Записки ученого-путешественника З.Ширвани о Баку и Сальянах (1826 г.)


Н.Керемов

Азербайджанский ученый Зейналабдин Ширвани (1780-1838) почти всю жизнь (около сорока лет) провел в путешествиях. Ширвани родился в 1780 г. в городе Шемахе. По рассказам самого Ширвани, в 1785 г. когда ему исполнилось 5 лет, семья переселилась в г. Кербелу (недалеко от Багдада).

Когда ему исполнилось 17 лет, он направляется в Багдад, где продолжает обучение. Но уже тогда у него зародилось понимание никчемности знаний, которые в него вкладывали ученые и духовенство.

Глубокие впечатления на юношу производили рассказы путешественников, паломников, странствующих дервишей. Они пробудили в нем неодолимую жажду к путешествиям. После сравнительно недолгого пребывания в Багдаде, Ширвани решает начать свое собственное путешествие.

И вот, в 17 лет он покидает Багдад и отправляется в путь. Прежде всего ему захотелось попасть в Азербайджан, откуда его увезли ребенком. Ширвани минует Ирак, пересекает с юга на север Иран до города Решт (Гилянская область), затем переходит через Талышские горы и в 1796 г. попадает в Ленкорань (тогда он назывался Ленгеркуна).

После Ленкорани, Ширвани посетил и Шемаху.

В первом своем путешествии Ширвани не имел возможности побывать на всей территории Азербайджана, не был он и в Баку, зато во время второго путешествия по Азербайджану, в 1826 г., он прожил в Баку более шести месяцев.

Он записал: «Баку – известный порт, на расстоянии трех мерхеле (примерно 30 км) от Шемахи».

Далее Ширвани пишет: «Баку называют также Бадкубе [город ветров] потому, что на этой местности подолгу дуют ветры. Иногда ветер бывает так силен, что от него страдают даже большие постройки этого города. Поэтому фундаменты домов закладывают из отесанного камня, а площадь дворов и крыш заливают киром. Воды там мало, но она приятна на вкус (пресная). Климат нехолодный и здоровый, земля песчаная.»

Ширвани отмечает, что «с восточной стороны город омывается морем, а северная и западная части представляют собой сушу. Основоположником Баку считают Ануширвана. Крепости, построенные при царях Ширвана, сохранились до сих пор. В городе насчитывается около трех тысяч домов, поблизости — несколько селений. В окрестностях нет никаких садов и посевов…»

Говоря об экономике Апшеронского полуострова, Ширвани отмечает, что «добывается там черная нефть и засевается шафран. Нефть и шафран вывозят в другие города. В Мазандаране, Гиляне, в России и Ширване их покупают по умеренной цене».

Ширвани пишет: «Самое замечательное в городе, это храм огнепоклонников. Он расположен в восточной части города в трех милях от порта. Индийцы группами приезжают сюда из далекого Индостана и по установленной религиозной традиции поклоняются огню. По обычаю, строго соблюдаемому, вышеназванный храм постоянно сохраняется в светлом [горящем] состоянии. При этом кто захочет воспламенить огонь, должен немного вскопать землю, поднести к ней извне луч огня, и тогда земля тотчас же вспыхнет. Если на этой земле находится какой-нибудь посев, то он весь сгорит. При желании потушить огонь надо насыпать на него немного земли, и огонь тотчас же погаснет…»

И далее: «Еще более удивительным является то, что при желании перенести огонь на другое место нужно выкопать землю на пол-аршина глубиною и напротив выкопанной ямы держать тулуг (изготовляли из шкур коз и овец, причем использовали для перевозки не только горючего газа, но и нефтепродуктов), который очень быстро наполняется газом, а затем, крепко завязав горлышко тулуга, можно его везти в любое место. Когда нужно зажечь огонь, следует приложить железную трубку к горлышку тулуга и поднести извне огонь. Раз в тулуге имеется газ, начало струи газа в трубке воспламенится как светильник…»

Из Баку Зейналабдин Ширвани морем отправился в город Сальяны.

Он пишет: «Сальяны — Ширванский порт. С востока и юга он омывается Гилянским [Каспийским] морем. С одной его стороны течет река Кура, а за ней расположена Муганская степь, протянувшаяся в длину почти на двадцать, а в ширину на десять миль… Вся эта степь, благодаря обилию зелени и садов довольно приятна. На севере Муганской степи расположен городок Сальяны. В степи можно насчитать около двух тысяч домов и несколько сел. Вода здесь пресная, климат нездоровый. Во время летней жары комары и неприятный запах моря делает жизнь здесь для непривычного человека очень трудной. Все породы  сальянской рыбы  пользуются  большим спросом, но особенно ценится сельдь».

Из описания Ширвани видно, что в начале XIX в. Сальяны был портом на берегу Каспия в устье Куры. С трех сторон город был окружен заболоченными дельтами, в связи с чем здесь было много комаров и во время ветров ощущался неприятный болотный запах. В результате большого количества наносов, приносимых рекой Курой, и небольшого поднятия территории, а также отступления моря образовалась Сальянская степь.

Ширвани пишет также о жителях Сальяны: «Население — шииты… Все ощи говорят на тюркском [азербайджанском] языке; к чужеземцам относятся добродушно… Фагир [так называет себя Ширвани] там был и имел беседы с некоторыми группами населения».

Путешествуя по Азербайджану, Ширвани собирал материалы о Гяндже, Губе, Шеки, Ахсу, Ордубаде, Мугани, Байлакане, острове Сары и многих других городах, селениях и местностях.

Ширвани в своих сочинениях говорит не только об отдельных городах и территориях Азербайджана, но и о стране в целом: «Эта страна на всех языках прославлена… чистым и бодрым климатом. Известна своими … привлекательными  лугами и пастбищами. Здесь имеются высокие горы и плоскогорья, среди которых расположены семнадцать благоустроенных городов и двадцать девять крупных поселков…»

Ширвани также указывает, что население Азербайджана до появления ислама, то есть до захвата этой страны арабами, исповедовало другие религии. Большинство было огнепоклонниками, последователями Зардушта (Заратуштра, Зороастр).

По книге автора «Жизнь в пути»

ПУТЕШЕСТВИЯ З.ШИРВАНИ: