Генерал Ази Асланов: невозмутимый герой, который не боялся смерти


В день 50-летия начала Великой Отечественной войны — 22 июня 1991 года — в печати был опубликован Указ о награждении Героя Советского Союза, генерал-майора Асланова Ази Ахад оглы орденом Ленина и второй медалью ”Золотая Звезда.

Эта высокая награда с опозданием на сорок семь лет была присуждена герою, увы, посмертно… Между тем, еще в июле 1944-го командование 3-го Белорусского фронта представило командиру 35-й гвардейской танковой бригады, Героя Советского Союза генерал-майора Ази Асланова к присвоению звания дважды Героя Советского Союза “за боевые действия с 23 по 30 июня 194 4 года в ходе операции “Багратион”.

Почти полвека, по трудно объяснимым причинам, наградной материал за номером 0713 от 4.07.1944 года пролежал без движения в Центральном архиве Министерства обороны СССР…

Как свидетельствуют документы, бригада генерала Асланова первой из частей фронта форсировала реку Березину, имевшую важное стратегическое значение, затем малыми силами стремительно и неожиданно атаковала сильно укрепленный вражеский гарнизон, освободив город Плешеницы и обеспечив поспешное наступление основных сил 3-го Белорусского фронта. В ходе ожесточенных боев были освобождены 580 населенных пунктов, уничтожены и захвачены 263 автомашины, 18 танков, 9 орудий, много другой техники, истреблены 1240, взяты в плен 880 фашистских солдат и офицеров.

Маршал А.М.Василевский, представитель Ставки на 3-м Белорусском фронта, докладывая Верховному Главнокомандующему, отмечал, что ”решительные действия 35-й танковой бригады генерала Асланова, являющиеся образцом военного искусства, создали благоприятные условия для успешного наступления наших войск в овладении городом Минском”.

Вскоре после этой блестяще проведенной операции генерал Асланов был представлен ко второй Золотой Звезде. Однако, вопреки содержанию подлинных документов, в представлении к награде отражались боевые действия танкистов Асланова лишь в течение двух июньских дней, а не восьми, как это было в действительности. И только в преддверии 50-летия начала Великой Отечественной историческая справедливость восторжествовала.

Вехи судьбы Ази Асланова невольно наводят на мысль о печальном знамении и симптоматичных совпадениях. Ему, родившемуся 22 января 1910 года, суждено было всего на два дня пережить свое тридцатипятилетие и погибнуть при обстоятельствах, связанных с весьма нелепым распоряжением вышестоящего начальства. Распоряжение, которое в свете нашего позднейшего познания и прозрения, не может не показаться сомнительным.

Последний январь Ази Асланова абсурдно и жестоко аукнется “черным январем” 1990 года, когда советские танки, овеянные праведной славой и когда-то громившие оккупантов, были двинуты на родную землю советского генерала и покрыли себя позором карательной расправы… Под вероломным распоряжением о вводе войск в Баку и под указом о посмертном присуждении Ази Асланову звания дважды Героя Советского Союза стояла подпись одного и того же человека, бывшего президента бывшей державы…

Перелистаем страницы высокой и достойной биографии Ази Асланова. В предгрозовые тридцатые годы он приобщился к армейской службе в Бакинском военно-подготовительном училище. Вместе с ним обучались здесь Аслан Везиров, Аким Аббасов, Гудрат Джахангиров, Фархад Агаев и другие земляки, которым суждено было внести свою достойную лепту в дело Победы.

Война застала его комбатом у самой границы, в городе Зловеч на Львовщине, уже заполыхавшей огнем. Противостоять огромной разрушительной силе врага, не растеряться в сумятице первых боев, в горьком угаре потере жертв, эвакуации, отступления, собрать свою волю в кулак, сориентироваться в стремительно ухудшающейся, отчаянной ситуации, сплотить людей, явить пример самообладания, мужества, бесстрашия — это под силу не каждому командиру. Это, как говорится, дар от Бога, счастливое свойство натуры. Достоинство, сочетавшееся у молодого Асланова с прекрасным знанием военной техники, стратегическим чутьем и молниеносной интуицией.

Батальон бился с врагом насмерть, противостоял бешеному натиску, отходил… Нес потери, но куда меньшие, чем остальные. Ази Асланов всегда оказывался в самом пекле боя, шел впереди, воодушевлял бойцов. Был строг и добр.

