По законам Узун Гасана: Налогообложение в Азербайджане в XV в.

М.Сеидов

Междоусобицы среди Тимуридов расшатали их власть на территории Азербайджана, а стремление избавиться от иноземных завоевателей, положить конец их грабежам и насилиям охватило все слои населения. Таким образом, в начале XV века наступил исключительно благоприятный момент для освобождения и объединения Азербайджана под одной властью.

Племенные конфедерации Каракоюнлу и Аккоюнлу в XIV веке кочевали в Восточной Анатолии. Это были тюркские племена огузского происхождения, говорившие на южных диалектах азербайджанского языка. По мнению проф. Петрушевского, к моменту образования, в состав государства Каракоюнлу входили кроме Азербайджана (к югу от Куры) некоторые области Ирана, Восточная Анатолия и арабский Ирак с Багдадом.

Не вдаваясь в подробности истории государства Каракоюнлу, стоит отметить стремление его снователя Кара Юсуфа объединить весь Азербайджан под своей властью в рамках единого государства. Азербайджанское государство Каракоюнлу просуществовало с 1410 по 1467 г.

К этому времени в восточной части Малой Азии сложилось более сильное новое государственное образование другого объединения огузского племени Аккоюнлу во главе с племенем байандури, к которому принадлежала правящая династия. В 1467 году в сражении в Мушской долине Джаханшах Каракоюнлу был разбит Гасан беком – предводителем племени Аккоюнлу, прозванным за свой высокий рост Узун Гасаном («Высокий Гасан»). Он был одним из талантливых правителей и полководцев Передней Азии в XV веке.

Государство Аккоюнлу помимо Азербайджана (кроме Ардебильского округа) включало в свой состав Курдистан, Восточную Анатолию, арабский Ирак и почти весь Иран. Особенно при Узун Гасане (1453– 1478) государство Аккоюнлу достигло значительного могущества.

Узун Гасан был также выдающимся политиком и государственным деятелем. Эго политические идеи были гораздо шире обычного уровня представлений кочевых вождей. Будучи правителем небольшого бейлика в Диярбекире, он создал огромное государство, метрополией которого был Азербайджан. При нем Азербайджан впервые вошел в сферу европейской и мировой политики, с которым считались и на Востоке, и на Западе.

В отличие от кочевых вождей, деятельность которых ограничивалась ограблением завоеванных стран, Узун Гасан заботился о развитии производительных сил, стремился заручиться поддержкой оседлого населения. Он понимал необходимость привлечь симпатии населения на сторону власти. Современники характеризируют Узун Гасана как просвещенного и мудрого правителя, называя его «Султани Адил» (т.е. «Справедливый султан»).

Правители Аккоюнлу наделяли своих вассалов большими земельными владениями – союргалами. Союргалы передавались по наследству, пользовались налоговым и административным иммунитетом. Таким образом, они фактически не подчинялись центральной власти. Это способствовало появлению сепаратистских явлений. Они представляли собой «государство в государстве» и таили в себе угрозу для его единства.

Во внутренней политике Узун Гасан опирался на духовенство и бюрократию, стремился ослабить военно-кочевую знать, всячески боролся со злоупотреблениями чиновников. Подати и повинности были тяжелыми, в результате злоупотреблений налоговых чиновников их размеры часто увеличивались. Вводились новые сборы и повинности, не предусмотренные законом («гейри хукми»). С целью пополнения казны, ограничения злоупотреблений чиновников и феодалов, точной фиксации податей и повинностей Узун Гасан провел податную реформу и издал «Канун наме», или книгу «Узаконения». В народе они назывались «Законы Гасан падишаха».

Следует отметить, что эти законы действовали и в XVI веке в Сефевидском государстве, а также в восточных областях Османской империи, ранее входивших в состав государства Аккоюнлу. Яхья Казвини в своем труде «Луббат таварих» (написан в 1541/42 годах) писал: «Великий Эмир Абуль наср Гасан бек бин Али бек бин Осман бек бин Кутлуг бек бин Гаджи бей был справедливейшим государем. По сегодняшний день изданный им закон остается в силе».

По утверждению автора труда «Шерефнаме» Шерафеддина Битлисли, в конце ХVI века государственные органы в Азербайджане руководствовались «Законником» Узун Гасана.

