Русско-иранские войны: как делили азербайджанские земли


И.Мамедова

В истории каждого народа имеются моменты, трагически отразившиеся на его судьбе. Для Азербайджана такими событиями стали Гюлистанский и Туркменчайский договора, подписанные по итогам русско-иранских войн (1804-1813 гг. и 1826-1828 гг.), и разделившие азербайджанские земли на две части. Именно после этого раскола возникли понятия “Северный Азербайджан” и “Южный Азербайджан”.

В дальнейшем Российская Империя начала целенаправленную христианизацию аннексированных и ликвидированных азербайджанских ханств. Переселенных для этого из Ирана и Османского государства армян в основном разместили на землях Карабахского, Иреванского и Нахчыванского ханств.

20 мая 1810 года в селе Гюлистан, недалеко от Шамахы, начались российско-иранские переговоры, которые в течение 18 дней вели российский генерал Тормасов и представитель иранского шаха Мирза Безюрг. Переговоры касались постановки артикулов, то есть статей договора, которые должны были составить основание перемирия, но оказались безуспешными. Мирза Безюрг предлагал, чтобы «персидскому правительству были уступлены из Карабагского владения Мегринский и Гюнейский уезды и чтобы российские войска не принимали никаких военных действий против Ахалцихского и Карсского пашалыков».

По словам Тормасова, «причина охлаждения персидского правительства к постановлению перемирия произошла от напряжённых действий английского посольства в Персии». Английский министр иностранных дел Харфорд Джонс считал, что «Персия, имея довольно силы и образованные войска, также достаточное число артиллерии, полученной от англичан, не имеет надобности в сем перемирии». С другой стороны, «Османская империя посылала подарки к тегеранскому двору, а также обещала дать наследнику Персии в распоряжение 12000 лучших войск из Анатолии» .

В итоге переговоры были прерваны. В июне 1810 года иранские войска двинулись к Карабаху, Гяндже и Памбаку и укрепились в Мегри. Из рапорта Неклюдова кап-л. Челееву (1 июля 1810 года) явствует, что русские войска заняли укрепление Мегри.

В начале 1812 года 20-тысячная иранская армия вошла в Карабах. В апреле того же года российское правительство выступило с новыми пунктами постановления о перемирии (Письмо Румянцева генералу Ртищеву от 7 апреля 1812 года).

В сентябре генерал Ртищев встретился в Карабахе с иранским принцем и вручил ему главные статьи перемирия, во втором артикуле которого граница между Россией и Ираном была обозначена следующим образом: “От устья р.Куры со всеми ея рукавами до впадения в оную р.Аракса. Оттоль вверх по Араксу, выше Мегри, продолжая черту межами ханств Карабагского и Нахичеванского, хребтами Алагезских гор вести оную на гору Салават, от сего же места до урочища Даралагеза, где соединяются межи ханств Карабагского, Нахичеванского, Эриванского и часть Елисаветпольского округа.”

Во время переговоров в Асландузе шахская сторона потребовала уступки Дербендской, Кубинской, Бакинской провинций, а также Карабахского, Шемахинского, Шекинского ханств, Елизаветпольской и Шурагельской областей. Однако поражение иранских войск при Асландузе решило исход первой русско-иранской войны в пользу Российской империи.

Переговоры, продолжавшиеся между Российской империей и иранским государством 10 дней, закончились подписанием трактата (12 октября 1813 года) вблизи карабахского селения Гюлистан. По его условиям, иранское государство признало и подтвердило закрепление целиком за Российской Империей Карабагского, Гянджинского, Шекинского, Шемахинского, Дербендского, Губинского, Бакинского ханств и Восточной Грузии, а также части Лянкяранского ханства. Генерал Ртищев согласился оставить за Ираном Мегринский округ Карабахского ханства.

Пограничная линия, проходившая между Россией и иранским государством, нашла своё отражение во втором пункте договора: «Начиная от урочища Одинабазара прямою чертою чрез Муганскую степь до Едибулукского брода на реке Араксе, оттоль вверх по Араксу до впадения речки Капанакчай, далее же правою стороною речки Капанакчая до хребта Мигринских гор, и оттуда, продолжая черту между ханств Карабагского и Нахичеванского, хребтом Алагезских гор до урочища Даралагеза, где соединяются межи ханств: Карабагского, Нахичеванского, Эриванского и части Елисаветпольского; потом от сего места межею, отделяющее Эриванское ханство от земель Елисаветпольского округа, а так же от Шамшадиля и Казаха, до урочища Эшок-Мейдана, а от онаго по течению правой стороны речки Гамзачемена по хребту уже Бамбакских гор до угла межи шурагельской; от сего же угла до вверху снеговой горы Алагеза, а отсель по хребту гор межею Шурагельскою, до речки Арпачая».

Договор должен был быть ратифицирован в течение трех месяцев. Нужно отметить, что некоторые статьи трактата впоследствии дали повод к дальнейшим переговорам, а затем привели к войне. Первый вариант Гюлистанского манифеста был подписан Александром I 12 декабря 1813 г. во Фрибурге. Но когда Ртищев в Санкт-Петербурге перелистывал манифест, он обнаружил, что в списке завоеванных Россией ханств отсутствуют Гянджинское и Карабахское. 16 января 1814 г., после исправления, новый вариант манифеста был отправлен императору.

Согласно источнику, манифест был ратифицирован императором Александром I 21 мая 1814 г. в Париже. 15 сентября в Тифлисе был произведен обмен текстов Гюлистанского договора между Россией и Ираном. Несмотря на это, шахское правительство отправило Мирзу Абдул-Гасан хана в Петербург, где он просил Александра I об уступке Ирану Карабахского и Лянкяранского ханств. Когда царь отказался исполнить просьбу посланца, тот потребовал уступить Шурагель, но тоже безуспешно.

Комиссия, созданная российской стороной для уточнения границ, приступила к работе совместно с иранской комиссией в апреле-мае 1815 года. Однако здесь снова возникли споры. В инструкции императора главнокомандующему на Кавказе Ермолову в июле 1816 г. говорится: «удостовериться, нельзя ли в Талышинском и Карабагском ханствах найти средства к удовлетворению Персии, проведя через них новую черту и стараясь во взаимство того получить другия выгоды».

Эти выгоды были указаны Ермолову: “Всего полезнее было бы обменять приобретенную нами за Араксом землю на Эривань и Нахичевань; но зная, с каким упорством Персия уклонялась от уступки сих владений, никак нельзя надеяться, чтобы она ныне на то согласилась».

28 июля 1818 г. Россия и Иран обнародовали новый вариант Гюлистанского договора, а 19 августа манифест был напечатан. В июне 1820 года Аббас Мирза потребовал уступить Лянкяранское ханство, предложив взамен Мегри, который принадлежал брату карабахского хана Абдул Фетх хану, но Ермолов не согласился.

По данным источника, в 1822 году «с побегом последнего Карабахского вла детельного хана в Персию, удалилось с ним и значительное число семейств му сульманских». Из этого явствует, что значительное число коренных жителей Карабахского ханства, т.е. азербайджанцев, после русского завоевания вынуждено было покинуть родную землю.

После подписания в 1823 г. договора между Ираном и Османской империей Фатали шах поднял вопрос об изменении границ, установленных Гюлистанским трактатом между Ираном и Россией. По Гюлистанскому договору, к России отошли в составе Карабахской области части Чугундурского и Кафанского ма галов, расположенные в треугольнике, образуемом рекой Араз, его притоком Капанакчай и линией, проведенной к северу от Мегри. Шахские войска удерживали весь этот неразмежеванный треугольник, а русские занимали северо-западное побережье озера Гейча на севере Иреванского ханства, принадлежавшее Ирану.

По данным В.Потто, население Гейчи состояло из «татар», т.е. азербайджанцев: «В этом величавом уголке природы располагались летом русские войска для окарауливания своих татарских кочевий». Говоря о жителях Мегри, он называет их “мусульманскими подданными Карабага“.

