Женщины Карабахской войны: Джавахир Абдуллаева


До начала карабахской войны Джавахир только представляла себе Карабах. Наслышанная с детства по рассказам взрослых о неповторимой, чарующей природе этих мест, Джавахир хотелось очутиться на Джыдыр дузю, Иса булаге, где вода лучше всякого лекарства. По велению судьбы, Джавахир довелось увидеть Карабах не в мирное время, а во время войны. Огненными тропами прошла она эти прекрасные места, ставшие в одночасье фронтовой зоной.

Единственная сестра четырех братьев, Джавахир Абдулла гызы Абдуллаева родилась 1 января 1960 г. в селе Гуллар Белаканского района. С детства жившая у тети в Загаталы, эта рыжеватая и сероглазая девушка закончила здесь школу. Джавахир помогала тете, смотрела за домом, была настоящей хозяйкой и чистюлей.

Привыкшая к селу, она все же решила податься в город. Вскоре она растворилась в огромном и шумном Баку. Устроилась на работу в Каспийском морском пароходстве, быстро привыкла к коллективу. В то время черные тучи нависли над Азербайджаном, “соседи” развязали войну за Карабах.

Вооруженные до зубов армяне нападали на пограничные села, поджигали дома, унижали и оскорбляли мирное население, грабили нажитое людьми добро. Мужественные сыны и дочери Азербайджана, взявшись за оружие, встали на защиту Родины. Выступление по телевидению журналиста Чингиза Мустафаева стало для Джавахир убедительным подтверждением верности ее выбора – надо защищать Родину. К тому же она недавно закончила курсы медсестер. Приняв решение. 23 ноября 1991 г., спустя два дня после трагедии со сбитым армянскими агрессорами вертолетом, Джавахир отправилась на фронт.

ОБЪЯТЫЙ ПЛАМЕНЕМ ГОРОД

Армянские вооруженные формирования часто атаковали Агдам. Села скорее, напоминали пороховые бочки. Разбои, преступления врагов стали обычным делом, население довольно натерпелось от врага. В самом Агдаме были организованы отряды самообороны, Джавахир записалась в один из них – “Соколы Карабаха”. Здесь она обучилась стрельбе из автомата, пулемета. Вначале ей не разрешали участвовать в боях, но Джавахир не падала духом и продолжала занятия.

Наконец, настал первый день ее боевого крещения – как раз на день рождения Джавахир, 1 января 1992 г., отряд вступил в бой за высоту Ханабад и освобождение от врага села Храморт. “Соколы Карабаха” пошли в атаку с направления Чухурмехля.

Джавахир вспоминает свой первый бой: “Эльхан пулеметным огнем прикрывал продвижение отряда, мы слышали его радостное “Да здравствует Азербайджан!”. Вдруг раздался выстрел и голос Эльхана умолк навсегда – вражеский снайпер целился прямо в него. Гибель отважного друга отозвалась болью в наших сердцах, мы решили отомстить за Эльхана. Назим, Гахраман, Адиль по прозвищу “Гарабала” открыли огонь и уничтожили нескольких армянских фашистов. В этом бою Назим получил тяжелое ранение. Я вынесла его с линии огня и поручила Расиму. Взвалив на плечи потерявшего много крови Назима, Расим доставил его в госпиталь. В том памятном сражении лично я смогла вынести с поля боя 6 раненных солдат, 3 автомата и один пулемет.

В Храморте, вокруг армянской школы, шел ожесточенный бой. Через бинокль можно было видеть, как несколько армянских боевиков входили и выходили из школьного склада. Мне захотелось узнать, что же там спрятано. Взяв гранату, я начала медленно ползти в сторону школы. Хорошо, что меня вовремя остановили. Схваченный нашими ребятами в плен некий Валерик раскрыл “тайну” этого склада. Оказывается, там “бородачи” охраняли около 80-ти старых армян. Так что, сказал пленный, “тебе, ахчик, крупно повезло – “бородачи” не отпустили бы тебя живой”.

Оставшиеся в живых боевые товарищи не поверили глазам, увидев меня в штабе. Оказывается, пустили слух, что я попала в плен, когда перевязывала раненных. Застав меня целой и невредимой, они очень обрадовались. С гордостью поняла, что с первого боя заслужила доверие ребят и командира Оруджа Джаббарова.”

Положение Агдама ухудшалось с каждым днем. Город был опален огнем, сражался до последней минуты. Черные силы топили Агдам в крови.

Как бы оттряхнув с себя горькое прошлое. Джавахир вспомнила и про радостные минуты, так редко выпадавшие на долю бойцов. Ни с чем неописуемое счастье победы связано с селом Храморт, которое в истории Карабахской войны пять раз переходило из рук в руки.