Как отмечалось выше, чиновники собирали налоги по своему усмотрению, так как не было писаных законов о налогах. Городские середняки и беднота, особенно крестьяне, мучились под тяжелым бременем непосильных налогов. Гасан бек Румлу писал: «Все подвергались грабежу со стороны мухассилов».

Неприязнь между крестьянами и правящими классами усиливалась. В корне этой неприязни стояло отсутствие единых законов, регулирующих сферу налогов.

И.П.Петрушевский утверждает, что податная реформа Узун Гасана временно облегчила положение оседлого населения. Однако к концу XV века их положение вновь ухудшилось.

Джелаледдин Мухаммед Даввани в своем труде «Ахлаг и джелали» писал: «Несмотря на молодость, его высочество большую часть своего времени уделял делам управления государством, добрым делам для подданных, справедливости, научным истинам, редким указам и наставлениям ученым».

С другой стороны, уточняя количество налогов и податей, Узун Гасан по утверждению самого И.П.Петрушевского, ограничивал злоупотребления феодалов и чиновников при сборе налогов.

Что касается непосредственно самих налогов, то имеет смысл рассмотреть фирман (указ) о союргале, изданный в Мардине 5-го числа месяца шабан 903 года хиджры (30 марта 1498 г.) правителем Аккоюнлу Касым бин Джахангиром. Известный востоковед В.Минорский отмечал что в фирмане приводится 23 наименований налогов и податей.

И.П.Петрушевский приводит 35 наименований налогов и повинностей. По его утверждению, некоторые из 35 наименований были известны с эпохи сасанидов и халифата (харадж, ушр, джизья, бигар), а некоторые – со времен сельджуков и эльханидов (мутаваджихат-е черик). Отдельные наименования налогов и повинностей встречаются в фирманах правителей Аккоюнлу (мал-у джихад, тафаввуд, тоджихат, коналга, улам, шилтага, авари-за, русум, даругеки, савери, пишкеш, джихад, шикар).

Ихраджат – тяжелый налог, который взимался с подданных в чрезвычайных случаях. Этот налог использовался для содержания армии, осуществления чрезвычайных мероприятий, погашения расходов высокопоставленных государственных служащих и гонцов.

Халисат взимался в счет финансовой тетради в чистом виде.

Аваризат – налог за повинности. Подданные выплачивали его также деньгами.

Авариз – таможенная пошлина. Этот налог взимался в исключительных случаях. Подданные выполняли повинности для государственных чиновников и помещиков или часть повинностей выплачивали деньгами.

Шенагес взимался с урожая посевных.

Шилтагат – это множественное число персидского слова «шилтаг», означающего несправедливость, насилие. Это налог, который взимался государственными чиновниками с подданных путем подлога, иногда насильно. Этот налог не входил в официальный реестр государственных налогов, местные правители безосновательно взимали его с подданных.

Тоджихат, или мутаваджихат – название товаров или денежных средств (предназначенных для государства), находящихся в пользовании отдельных людей, учреждений, предприятий, хозяйств. В некоторых случаях с военнослужащих не взимали мутаваджихат.

Налог тоузиат подразумевал распределение налогов по отдельным регионам. Имелось в виду распределение определенной суммы денег или урожая среди подданных и поручение сбора этого налога государственным служащим.

Налог алафа взимался для кормления служебных лошадей правительственных чиновников. Крестьяне обязывались обеспечивать рабочих лошадей государственных служащих фуражом, стойлами и т.д.

Налог улафа имел в виду обеспечение крестьянами государственных чиновников ночлегом и продовольствием. Следует отметить, что в трудах некоторых историков не приводится четкого разграничения между налогами алафа и улуфа. На самом деле налог алафа означает корм для животных чиновников, а улуфа – это продовольственный налог, взимаемый с населения для чиновников и армии.

Крестьяне были обязаны принимать у себя в доме послов, посыльных, высокопоставленных государственных служащих и представителей дворца, их слуг, обеспечить их ночлегом и продовольствием, а также их животных стойлом и кормом. Этот вид повинности назывался «коналга».

И.П.Петрушевский, ссылаясь на труд «Джами ат-таварих», утверждает, что «коналга» была тяжелой повинностью. Чтобы избавиться от нее, население поддерживало свои дома в полуразрушенном виде.

