Образ пророка-просветителя в творчестве Хагани Ширвани


Х.Бабаев

Под влиянием Восточного Ренессанса в литературе Азербайджана средних веков наблюдается широкое распространение идей просвещения. Особенно такие великие мастера художественного слова, как Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Мухаммед Физули способствовали прославлению этих идей, уделяли в своём творчестве их пропаганде большое место.

Для передачи художественных интерпретаций своих идей просвещения классические поэты Азербайджана использовали образы личностей, сыгравших исключительную роль в истории развития человечества и в том числе образ Исламского Пророка Мухаммеда, как образец для подражания. Человеческий характер и образ Пророка был примером подражания не только для его современников, но и для будущих поколений человечества.

Один из прославленных мастеров поэзии средних веков Азербайджана Хагани Ширвани (1126-1199) в своей касыде «Шиниййе», противопоставляя бедность, нищету, отшельничество роскошным чертогам, искренность нищих дервишей продажности и двуличию придворных лжецов, назвал Пророка Мухаммеда «шахом дервишей» и в качестве доказательства привёл суру из священной книги «Корана» «Нун-валь-калем». Он назвал Пророка одним из его имён – «Ахмеди – Мурсал», что означает «посланник, пророк» и писал:

Ахмеди-Мурсал был шахом всех дервишей,
Нун-валь-калем Корана написал фирман сей.

В большинстве случаев для передачи образа Пророка имя его не называлось, а упоминались имена его ближнего окружения. Часто вспоминали арабского поэта VII века Гассана Ибн Сабита Хезреджи, воспевшего Мухаммеда Алейхум-ас Саляма и современника Пророка, известного хатиба –высшего духовного лица, проповедника, Сохбана ибн Ваиля:

Изводящая душу Гассана – зависть к поэзии моей,
Сохбану пощёчину дала сила эпики моей.

Опираясь на хадисы-рассказы, посвящённые Пророку, поэты также способствовали распространению Его мудрых высказываний и мыслей, чем служили их популяризации:

Язык мой, это знай и ты, ключ к небесным сокровищам,
Мухаммеда одобренья – залог моим притязаньям.

Содержание первой строки хадиса таково: во время вознесения Пророк Мухаммед на девятом небе увидел перед собой закрытые ворота одного замка и спросил тайну этого у сопровождающего Его Ангела Джебраила. Джебраил в ответ на Его вопрос сказал: «Это-сокровищница Аллаха под небесным куполом, а ключ его ворот – язык поэтов».

Целый раздел поэмы Хагани Ширвани «Тохфатул-Ирагейн» («Подарок двух Ираков») содержит хвалу в честь Пророка Мухаммеда и называется «Об ожидании помощи у Пророка». В этом разделе в поэтической форме изложена беспримерная роль Пророка Мухаммеда в распространении самой последней, самой совершенной религии, ниспосланной Аллахом во имя счастья, спасения от гнёта невежества, приобщения к свету просвещения, шариата, законности, передаче повелений и откровений Аллаха людям.

В художественной форме поэт передаёт людям рассказ о том, как самоотверженно Пророк преодолевал все испытания во имя просвещения людей, во имя передачи людям божественного Слова, о его исключительной роли в преодолении царствующей тьмы невежества и косности. Поэт в то же время выражает надежду, что чудодейственная сила святых слов Пророка окажется целительной и для его душевных ран, ни на миг не сомневается в том, что свет, излучаемый святым ликом Пророка, спасёт его от клеветы недоброжелателей, бесталанных завистников:

О, тот, кто глубоко познал позор и вознесенье,
Умом Твоим разглашаются все недоразуменья,
Душа моя изранена, Сам, дай мне исцеленья,
Не дай сгинуть в бездне, ниспошли спасенье.
Мне худо очень из-за тиранов бессердечных,
Смилуйся, пощади меня, дай мне избавленье!
Все врагами стали мне из-за мои дарованья,
Не убоюсь я ничего, коль поддержишь Ты меня,
Проведи по главе моей рукою, чтобы очи зрели
Как расходятся по свету слова, слова мои – перлы.