Вспоминала Джавахир: “31 января наши батальоны вступили в бой за Храморт. К вечеру деревня была отбита у армян, причем, без единой потери. Вместе с нами сражался и Азер из села Чухурмяхля Агдамского района. Этот 20-летний смелый боец после сражения поднялся на крышу местной школы и водрузил наш трехцветный флаг. Тот памятный и счастливый день мы никогда не забудем – ведь мы победили врага, не оставив ему никакой надежды, никого не потеряли. Как тут не радоваться!”

Вскоре батальон, где служила Джавахир, получил приказ направиться из Храморта в сторону Ханабада. Здесь вражеские позиции были сильны, и поэтому батальону обещали помочь с живой силой и техникой. Не успевшие отдохнуть после тяжелого, но славного боя, солдаты не прошли и километра, как вышли на шквальный огонь противника. Джавахир перевязывала раненных, помогала спасать их от неминуемой гибели.

Солдаты облегченно вздохнули, видя приближающуюся машину “скорой помощи”. Вместе с солдатами Джавахир перетащила в машину раненного. Азер сел рядом с водителем, она вернулась к бойцам. Спустя три минуты раздался взрыв. Все обернулись назад и замерли – ударная волна на время осветила окрестность, было похоже на молнию. Машина “скорой помощи” подорвалась на мине, отважный Азер, водитель и раненный солдат в течение нескольких минут превратились в пепел…

Джавахир не раз становилась свидетельницей горьких потерь. Она участвовала в нескольких боях вместе с сыном народного поэта Халила Рзы – храбрым Тебризом.

Из дневника Джавахир: “Перед сражением за высоту Ханабад Тебриз сказал мне, что “в нашем батальоне не хватает Джавахир. Может, подумаешь на этот счет”. Действительно стоило бы подумать об этом. Разумеется, я не могла сразу ответить. Потом начался тяжелый бой, кровь лилась рекой. Во время перестрелки армяне подбили наш танк. Мы пытались спасти экипаж, вынести с поля боя раненных, но нещадная пальба не прекращалась. Тебриз открыл огонь по укрепившемуся на высотке врагу, чтобы мы смогли помочь раненным танкистам. У водителя танка обгорели лицо, руки, нам с трудом удалось вытащить его из горящей машины. Вернувшись назад, на исходную позицию, узнала, что Тебриза убили. Среди трупов, переданных нам 3 февраля вражеской стороной, было и его тело. Я не смогла сдержать слез. После себя Тебриз оставил двух девочек – Гюльтадж и Тюркян. Тебриз их обожал, боготворил, жил ради них. Теперь они остались без отца…”

В память о Тебризе, Джавахир переходит в его батальон.

Из дневника Джавахир: “Счастлива, что сражалась с армянскими агрессорами вместе с национальными героями Азербайджана Бахшеишем Пашаевым, Мубаризом Ахмедовым, Рамизом Гамбаровым, Тебризом Халилбейли. Можно ли забыть братьев Намика и Натика Шахмурадовых, Ясира, Ильгара, командира разведки Магсуда, Низами, Сахиба, Самира, уничтожившего в одном бою две единицы вражеской бронетехники. Каждый из этих игидов заменял сотню сынов. Им было чуждо бояться смерти, они не прятались в окопах, не убегали с поля боя. Не страшась противника, они шли на него с открытым забралом и ненавистью в душе”.

НЕ БОЯЩАЯСЯ СМЕРТИ

Дальнейшая служба Джавахир прошла в Шуше – городе ее детских воображений, там, куда вела ее мечта далеких лет. Но это был уже не тот город-красавец, представляемый Джавахир в детстве. Золотая корона Карабаха, как называли Шушу, переживала не лучшие времена.

Нежданно-негаданно наступила серая осень в вечно цветущем городе. Батальон Джавахир, укрепившись на позициях в горах Гаджиталасы, Окюзучан и Кире, контролировала ситуацию. Не выдержав натиска армян, 30 марта 1992 г. была сдана высота Окюзучан. Вскоре с участием нескольких отрядов начался бой за возвращение высотки. Вражеские пулеметы открыли беспрерывный огонь. Саиб бросил гранату на огневую точку врага и стрельба прекратилась. Отряды перешли в наступление, но Саиба сразила снайперская пуля.

Другая страшная картина поразила всех своей жес-токостью. Связиста Панаха, поддерживающего на высотке нормальную работу рации, армянские фашисты убивали мучительно – отрезали ему нос, уши. Несмотря на нечеловеческие пытки, 18-летний юноша проглотил зашифрованную ленту, скрыл от врага позывные пароли.

Смерть Рамиза Гамбарова словно надломила шушинцев. Доставленный в госпиталь в тяжелом состоянии, он, показав на Джавахир, ухаживавшей за раненными, сказал однополчанинам: “Эта девушка не боится смотреть смерти в глаза. Берегите ее”.

Джавахир очень многих бойцов спасла от пуль, многих вернула к жизни. Не раз она сама играла в прятки со смертью. Как она говорит, смерть всегда проходила мимо нее.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.