Российская сторона предложила Ирану уступить ему занятую Каджарами часть Карабаха, с удержанием взамен за Россией берегов Гейчи. Начавшиеся переговоры по определению границ на обоих спорных пунктах не имели успеха в течение последующих трех лет. Личное свидание Мадатова (армянина, управлявшего Карабахом) с Аббасом Мирзой, состоявшее у Худаферинского моста, оказалось безрезультатным.

В марте 1825 году переговоры возобновились, и Ермолов предложил обменяться участками: часть Карабаха оставить за Ираном, берега Гейчи – за Россией. По этому случаю был даже заключен предварительный акт. В параллельном замечании Аббас Мирзы и генерала Ермолова на акте разграничения (под писанном 28 марта 1825 года Фатали ханом и генералом Вельяминовым) читаем: «Аббас Мирза желал иметь во власти все выходы в Шуралагезскую и Бамбакскую провинции, которыя с недавнего времени начинают населяться выходцами из турецких границ христианами и некоторою частью мусульман.»

Это доказывает, что после русского завоевания Шурагельская и Памбакская «провинции» подверглись христианизации. По данным другого источника, в Памбак-Шурагельской дистанции “прежнее народонаселение (азербайджанцы- И.М.) совершенно изчезло, его заменили новые обитатели (армяне – И.М.), и притом не раньше эпохи водворения русских за Кавказом. Так что редко можно отыскать между армянами старика, который был бы тамошним уроженцем.”

Однако после того как Аббас Мирза собрал военный совет и выступил против мира с Россией, акт был уничтожен. Взамен его Аббас Мирза предложил царскому правительству свои условия: «он не только не соглашался ни на какой обмен участков за Персией и карабагския земли и Гекчу и требовал, сверх того Ленкоранского ханства вместе с Ленкоранью».

После вступления на престол Николая I (январь 1826 г. – И.М.) Россия отправила князя Меньшикова в Иран и предложила уступить часть Карабахского и Лянкяранского ханств, однако при шахском дворе посланник был принят холодно. Все это привело к новой войне между Россией и Ираном, в результате которой был подписан Туркменчайский договор (10 февраля 1828 г.).

Согласно этому документу, граница между Россией и иранским государством была проведена по реке Араз. Подписание Туркменчайского (1828 г.) и Андрианопольского (российско-османского, 1829 г.) договоров создало благоприятную обстановку для массового переселения османских и иранских армян на азербайджанские земли: «Население Армянской области очень пополнилось армянами, выходцами из Персии и Турции, после войн 1827 и 1829 годов. Значительная часть армян, населяющих Эриванскую губернию, не составляет ея давних обитателей, – они переселены сюда из Турции после войны 1827 и 1829 годов.”

После подписание Туркменчайского договора армянам, жившим в Иране, разрешалось в течение года переходить со своим имуществом в пределы России. По данным заведующего переселением христиан в пределы России полковника Лазарева (армянина), этим правом воспользовалось 8,249 семейств армян, которые переселились в отошедшие к России земли – Иреванскую, Нахчыванскую и Карабахскую области.

Армянские переселенцы из Османского государства в Россию в количестве около 90 тыс. человек были размещены в Памбак-Шурагеле, Цалке, Ахалцыхе и «Армянской области». В результате войн 1827-1829 гг., множество мусульман, в подавляющей своей массе азербайджанцев, оказались изгнанными с родной земли.

В ходе российского завоевания Иреванского ханства погибло либо было изгнано 30% местных мусульман, составлявших подавляющее большинство его жителей; вместо них сюда заселили армян из Ирана и Османской империи. Эти события положили начало длительному процессу, в результате которого, начиная с первой трети 19 века, армяне стали численно преобладать на территории, которая позднее стала Республикой Армения, созданная на землях бывшего азербайджанского Иреванского ханства.

Таким образом, изучение исторических документов и ряда других источников позволяет констатировать, что армяне не являются коренными жителями Иреванского, Нахчыванского, Карабахского ханств, и появились в этих местах в массовом порядке уже после российского завоевания – в период с первой трети 19 века по начало 20 столетия.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.