Как видно из произведения, Хагани молит у Пророка помощи, поддержки, чтоб стихи его, слова его разошлись по всему свету, чтоб по-новому он блистал талантом, чтоб завистники не мешали ему творить. Активное присутствие личного «я» поэта было новаторским приёмом в поэтической практике средних веков. Результатом глубокой веры и любви к Пророку было то, что даже находясь в темнице, прикованный тяжкими цепями, Хагани не терял надежды на спасение, ни на йоту не утратил своего величия и нашёл в себе силы сказать:

Не хотел бы я отныне называться Хагани,
Я поэт простых и бедных, Халгани я, Халгани!
(«халг» на азербайджанском языке означает «народ» и поэт подчёркивает свою принадлежность простому народу, в чём проявляется глубоко демократическая сущность его поэзии – Х.Б.)

Интересно, что для изображения образа врага поэтом используется имя Абу-Лахаба и это не случайно (из кн. Hazreti Muhammed ve hayatı):

Как известно, Пророк натерпелся многих бед от этого человека, увидел от него столько несправедливостей, что Аллах ниспослал в «Коран» суру, предписавшую ему страшное наказание за содеянные им грехи. В книге, посвящённой жизни Пророка, имя этого человека упоминается в списке враждующих с ним более всех, первым.

Вот что пишется там: «Абу Лахаб. Имя его Абдул Узза. Родным дядей приходится Пророку. Этот человек является самым большим врагом мусульманства. При первом приглашении Пророка он уже был против него. Он не сдержался даже от такого безнравственного дела, как забросать нечистотами ту дорогу, по которой должен был проходить Пророк. Ниспослана о нём сура «Таббат». Абу Лахаб всё время преследовал Пророка и вслед за ним вёл агитацию против него, говорил: «Мухаммед хочет отвратить вас от пути отцов, не верьте ему!».

Бадрская победа Мухаммеда вызвала в душе Абу Лахаба такую зависть, что он получил разрыв сердца. Такую лютую ненависть он питал к Пророку, что добился развода обеих невест – дочерей Пророка Рукаййи и Уммигюльсум, являющихся супругами его сыновей Утбе и Утейбе. Жена Абу Лахаба Умми Джемиль, сестра Абу Суфьяна, также мучила Пророка и языком, и делами: она сыпала на дороги, по которым шёл Пророк, шипы.».

Сура 111, ниспосланная в «Коран», предвещавшая страшную кару этому человеку, иногда называется «Абу Лахаб», что на арабском языке означает «отец огня ада». Эта сура состоит из пяти аятов:

«1.Чтоб отсохли руки Абу Лахаба и отсохли!
2.Ни богатство, ни заработанное не принесёт ему пользы.
3.Он войдёт в языки пламени огня.
4.Его жена, несущая ему дрова, также!
5.На его шее будет верёвка, свитая из волокон хурмового дерева!».

В другом стихотворении, Хагани, жалующийся на своё время, выражающий недовольство окружающим миром, снова обращается к жизни Пророка, руководствуется его примером – методами его борьбы с врагами во взаимоотношениях со своими современниками-врагами. На этот раз упоминается имя Абу Джахла, занимающего второе место в списке врагов Пророка. Подобно тому, как великий кормчий своим кротким нравом и терпением заставил краснеть Абу Джахла, опозорил его, то и поэт надеется, что так же и он своим сладостным языком накажет своих врагов:

Подобно Мухаммеду, опозорившему Абу Джахла,
Да опозорит врагов твоих сладкая речь твоя.

«Настоящее имя Абу Джахла (на арабском Абу Джахл – отец невежества – Х.Б.) было Амр Ибн Хишам, но назвав его «Абу Джа-хлом», Мухаммед опозорил его. Этот человек не останавливался ни перед каким ужасным средством, чтобы оскорбить Пророка, даже однажды, когда Пророк совершал намаз, молился, тот забросал его внутренностями свежезарезанного верблюда. Он убит в Бадрской битве» (из кн. Hazreti Muhammed ve hayatı).

Образ Мухаммеда, как Пророка-просветителя создавался в творчестве и других поэтов Азербайджана ХII века.

По материалам Института Литературы им. Низами АН Азербайджана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.