Диванхана: центральный орган управления в Бакинском ханстве


Алигусейн Искендеров

Главный орган государственного аппарата Бакинского ханства назывался «Диванхана». О существовании при бакинских ханах Дивана упоминается во многих источниках, но эти сведения довольно разрознены и отрывочны. Наибольшую информацию можно найти в сообщениях путешественников и очевидцев. В результате с трудом удается определить функции, состав и роль этого органа власти в Бакинском ханстве.

Необходимо заметить, что было бы неверным преувеличивать влияние Дивана на государственные дела. Некоторые из бакинских ханов совершенно не считались с мнением членов Дивана.

Русский путешественник И.Березин замечает в связи с этим: «Бакинский хан Мирза Мухаммед хан I, сын Дергах Кули хана …мог, никого не спрашивая и никому не давая отчета, казнить, миловать, гнать и жаловать всех и каждого без различия званий…». В период правления упомянутого хана в 1747-1768 гг. Диван собирался не чаще одного раза в год.

Диван представлял собой совещательный орган при хане, являвшемся абсолютным монархом. В Диванхане обсуждались важные государственные вопросы: о войне и мире, о распределении и взимании податей, о карательных мерах к неугодным хану вельможам, рассматривались особо важные уголовные дела и иные вопросы государственной важности. Однако хан мог принимать решения и без Дивана, особенно если речь шла, скажем, о смертной казни или конфискации имущества. В таких случаях хан чаще всего созывал Диван лишь затем, чтобы объявить о своем решении.

Источник сообщает, что хан «…немедленно созвав членов совета и в полном собрании оного объявлял о своем решении…». Отсюда следует, что совещательная роль Дивана была в большей мере номинальной, решающим было слово хана.

Хотя Диван был высшим органом государственной власти, у его членов не было строго определенного режима работы, они собирались по указанию хана. Из сообщений очевидцев и других источников можно судить о порядке принятия решений в ханской Диванхане. Хан предлагал свое решение, а члены Дивана выражали согласие кивками. Решения хана не обсуждались. Источник сообщает: «…Члены Дивана, как духовные, так и светские, не имеют права входить в подробное разбирательство».

После принятия решения в Диване проводился ритуал восхваления хана. По этому поводу источник свидетельствует: «… Старший из духовных членов Дивана должен тотчас подняться с места и прочесть фетву, то есть молитву о благом исполнении воли хана и желать ему долголетия, а остальные во время чтения молитвы также встают и по окончании оной в знак своего согласия кланяются хану и паки садятся по своим местам и занимаются другими делами…».

Источники сохранили данные о составе Дивана. Следует отметить, что установить конкретный перечень должностных лиц в этом органе нелегко. Имеющиеся источники свидетельствуют, что члены Дивана делились на духовных и светских и что в него входили члены ханской фамилии и ближайшие доверенные лица монарха.

Российский автор И.Шопен указывает: «Совет (диван) состоял из визиря и нескольких мирз вроде статс-секретарей, имевших каждый особую часть». Источник выделяет в ханской «Диванхане» высокие и второстепенные должности. К высоким должностям относились визирь, мустоуфи, галабеги, диванбеги, хазинадарбаши, мирза, гошунновис, фаррашбаши, дарга, есаул. В категорию второстепенных должностей входили такие, как шатырбаши, туфанкдарбаши, мехмандар, сандыгдар агасы, дефтерхана мудири, чапар, миргаззаб, нокеры. Сравнительный анализ их функций дает основание утверждать, что число должностных лиц в Диване в каждом конкретном случае зависело от воли хана, а также от иерархии должностей, унаследованной от Сефевидской империи.

Рассмотрим функции должностных лиц Дивана. Самым высокопоставленным из них был визирь второе после самого хана лицо в администрации государства. Он считался главой всего бюрократического аппарата и первым советником хана. Визирь был подотчетен только монарху. Он был полномочным представителем хана на всякого рода официальных церемониях, в дипломатических акциях и при контактах с вассалами.

Будучи высшим государственным чиновником, визирь обладал правом назначать и увольнять членов Дивана и других чиновников, устанавливать и контролировать налоговое управление и казну. Визирь постоянно находился при своем хане, сопровождая его в поездках и походах, мог сам посылать войска и возглавлять их. Должностными знаками визиря были чернильница и чалма из сукна определенного цвета.

Визирями обычно назначались наиболее преданные хану и в то же время образованные, с широким кругозором лица. «Визирь» – слово персидского происхождения, происходит от слова «бузург» «большой», «великий». Источник отмечает: «…в надписях III в. упоминаются васпухры принцы, шахрияры и вузурги вельможи, азады знатные, свободные, и в эту категорию …входили прежде всего члены знатных родов, известных с парфянского времени».

С приходом к власти Сасанидов термин «вузург» переносится на высшие посты в административном аппарате: «…лица, назначенные на такую должность, приравнивались к рангу вузургов. Высшее духовенство также могло попасть в их число…».

Таким образом, титул «вузург» как звено в феодальной иерархии встречается уже при Сасанидах. В государстве Атабеков слово «вузург» видоизменяется в «визирь», которое принимается для обозначения второго лица во властной структуре, где имелись «… титулы визирь, садр, дастур, ходжа-йи бузург».

Источник указывает: «Визирь был главой чиновников дивана (асхаб ад-диван), обладал правом назначать и увольнять чиновников, устанавливать пенсии (арзак), содержание (маванджиб) и контролировать налоговое управление и казну». Эта должность вошла в систему управления в Бакинском ханстве. Власть визиря в ханском государстве зависела от его позиций и соотношения политических сил при дворе хана.

