Московский Кремль построил зодчий из Шемахи?

kreml-shemaxa

О.БУЛАНОВА

Тем, кто хоть немного интересуется историей и культурой Азербайджана, известно, как много талантливых творческих личностей родились в Шемахе. Однако мало кто знает, что в Шемахе родился зодчий Алис Субхан оглу Керемли. По версии некоторых азербайджанских и иранских историков именно этот зодчий построил… московский Кремль.

С этой версией можно подробнее ознакомиться в книге «Shamakhi», изданной на английском языке иранским архитектором Надиром Халили и Эльшаном Фаттахлы, а также в работе Ульфата Джавада «Кремль построил Азербайджанец» («НАНА, Институт истории «Научные труды», Баку, 2009).

Алис Субхан оглу Керемли родился в 1322 г. и был знаменитым зодчим своей эпохи, известным на всем Кавказе, а также в Персии, Ближнем Востоке и Индии. Наслышанный о талантливом мастере московский князь Дмитрий Донской отправил в конце 1366 г. в Шемаху к Ширваншаху Шейху Ибрагиму I боярина И.А. Баратынского с богатыми дарами и просьбой отпустить Керимли в Москву для строительства крепости.

Крепости (а Кремль – не что иное, как крепость) на Москве к тому времени уже были. Сама Москва как поселение впервые упоминается в письменных источниках с 1147 г. В 1156 г. на территории современного Кремля были построены первые деревянные укрепления. Начиная с 1238 г., со времени монгольского нашествия, Кремль регулярно разрушался и строился заново.

Истории известны имена кремлевских зодчих, начиная с XV в., однако кем была построена крепость при Дмитрии Ивановиче, до сих пор оставалось загадкой. Вполне возможно, что теперь это загадкой являться уже не будет.

Алиса Керемли, своего любимого зодчего Шейх Ибрагим поначалу отпускать не хотел, но учитывая письменную княжескую гарантию на его личную безопасность и желание самого архитектора, дал положительный ответ.

Прибывшему в Москву архитектору был оказан теплый прием и заключен с ним договор о строительстве крепости и окружающих ее стен с многочисленными башнями, цитаделями и воротами на острове, омываемом Москвой-рекой и ее притоком Яузой, в течение ближайших четырех лет.

По договору не было ограничений на рабочую силу, финансовое обеспечение, территориальные изменения, исключались контроль, указания и поправки в проект главного зодчего; ему были отданы полная свобода и даже титул боярина.

Наконец, 25 марта в день Благовещения (7 апреля по новому стилю) в фундамент постройки были положены первые тесаные камни. Воздвигнутые из дерева внутренние и наружные крепостные стены по приказу архитектора были снесены.

На строительстве работало полторы тысячи человек. Через год строительство внешних стен крепости с цитаделями, пятью башнями и пятью воротами было практически завершено. Впервые в России Керемли использовал строительный раствор на основе сырых яичных белков.

Также впервые им был возведен деревянный забор вокруг стройки, дабы предотвратить загрязнение прилегающих территорий и чтобы строителей не отвлекали зеваки. Обведение постройки ограждением было новшеством на русской земле.

Наконец, в положенные сроки работа была завершена. Вырытые и заполненные водой рвы перед стенами, воздвигнутыми до Алис бека из дерева, были засыпаны землей и камнями – необходимость в них отпала. Верхние части внешних стен были оформлены выступами в виде локтей, и это только многократно увеличивало их великолепие.

Москвичи Алиса Керимли полюбили. Во-первых, население города существовало за счет строительства, народ строительную площадку называл «Керемлинским рядом». Во-вторых, условия работы были очень выгодными. Помимо Кремля, архитектор построил также княжеский дворец, место для собраний, дом боярина, другие строения, а также сеть секретных катакомб.

Когда пришло время архитектору возвращаться на Родину, ему 22 июня 1371 г. были устроены проводы, на которые князь Дмитрий Донской не явился якобы по причине болезни. В тот же день один из казаков отсек голову гениальному зодчему, который был тут же предан земле.

Что было причиной такового поступка Дмитрия Донского, судить сложно. Возможно, им двигала ревность: он не хотел, чтобы зодчий повторил где-нибудь свое творение. Возможно – и так считают авторы версии об авторстве московского Кремля – что Донской не мог смириться с тем, что такую красоту создал басурманин, и решил от него избавиться. Чтобы исчезло это название из обихода: Керимлинский ряд.

Однако добился полностью противоположного: называние осталось и закрепилось даже за более поздней постройкой – Кремля из красного кирпича.

Есть у этой трагической истории и романтическая составляющая: в Алиса Керемли была влюблена племянница Донского Анна. Именно по ее просьбе одна из башен все-таки была названа в честь архитектора. Жестокое убийство зодчего настолько потрясло Анну, что она постриглась в монахини и ушла в Пензенский монастырь. Говорят, до конца жизни она навещала могилу возлюбленного и ухаживала за ней.

***

История, конечно, невероятная, но авторы утверждают, что она правдива. В пользу строительства Кремля шемахинскими мастерами были и документы в московских архивах. Их лично видел в 1977 г. ныне покойный Федор Афанасьев, работавший в те годы в Академии Общественных Наук при ЦК КПСС.

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.