Награжденный талантом: Воспоминания о поэте Али Кериме (из очерка 1969 г.)


Али Кeрим (1931— 1969) — известный поэт и переводчик Азербайджанa, с 1954 года член Союза писателей Азербайджанa.

За короткие 38 лет поэт успел издать шесть поэтических сборников на азербайджанском и два — на русском языке. Литературная деятельность поэта началась с опубликованного в газете «Пионер Азербайджана» стихотворения «Новый учитель». Али Керим работал литературным сотрудником в редакции журнала «Азербайджан», а позже, и до конца жизни, руководил отделом поэзии этого печатного органа.

Помимо стихов он писал и прозу, и сценарии, и пьесы. В 1957 году его поэма «Первая симфония» получила награду на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Особого внимания заслуживает его поэма «Брат памятника», посвященная Герою Советского Союза Джамилю Ахмедову, погибшему в боях за освобождение Польши. Поэт скончался в Баку и был похоронен на родине — в Гейчае. После смерти в архиве писателя оказалось едва ли не столько же законченных и интересных произведений, сколько он опубликовал за свою жизнь.

В 1969 г. – в год смерти А.Керима, известный азербайджанский поэт Анар (Анар Рзаев) написал очерк посвященный поэту.

Анар писал:Али Керим был одним из самых талантливых молодых поэтов Азербайджана. Был… молодым. Эти слова трудно сочетаются. Разве молодым он был давно, разве сейчас он постарел? Нет, все гораздо печальнее. Еще полтора года тому назад Али был молодым. В прошлом году его не стало. В нашей литературе он навсегда останется молодым поэтом, который очень многое дал поэзии, людям, но унес еще больше. В одном из стихотворений, навеянном какими-то грустными обстоятельствами, Али писал, что если ему предстоит разлука со своими сыновьями, то однажды, много лет спустя, на свадьбе одного из них появится глубокий старик, никем не узнанный: он имел в виду себя. Теперь мы знаем горькую истину: не придет на свадьбу старый отец. Поэт по имени Али Керим никогда не постареет.

Анар также поделился в очерке воспоминаниями о своей поездке в Польшу в том же году. Тогда он еще не знал, что Али Кериму оставалось жить совсем немного.

В июле 69-го года я был в Польше в связи с Днями азербайджанской культуры в этой стране. Мы ездили по разным городам, видели страну, восставшую из пепла, видели сегодняшние дома, проспекты, видели также руины и раны. В разных городах мы возлагали венки на могилы польских и советских солдат, погибших в боях Второй мировой войны. На польской земле могила Джамиля Ахмедова, Героя Советского Союза, погибшего за освобождение Польши. Али Керим посвятил ему поэму – она называется «Брат статуи». В азербайджанском районном центре Джебраил — на родине Джамиля Ахмедова — воздвигнута статуя героя. Брат статуи — это брат Джамиля, секретарь райкома, который всю свою жизнь, всю свою работу, все свои отношения с людьми мерит по строгим и бескомпромиссным меркам — нравственному соответствию подвигу героя,” – писал Анар.

Поэт вспоминал:5 июля мы прибыли во Вроцлав. Через несколько дней должны были быть в Баку. Во Вроцлаве на братском кладбище я видел могилы своих земляков – Демирзаде Ширали Шихали оглы и Намазова Амира Ахлиман оглы. Они погибли в апреле 45-го года, в самом конце апреля. До окончания войны оставалось меньше дней, чем до нашего отъезда в Баку. Они никогда не вернутся на родину. Часть нашего народа стала частью польской земли. Польский ветер шумит над польскими деревьями у могил парней из далекого Азербайджана – старшему из них было 23 года…

И далее:В те дни, когда мы были во Вроцлаве, в Баку умирал Али Керим. Ему было 38 лет. Молодыми умирают не только на войне.

Рзаев писал, что “мы с Али жили в одном доме, были очень близкими соседями, я встречал его почти каждый день. Когда в Баку мне сообщили о его смерти, я не поверил…

Он отмечал, что Али Керим “был горд, что получил самую большую награду, которой может быть удостоен художник в этой жизни, – он был награжден талантом.