Позднее военный историк, академик Самсонов напишет весомые слова об Асланове — командире и воине. С первых боев, по свидетельству ученого, Ази проявил себя доблестным, не боявшимся смерти воином. В этих боях он дважды был ранен в правую ногу, вскоре его ранило осколком в голову, но он не покинул своих бойцов, раненый, геройски сражался с фашистами. Каждый день войны был для него самого и его солдат школой великого испытания. В этих боях они закалились, отличились, набирались ратного опыта для грядущих побед.

Несколько месяцев длилось тягчайшее противоборство 1941-го года. Печально и трагически звучали сообщения Совинформ-бюро об оставленных городах и селах, порушенных очагах, сожженных нивах на фоне победных реляций фашистского командования под неизменные трескучие марши. Не считаясь с большими потерями, гитлеровцы, уповая на свое превосходство, рвались к Москве.

Одновременно к осени 1941-го первого фашисты усилили натиск на Крымском направлении. Ази Асланов был направлен туда заместителем командира 55-й отдельной танковой бригады. Его танкисты броней и огнем крушили противника в жестоких схватках на Керченском полуострове. Гитлеровцы захватили уже огромное пространство, но главным их вожделением, конечно же, была Москва, под которой разгорелась тяжелейшая битва.

На западном направлении большая группировка советских войск оказалась в окружении. В ту пору Ази Асланов был переведен на этот фронт. Его бригаде поручили обеспечить прорыв к “котлу”. Понадобилось несколько яростных атак, чтобы сокрушить основные силы врага и прорвать кольцо. Окруженные части были спасены. За доблесть, проявленную в этой операции, А.Асланов был награжден “Красной Звездой”.

Враг, отброшенный от Москвы, вскоре сменил акценты ударов, намереваясь, отрезав южные территории, возобновить наступление на столицу. Лето 1942 года — начало Сталинградской баталии и наступления фашистов на Кавказ.

В битве на Волге раскрылись во всем блеске полководческий дар и ратная доблесть Ази Асланова. Атмосфера той грозной, судьбоносной поры, когда вся многонациональная держава — и тыл, и фронт — жили мыслью о праведной борьбе против общего врага, воспламеняла сердца, побеждала сражаться и трудиться с предельным напряжением сил, являя удивительные примеры самоотверженности, мужества и героизма. Но и на фоне общего порыва выделялись лучшие из лучших, храбрейшие из храбрейших.

Даже простое перечисление количества уничтоженной живой силы и боевой техники гитлеровцев может сказать о многом. В студеные ноябрьские дни 1942 года, на заснеженных полях под Сталинградом нашли свой бесславный конец тысячи и тысячи захватчиков, остались покореженной грудой металла хва-леные бронетанковые и воздушные соединения врага.

46 уничтоженных танков, 9 минометных батарей, 14 противотанковых и дюжина полевых орудий, полсотни автомашин, 42 оборонительных сооружения врага и 700 истребленных оккупантов — боевая заслуга танкового полка Ази Асланова за ноябрь.

22 декабря ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Через пять дней, выступая на страницах “Правды” со статьей “Фланговый удар”, он делился своим боевым опытом, обосновывая эффективность фланговых ударов, нашедших затем широкое применение в большинстве танковых частей. Суть тактического приема Асланова заключалась в том, что при противостоянии наступающим армадам врага советские танкисты, образовав дугу, как бы втягивали основной ударный клин внутрь дуги, а затем наносили контрудары с флангов, сжимая кольцо.

Битва на Волге явилась историческим переломом в войне. Полчища третьего рейха попятились на запад. Бригаде Ази Асланова выпало на долю сражаться за освобождение Таганрога. Особенно отличились танкисты под его началом в боях на Миусском направлении. Полководческий подвиг Асланова был отмечен орденом Александра Невского.

С 5 июля 1943-го развернулась гигантская баталия на Курской дуге, где с обеих сторон сошлись мощные бронированные группировки — свыше трех тысяч танков. Курская дуга стала судьбоносным этапом войны. Аслановский танковый маневр помог усилить тактический арсенал бронетанковых войск. Битва, длившаяся целый месяц, завершилась разгромом противника. Фашисты отступали. В этих сражениях участвовали и значительные силы авиации.

Меньше чем через год, в марте 1944-го, Асланову присвоили звание генерал-майора бронетанковых войск. 35-я танковая бригада, принимавшая участие в освобождении Витебска, Минска от врага, переправившись черта Березину, продолжала успешно продвигаться на запад.

Но задержим еще раз взгляд на берегах изрытой воронками, достопамятной со времен наполеоновского нашествия Березины. Здесь на одном направлении с Аслановым шла сквозь огонь и саперная бригада, возглавляемая бывшим однокашником генерала по бакинскому училищу Асланом Везировым, ставшим Героем Советского Союза. Фронтовые соратники генерала вспоминали: когда танки подошли к реке, оказалось, что фашисты разрушили мосты, возведенные саперами Везирова.

Ази Асланов проявил решительность и смекалку, по его приказу четыре танка были погружены в створ реки, послужив опорами для нового моста. По настилу бригада успешно переправилась на другой берег.

За двадцать дней — с конца июня 1944-го года бригада Асланова уничтожила 15 танков, 40 самолетов, 193 автомашины, 2600 солдат и офицеров противника, захватила 220 автомобилей и взяла в плен 580 гитлеровцев. Фронтовики вспоминали, что командирский танк генерала неизменно шел впереди, и потому он командовал не “Вперед!”, а “За мной!”.

В составе 3-го Белорусского фронта аслановские танкисты освободили многие города и села Украины, Белоруссии, отличились в освобождении Латвии, особенно — при взятии важного в стратегическом отношении Шавлинска, а также Елгавы – второго по величине после Риги города.

7 июня 1944 года командующий 3-м Сталинградским механизированным гвардейским корпусом Герой Советского Союза генерал-лейтенант Обухов направил представление командованию фронта — речь шла о присвоении генералу Ази Асланову звания дважды Героя. Но с конца июня 35-я бригада была переведена из состава 3-го Белорусского фронта на другой — 1-й Прибалтийский, в распоряжение командующего И.X.Баграмяна. Перевод оказался роковым…

И на этом фронте А.Асланов успел блеснуть полководческим талантом. Его бригада, как мы отмечалось, была активным “действующим лицом” знаменитой операции “Багратион”.

И вот уже январь 1945, последнего года войны. Несколько дней Асланову пришлось провести в госпитале — давали жать о себе раны, 24 января он вернулся в родную бригаду. И тут же последовало распоряжение Баграмяна: отправиться на рекогносцировку местности, где предстояло провести военную операцию. Между тем, с этой миссией вполне мог управиться любой компетентный офицер…

Никак нельзя отделаться от ощущения, что даже в те судьбоносные дни великого противостояния с фашизмом и взлета человеческого духа, многонационального фронтового братства давал о себе знать вирус спелого национализма и ксенофобии, от которой не мог избавиться советский сородич печально известного Андроника, позднее “увековечивший” деяния палача азербайджанского народа в своих мемуарах.

Эта “баграмяновская” рекогносцировка стоила Ази Асланову жизни. Прибыв на указанный участок, генерал сходит с машины и тут же из леса, с расстояния 700—800 метров гремит пушечный выстрел. Стрелявшие били наверняка, прицельно: снаряд разрывается возле Асланова… Он ранен в область сердца, перебиты три ребра. Судя по изысканиям журналиста М.Багирова и свидетельствам соратников генерала, Асланов оставался жив еще двадцать часов… И за этот срок прославленному генералу практически не была оказана необходимая и квалифицированная медицинская помощь. В итоге – он погиб…

Не верится, что опытнейший, обстрелянный воин, полководец, мог проявить неосторожность и столь небрежно подставить себя под огонь, при всем его бесстрашии, когда война близилась к завершению и сама конкретная ситуация не требовала, что называется, действовать ва-банк… Ведь из каких только переделок выходил он целым и невредимым… Двадцать пятого января, на другой день, о гибели Ази Асланова узнал весь Азербайджан. Семья, родные, близкие оплакивали утрату. Шли дни, ио гроб с телом генерала так и не прибывал в Баку.

Республиканский ЦК КП связался с Москвой и настоял на отправке тела генерала на родину. Наконец, 31 января Баку встречал бездыханного Героя.

Гроб с телом Ази Асланова был установлен в фойе Дома офицеров. Третьего февраля в почетный караул встали руководители республики… Гроб поплыл на плечах по улице Красноармейская, позднее названной именем Самеда Вургуна. Впереди несли боевые награды — орден Ленина, три ордена Красного Знамени, ордена Суворова, Александра Невского, Красной Звезды, медали. Генерал продолжил свой последний путь на орудийном лафете, под звуки военного оркестра — в Нагорный парк…

Шли годы… Указ о второй Золотой Звезде Героя так и не появлялся, видно, много было препятствий и “подводных рифов”. Много было попыток к восстановлению справедливости, но заслуженная вторая Звезда оказывалась за семью печатями…

21 июня 1991 года “лед тронулся”, — Михаилу Горбачеву, при всей его негативной роли в карабахском конфликте, не оставалось, видимо, ничего другого, как подписать упомянутый выше указ.

По материалам книги “Годы суровых испытаний”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.