В XV веке государственные служащие обеспечивались верховыми и вьючными животными на дорогу. Эти животные назывались улаг. Во многих случаях животное конфисковывалось без согласия хозяина. В народе это называли «ат тутду» (ловля лошадей – С.М.). По утверждению Т.М.Мусеви, эта повинность существовала с эпохи Эльханидов до эпохи Каджаров.

Улам – это специальный вид повинности, которая обязывала крестьян оказывать государственным чиновникам бесплатные услуги, выполнять обязанности проводника. По утверждению К.С. Лембтона, повинность «улам» появилась в период правления Каракоюнлу и существовала до эпохи Каджаров.

Тагар взимали для нужд армии принцев и кочевой знати с крестьян, горожан и кочевников.

Бигари – распространенный вид барщины, выполняемый населением бесплатно в пользу государства, правителей провинций, магалов, включал в себя строительство дорог, каналов, дворцов, возведение мостов, а также перевозку строительного материала, леса своей упряжкой.

Другим известным видом повинности был шикар. Во время охоты шаха, знатных феодалов крестьяне, взяв друг друга за руки, охватывали большую территорию и сгоняли животных к месту, где охотились знатные особы. По утверждению И.П. Петрушевского, в документах той эпохи понятия «бийар» и «шикар» употребляются вместе, подразумевая работу без оплаты. Шикар происходит от «шах» и «кар», что означает «работать для шаха».

В праздничные дни, особенно когда отмечали Новруз байрам, крестьяне должны были подносить подарки своим господам и местным правителям. Этот вид повинности назывался «новрузи». Подданные через чиновников преподносили шаху подарок – пишкеш. Налог, который платили все мужчины подушно, назывался «серане».

Русум, взимаемый с населения наличными или урожаем, расходовался на содержание государственного аппарата чиновников, финансовых работников (русум – это «ресм» во множественном числе, означающий обычай, правило. – авт.).

Законы Узун Хасана определяли так же размеры штрафов. Если посев был растоптан верблюдом, лошадью или крупнорогатым скотом, то взимали специальный штраф – «джераими хейванат» (животный штраф – С.М.). Если посеву был нанесен значительный ущерб, то хозяин живности наказывался пятью ударами за каждого животного. Человек, подвергаемый наказанию, не выплачивал штраф. Однако в провинции Харпут хозяин скота подвергался штрафу и получал пять ударов плеткой за каждую скотину.

С населения собирали определенную сумму денег также во время воинской мобилизации.

Основные доходы государства составляли официальные налоги тамга, бадж и харадж.

Харадж взимали с сельскохозяйственной продукции, в основном деньгами. Хараджом называлась также дань, которую выплачивала ежегодно завоеванная страна. Проведенные исследования позволяют утверждать, что понятие ихраджат – это множественное число хараджа.

Следует отметить, что при сыне Узун Гасана Якубе в 1489 г. была сделана неудачная попытка проведения аграрно-финансовых реформ. В дальнейшем одному из правителей Аккоюнлу Гедек Ахмеду удалось отменить наследственный характер союргалов. Он упразднил ряд тяжких податей и повинностей для крестьянства, желая заручиться его поддержкой.

Следует отметить, что в своде законов Узун Гасана количество и размеры налогов и повинностей были узаконены. Однако это не привело к качественным изменениям в положении крестьян.

Если в законах Узун Гасана были бы учтены интересы крестьян, то исполнение этих законов могло вызвать недовольство феодалов. Но таких случаев не было. После Узун Гасана положение крестьян еще более ухудшилось.

На основе указа Узун Гасана можно прийти к выводу, что в XV-XVI веках прикрепление крестьян к земле было узаконено. Достаточно привести такой факт, что если крестьянин не обрабатывал закрепленную за ним землю, а обрабатывал другую, то с него в виде наказания взималась дополнительная бахра.

Богослов, путешественник, историограф Фазлуллах Рузбихан писал во время правления Султана Якуба АкКоюнлу (1478—1490 гг.): «В результате произвола калантара и финансовых уполномоченных положение подданных значительно ухудшилось».

Рассмотренные налоги, подати и повинности, их количество и размеры более чем убедительно показывают тяжелое положен в то время.

По материалам Среднерусского вестника общественных наук