Ашуг Алы: Гений Гёкчинской ашугской школы


Абузар Багиров

Мировое фольклорное наследие на протяжении многих веков в большинстве своем не закреплялось письменно и, таким образом, дошло до нас лишь благодаря силе человеческой памяти.

Фольклорные произведения передавались из поколения в поколение устным путём, то обедняясь, то обогащаясь, – в зависимости от таланта сказителя, от его умения сохранить в памяти подробности сюжета, красочные поэтические образы, отточенность и выразительность языковых средств.

Следовательно, неоценима роль в этом народных сказителей, выступающих в качестве профессиональных хранителей и популяризаторов сокровищницы устного народного творчества. В древности и средневековье таких людей в Азербайджане именовали шаманами, варсагами, яншагами, озанами, а с XVI века стали называть ашугами.

Слово «ашуг» – «ашик», по мнению многих учёных, в переводе с арабского означает «влюблённый». И в самом деле, ашугская поэзия – это поэзия о влюблённых и для влюблённых, ведущую тематику её составляет воспевание божественной и земной любви, женской красоты, неповторимой красоты родного края.

Ашуги слагают свои стихи в самых распространённых жанрах народной поэзии: баяты, герайлы, гошма, теджнис, мухаммас, дивани, – и поют их, сопровождая игрой на сазе.

Эти стихи годами редактируются, отшлифовываются музыкой, и в результате создаются безупречные поэтические шедевры. В классической ашугской поэзии невозможно найти ни единой строфы с заметным изъяном: в этих поэтических образцах не только каждое слово, словосочетание, но даже каждый слог, каждый звук и пауза, каждый интонационный нюанс и ударение мастерски обработаны в мельчайших деталях на высочайшем уровне. Ашугская поэзия создавалась в устной форме и передавалась веками из уст в уста.

Большинство произведений ашугской поэзии имеет конкретных авторов, и в этом смысле ашугскую поэзию можно смело квалифицировать как форму письменной литературы, хотя она, как все основные фольклорные жанры, передаётся из поколения в поколение устным путём. Поэтому её справедливо считают уникальным явлением, связующим звеном, переходным жанром между фольклором и письменной литературой.

Ашугское творчество представляет собой синкретический вид искусства, вбирающий в себя различные компоненты художественной деятельности: поэзию, музыку, танец, актёрскую игру, мастерство сказителя, – и оно оставило неизгладимый след в истории развития образно-художественного мышления народа, и, шире, в формировании национального менталитета.

В Азербайджане есть немало интересных местностей, обладающих собственной неповторимой аурой. Широкое распространение ашугского искусства в Гёкчинском магале (участке) Ираванского ханства – бесспорно, проявление такого рода духовной ауры, любопытный и даже загадочный культурный феномен.

Высокие горы с вечно снежными вершинами, зелёные луга, бесчисленные ледяные горные родники, реки, ручейки, густые леса на склонах гор, глубокие дивные ущелья, чудодейственный кристально чистый горный воздух – вся эта чарующая красота, несомненно, сыграла немаловажную роль в формировании в этом прекрасном уголке азербайджанских земель атмосферы для несравненной ашугской школы.

Основателем этой школы, как считают многие видные представители азербайджанской фольклористики, был Сеид Гусейн Мухаммед оглы, больше известный как Мискин Абдал (1430– 1535) – одна из самых ярких фигур в истории Азербайджана, ашуг-поэт, суфийский философ-мыслитель, государственный деятель, долгие годы ведавший иностранными делами государства Сефевидов при шахе Исмаиле Хатаи (1487–1524).

Но прославленная гёкчинская ашугская школа, насчитывающая более двухсот мастеров, достигла своего апогея лишь в XIX веке, отмеченном яркой вспышкой на поэтическом небосклоне – появлением друг за другом трёх корифеев ашугского искусства: Аллахверди («Аг-ашыг» – белый ашуг), Алы и Алескера. Рождение трёх гениев в одном столетии можно считать настоящим чудом, редчайшим историческим везением.

Один из величайших представителей азербайджанского ашугского искусства и ашугской поэзии Алы Мирза оглы – Ашуг Алы родился в 1800 году в окрестностях озера Гёкча, в селе Гызылвенк Гёкчинского магала Ираванского ханства. В раннем детстве отец его определил в духовную школу для изучения Корана и получения религиозного сана.

Но маленький Алы проявил незаурядные способности не в области богословия, а в искусстве игры на сазе и сложении ашугских песен, и с тайной помощью матери Фатимы был частым и желанным посетителем собраний маститых ашугов. В то время широкой популярностью по всему Гёкчинскому магалу пользовался Ашуг Аллахверди под псевдонимом «Аг-ашыг» из села Керкибаш. Опытный мастер давно уже присмотрелся к самородку, каковым был маленький Алы, и с удовольствием вызвался научить его тонкостям ашугской музыки и поэзии.