Диванбеги, как и визирь, считался первым советником хана. Источник показывает, что оба они именовались «гази», т.е. кадиями. При этом если визирь возглавлял весь бюрократический аппарат, то диванбеги являлся духовным главой Дивана. Соответственно визирь был главным советником хана по административно-политическим и дипломатическим вопросам, а диванбеги по правовым вопросам.

К примеру, награждения или вынесение приговоров в Бакинском ханстве зависели от фетвы диванбеги, основанной на мусульманском шариате и адатах. Диванбеги подчинялись магальные и городские кадии. Недовольные решениями магальных и городских кадиев могли обращаться с жалобой к диванбеги. Таким образом, в данном вопросе функции диванбеги и главы духовенства – шейх ульислама пересекались, поскольку приговоры местных кадиев могли быть обжалованы и у того, и у другого.

Однако следует подчеркнуть, что в целом функции этих лиц были совершенно разные, хотя оба они руководствовались мусульманским правом шариатом и узаконенными адатами. Диванбеги, будучи членом Дивана и представляя гражданскую власть, подобно визирю, обязан был защищать интересы ханства и своего хана.

Как отмечал со ссылкой на источники академик З.М.Буниятов, диванбеги как духовный глава гражданской власти имел право в случае опасности поднять на защиту ханства население, объявив джихад священную войну. Шейх ульислам же был главой духовенства, то есть духовным лидером мусульман ханства.

Еще одной важной должностью в Диванхане была должность мирзы. Хотя в условиях отсутствия четкого разграничения функций между должностными лицами в ханстве очертить конкретный круг полномочий мирзы нелегко, анализ источников позволяет сделать вывод, что мирза ведал личным хозяйством хана, вел особую книгу регистрации доходов и расходов.

Правда, личным хозяйством хана занимался и другой важный сановник эшик-агаси. Но он не входил в состав Дивана и был подотчетен лично хану. Кроме вышеназванных обязанностей, в функции мирзы входили оформление ханских фирманов, дипломатическая переписка хана, зачитывание хану поступивших писем и подготовка ответов.

На должность мирзы назначались лица грамотные, с хорошим почерком, владеющие несколькими иностранными языками. Известный российский путешественник С.Гмелин, побывавший в 1768 году на приеме у Мелика Мухаммед хана, сына Мирзы Мухаммеда I, писал: «…Рекомендательное письмо от астраханского губернатора вручено ханскому адъютанту (мирзе – прим. авт.), а он, распечатав, подал его хану…». Аналогичные свидетельства дают русские офицеры, также побывавшие на приеме у хана Бакинского.

Так, майор Мирза-бек Ваганов сообщает: «Письмо консула Сулякова хан, распечатав, весьма понятно читал и отдал оное назиру (мирзе прим. наше) Мирза-беку». Источники свидетельствуют и о том, как происходил отбор на должность мирзы в ханскую Диванхану. Г.А.Далили сообщает: «…Письмоводством и ведением инвентарей, табелей, списков (дафтар) занимались мирзы (писцы-секретари), возвышение которых происходило переходом из канцелярии низшего чиновника в канцелярию высшего, до сардарского дивана».

Таким образом, мирза был весьма высокопоставленным лицом в Диване, и основной функцией его была роль писца-секретаря хана. Сопоставимой по значимости с должностью мирзы была должность гошунновис или мирза гошун. Это были ханские войсковые писцы секретари, которых источники называют начальниками войсковой канцелярии. В функции исполнителя этой должности входило составление списка личного состава ханского войска и поддержание военной дисциплины. Гошунновис, будучи значительным лицом в Диване, по должностным функциям подчинялся юзбаши, считался вторым после него лицом в армейской иерархии.

Юзбаши – высшие офицеры также относились к важным представителям ханского Дивана. В отсутствие хана юзбаши выполнял функции главнокомандующего. О значимости этой должности в Диване говорит тот факт, что юзбаши удостаивались высокого титула «султан» и ни перед кем кроме хана не несли ответственности.

Должность хазинадарбаши в Диванхане также относилась к числу важных. Само название указывает на основные обязанности лица, исполняющего эту должность. «Хазине» слово тюркское и в обиходе обозначает казну, богатство, сокровище. Таким образом, хазинадарбаши был ханским казначеем. На эту должность ханы назначали членов своей фамилии, или наиболее доверенных лиц.

– Хазинадарбаши был непосредственно подотчетен самому хану. Каждый из них имел помощников в лице второстепенных должностных лиц, краткий перечень которых приведен выше.

– Чапарбаши – должностное лицо, возглавлявшее конных гонцов, а шатырбаши глава пеших гонцов, или как их еще называют, почтовых вестников. И те, и другие играли важную роль в административном управлении ханства.

– Миргяззаб должностное лицо, выполнявшее функцию старшего исполнителя смертных приговоров. Это слово происходит от «амир-е гязаб», что означает в дословном переводе с арабского «повелитель гнева».

– Мехмандар глава постоялого двора; дефтерхана мудири глава канцелярии хана, или же Дивана.

Высокие и второстепенные должностные лица Дивана составляли вместе придворных сановников ханства; «…из них назначались чиновники для внутреннего управления…». Авторитет Дивана зависел от отношения хана и личного влияния отдельных членов этого органа.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.