Рзаев также уделил в очерке место стихам Али Керима, дав небольшой обзор творчества поэта.

Как многие поэты, Али Керим в своих стихах рассказал всю свою биографию. Он рассказал о своей матери и о своем отце, о его суровой любви, которая была как лед. Но тот «лед, который оберегает озимые от морозов». Он рассказал о годах учебы в Москве и о своей службе в Баку, и о том, как он ушел с этой службы и некоторые из мнимых друзей забыли его адрес. Он рассказал о своей глубокой, но тихой любви, о своей семье, о своих сыновьях и, конечно, о своей работе, о мучительных поисках единственно нужного слова. Еще он рассказал о своей смерти, о своих похоронах и о том, что скажут о нем после смерти. Но больше всего он все же рассказал не о себе, а о других людях, их радостях и горестях, о мире,” –  писал Анар.

Он отмечал:Когда читаешь такие стихи Али Керима, как «Вышка-труженик» или «Родник», воспринимаешь их как штрихи его внутренней биографии. И в то же время многие очень личные стихи его обладают ценнейшим качеством всеобщности, универсальности.

В качестве примера Анар вспоминает стихотворение А.Керима “об учителе математики, навеянные воспоминаниями детских лет“.

Он пишет:Учитель математики был узником фашистского концлагеря, и когда он проводит урок, цифры, выводимые на доске учениками, напоминают ему погибших друзей: ведь в концлагере у людей были отняты их имена. За каждой цифрой математических вычислений перед глазами учителя встают лица замученных людей, их трагические судьбы. Произведя какое-то арифметическое действие, ученик вывел сумму: 3702. Учитель вздрогнул – это был его собственный лагерный номер…

А.Керим в своем творчестве выражал озабоченность судьбой планеты. Как писал Анар, “его раздумья об угрозе войны, о призраках атомных катастроф не были данью «модным» мотивам, не были навеяны проходящими газетными настроениями, хотя порой стимулом для написания того или иного стихотворения служила какая-нибудь заметка в газете.

В качестве примера, Анар вспоминат стихотворение «Камень»: “Али Керим пишет о первом камне, который бросил полудикий пращур наш в своего соседа еще в доисторическое время. И этот камень не упал, он превратился в стрелу, в пулю, в снаряд, в ракету с атомной боеголовкой. «Нельзя ли приостановить полет камня, брошенного полудиким, полуголым человеком доисторических времен?!», – спрашивает поэт, обращаясь к своим современникам.

Или например стихотворение «Дом на бомбе», которое родилось как раз на основе заметки из газеты.

Слово Анару:Эпиграфом к своим стихам «Дом на бомбе» Али Керим выбрал сообщение из ставропольской газеты о том, что под жилым домом обнаружена неразорвавшаяся бомба военных лет. Люди, не зная об этом, построили дом, в фундаменте которого на годы затаилась смерть. Бомба-смерть не примирилась со своей участью бездействия, своим пассивным состоянием. Она ждала своего часа, чтобы взорваться и взорвать счастье, спокойствие людей, разрушить их дом, превратить его в развалины, ждала часа торжества смерти. Но люди ее обнаружили и обезвредили. Вся планета представляется поэту домом над бомбой. Домом людей, народов, предназначенным для жизни, счастья, мира, но живущим под постоянной угрозой взрыва, разрушения, смерти. Поэт верит в способность людей победить смерть, обезвредить бомбу, ибо он слишком доверяет ценностям жизни.

В своих стихах Али Керим рассказал свою жизнь и свою смерть.

Как отмечал Анар, одно из лучших стихотворений Али Керима– «Завещание», написанное за несколько дней до смерти. Последние мысли поэта были обращены к собственным детям – его троим сыновьям. Он просил не подпускать их к гробу отца: они могут положить туда свои игрушки и свои улыбки. Он просил положить в гроб лишь бумагу и перо.

Пусть над гробом
друзья почитают стихи.
Если это окажется возможным,
пусть споют какую-нибудь песню.
У меня безумная надежда —
проснуться от чуда стихов и песни.

Анар писал:Его завещание исполнили. Читали стихи, пели песни. Но чуда не произошло. В чудеса мы не верим…

По материалам сборника “Литература, культура и искусство Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.