Благодаря этому в 12 лет Алы уже сносно играл на сазе, слагал добротные стихи помимо того, что умел читать и писать, неплохо владел арабским и персидским языками. Случайно узнав о намерении сына всерьёз заниматься ашугским искусством, отец вначале не на шутку возмутился, но после слёзных уговоров жены, мужского разговора с самим виновником и обстоятельной беседы с великим ашугом смягчился и благословил выбор наследника.

На протяжении 15 лет Алы прилежно изучал у мастера классическую ашугскую поэзию и ашугскую мелодию, и в результате сам стал достойным продолжателем великих традиций предшествовавших ашугов. На одном из народных собраний, в самом разгаре торжества Ашуг Аллахверди предложил своему ученику вступить с ним в традиционное ашугское состязание.

В сущности, и великий наставник, и его талантливый ученик уже давно ждали этого дня с волнением и трепетом. Отказаться было невозможно – устад-наставник бросил вызов, и ученик обязан был принять его.

Итак, началось долгожданное состязание опыта и молодости. Все присутствующие слушали, затаив дыхание. По свидетельству очевидцев, состязание длилось полторы суток и носило взаимно уважительный, но вместе с тем беспощадно-требовательный характер. Было сыграно много ашугских мелодий, немало спето ашугских песен на слова классиков и собственного сочинения, наизусть декламировались бесчисленные стихи-загадки чужие и свои, одним словом, стороны продемонстрировали все жанры и все премудрости ашугского искусства.

Но всему на свете наступает конец. Одна из стихов-загадок, спетых экспромтом Алы, осталась неразгаданной Ашугом Аллахверди, а это, согласно канонам классического ашугского состязания, означало победу ученика.

Побеждённый наставник снял с плеча саз и торжественно преподнес его ученику-победителю:

– Принимай, сынок, мой саз! В открытом, честном состязании ты победил меня. Больше я не имею право взять саз и выйти к народу, отныне это право принадлежит тебе.

Алы резко воспротестовал:

– Вы мой устад, мой духовный отец! Вы нарочно уступили мне. Я не смею взять этот саз из Ваших рук. Благословите меня на самостоятельное ашугство. Век не забуду Вашу заботу и уроки…

– Сынок, от души благословляю тебя! Ты давно готов к самостоятельной работе, сам достиг уровня устада. Бери себе учеников, служи своим сазом и словом своему народу. Всегда будь во всём справедлив и честен, и всегда поддерживай правду. Аминь!

При этих словах разразились овации. На глазах у присутствующих произошло то самое чудо, которого ждали с самого начала: взошла новая звезда на ашугском небосклоне. Словно по чьей-то команде, сотни рук взметнулись к небу: – Слава вам!!! Аминь! Аминь! Аминь!..

Нужно сказать, что Ашуг Алы впоследствии сам оказался прекрасным педагогом. Среди его многочисленных известных учеников – гениальный, любимый в народе Ашуг Алескер.

Назовем здесь и некоторых других ашугов, представи- телей гёкчинской ашугской школы XIX – начала XX века, которые являлись непосредственными или косвенными учениками великого Ашуга Алы: Мухаммед, Алышан, Магеррам, Гара, Гулу, Чобан Мухаммед, Талыб, Новрас Иман, Наджаф, Мехралы, Муса, Агаяр, Юнус, Нифталы, Мусеиб, Мехди, Вели, Орудж, Али, Шаир Исмихан, Юсиф, Гияс, Нураддин, Наги, Мамедали, Паша.

Сам Ашуг Алы был известен в народе под тремя именами: Шейх Алы, Теджнис Алы, Табиб Алы. Шейхом его нарекли за глубокие познания и духовную учёность, Теджнисом – за непревзойдённое мастерство при стихосложении в теджнисе, где рифма строится на причудливой игре омонимами – словами с многозначным смыслом, Табибом, т.е. лекарем – за то, что он был знахарем, травником, безвозмездно лечил людей.

Увы, в 1894 году, в преклонном возрасте сам великий ашуг утратил зрение. Предводитель гёкчинских ашугов, добрый и щедрый Алы из Гызылвенка ушёл из жизни в 1911 году и был похоронен в родном селе.

Особое место в творчестве Ашуга Алы занимали такие жанры ашугской поэзии, как теджнис, герайлы, гошма, устаднаме, диван. Он наизусть знал и исполнял многие лирические и героические эпические сказания; им также создано несколько новых ашугских мелодий.

В своём творчестве Ашуг Алы часто затрагивал тему любви. В его лирических стихах выражена глубина человеческой души, его чувств и переживаний. Но со временем в творчестве великого ашуга усиливались социальные акценты. Во многих его стихах, главным образом позднейшего периода творчества, клеймится несправедливость, царящая в обществе.

Яркое поэтическое наследие Ашуга Алы не только благотворно влияет на ашугское искусство, но и вносит свежую струю в развитие азербайджанской поэзии в целом.

По материалам журнала IRS Наследие. Автор иллюстрации Наджафкулу

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.