образом изменилась, вызвав в стране восстания и взрывы недовольства.

После арабского завоевания этнический состав Азербайджана значительно изменился, однако источники не дают на этот счет никаких точных сведений.

В завоеванных землях арабы занимали только самые важные пункты, а защиту путей сообщения осуществляли малые группы солдат; остальная часть армии продолжала завоевания. Солдаты исламской армии, участвовавшие в завоевательных походах, по истечении четырех лет освобождались от службы, и их места занимали новые воины.

Переселение арабских семей в Азербайджан стало возможным только после того, как здесь было окончательно установлено господство Халифата; первые сведения об этом дает историк аль-Белазури.

В период правления Омейядов семьям, прибывшим в Азербайджан, были впервые выделены земельные участки, пригодные для ведения оседлого хозяйства, что позволило Халифату, с одной стороны, прекратить выплаты переселенцам за счет казенных средств, а с другой — создать себе социальную опору в завоеванной стране. Впоследствии арабы стали переселяться в Азербайджан целыми племенами.

По сведениям аль-Белазури, основную часть переселенцев составляли семьи из Басры и Сирии, но какое племя переселилось первым, арабский историк не сообщает; им выделялось столько земли, сколько они могли обработать. Помимо этого арабы покупали для них землю у местного населения.

При осуществлении своей переселенческой политики арабы учитывали состояние завоеванных земель, их стратегическое расположение и состав населения. Например, значительную часть населения Аррана составляли христиане; кроме того, этот регион часто подвергался нашествиям хазар. Поэтому арабы разместили здесь военные гарнизоны — «ритабы» , а все расходы на их содержание покрывались за счет налогов, собираемых с населения.

Схожая картина наблюдалась и при завоевании арабской армией северных «ворот Аррана» — Дербента (Баб ал-Абваба), имевшего важное стратегическое значение: Меслеме бин Абдулмалик разместил там 24 тыс. солдат из Сирии. Им выдавалась особая плата — «ата».

Военным, помещенным на завоеванных территориях, выдавались участки земли; затем сюда переселялись представители духовенства и деятели культуры (они должны были призывать население к принятию ислама). Таким образом, центрами новой религии становились в первую очередь те области, в которых размещались арабские гарнизоны.

После падения династии Омейядов и установления власти Аббасидов в переселенческой политике произошли некоторые изменения. Чтобы предотвратить появление центробежных сил и ослабление своей власти, Аббасиды отправляли прежних переселенцев обратно на родину, а на их земли помещали своих сторонников. Этот процесс сопровождался столкновениями между переселенцами, что наносило ущерб местному населению.

Время подтвердило правильность такой политики. Так, по сведениям аль-Белазури и Абу Исхака аль-Истахри, при халифе Мутевеккиле (232—246/847—861 гг.) не происходило выселения военных гарнизонов, прибывших в Азербайджан при Омейядах; Аббасиды также не тронули размещенных в Дербенте сирийцев. И впоследствии Баб ал-Абваб отделился от Халифата и на его территории был основан Суламидский эмират, который просуществовал вплоть до монгольского нашествия.

При халифе Харуне ар-Рашиде (169—193/786—809 гг.) приток переселенцев резко сократился — по мнению правителя, это отвечало интересам Халифата, а размещением прибывающих семей ведали местные арабские правители, селившие на принадлежавших центральному правительству землях своих родственников и соплеменников. Впоследствии это породило множество проблем и противоречий.

Со временем северный Азербайджан стал «Омейядским», а южный — «Аббасидским», а возникающие проблемы стали решаться при помощи оружия. Между арабами-переселенцами, размещенными в Азербайджане Омейядами и Аббасидами, возникали серьезные противоречия при разделе захваченных земель, сборе налогов и др. Однако из-за сложной социально-политической ситуации внутри самого Халифата центральная власть оставляла эти проблемы без внимания.

В результате арабских завоеваний в Арране и Дербенте резко уменьшилось число христиан; большинство из них переселилось в Византию, а остальные (низшие слои населения) с легкостью приняли ислам.

После завоевания Азербайджана арабы ввели здесь свой язык; на нем велись все государственные дела. В XI—XII веках, после прихода в регион сельджуков, азербайджанский язык стал вытеснять арабский; немаловажную роль в этом процессе сыграли также сельджуки и монголы.

В первый период своих завоеваний арабы сохраняли прежний порядок ведения государственных дел. Однако впоследствии произошла смена местных правителей и государственного языка (с персидского на арабский), что породило социально-политическую напряженность: высшие слои оказались не у дел и потеряли свой былой авторитет. Кроме того, значительно увеличилось количество безработных (это было связано прежде всего со сменой языка).

Некоторые исследователи ошибочно полагают, что господство персидского языка в литературе и науке связано с поддержкой населением Сасанидов и их системы управления. Однако не подлежит сомнению, что во всех местностях, кроме населенных арабами, главным литературным языком был персидский. Достаточно назвать имена таких всемирно известных поэтов, как Фирдоуси, Хагани, Низами и Физули. Таким образом, основная часть интеллигенции, ученых и литераторов продолжала пользоваться персидским языком.

Тем не менее не вызывает сомнения приверженность многих поэтов исламу: они восхваляли Аллаха и его Пророка, и в их произведениях прослеживается единство мотивации и мышления. Исключением является творчество Фирдоуси, где присутствуют мотивы зороастризма.

Одной из причин того, что Халифат не выделял азербайджанским поэтам земельные участки, как раз и является использование ими в своем творчестве персидского языка: литераторов, писавших на арабском, в Азербайджане почти не было. Что же касается переселенцев, то они говорили только на своем родном языке.

Однако, как отмечалось выше, в XI—XII веках началось распространение азербайджанского языка; чтобы не оказаться в изоляции от остальной части населения, жители арабского происхождения вынуждены были изучать его и пользоваться им.

По материалам журнала «Кавказ и глобализация»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.