Влияние азербайджанского богослова Дж.Афгани на мусульман Российской Империи


Г.Муршудлу

Мухаммед Джамаледдин Афгани (1838–1897) был одной из выдающихся ключевых фигур религиозной и общественной мысли и исламского реформаторства на Ближнем и Среднем Востоке. Он был первым крупным деятелем реформаторского движения, разработавшим исходные положения, легшие в основу его идейного содержания.

Идеи Афгани о необходимости духовного объединения мусульманских народов во имя освобождения от деспотизма, колониализма и культурно-политической экспанции Запада, для достижения социальной справедливости и прогресса пользовались большой популярностью во всем исламском мире.

Религиозно-реформистское учение и общественно-политическая деятельность Афгани были хорошо известны и среди мусульман России, особенно среди прогрессивно мыслящего духовенства, и оказали огромное влияние на формирование их взглядов. Джамаледдин побывал в России и прожил здесь несколько лет, ознакомился жизнью российских мусульман, встретился с мусульманскими религиозными деятелями.

Азербайджанец по национальности, Афгани родился в 1838 г. в семье известного и широко эрудированного теолога Сейида Сафдара. Начальное образование Афгани получил в отчем доме, потом продолжал его в Казвине и Тегеране — в центрах образования того времени. У него были всесторонние знания по мусульманской теологии и праву, суфизму, арабскому языку, истории, философии, логике, географии и т.д. В совершенствовании знаний и формировании мировоззрения Афгани большую роль сыграли четыре года учебы, которые он провел в религиозном центре шиитов в Наджафе.

После обучения в Наджафе с целью совершенствования и пополнения своих знаний Джамаледдин уехал в Калькутту (Индия), где прожил полтора года и обучался естествознанию и английскому языку у европейских преподавателей.

Исторические условия (исламский мир отставал в религиозно-нравственной, экономическо-политической и культурной сферах, среди мусульман глубоко укоренились невежество, суеверие и еретичество, господствовали угнетение и деспотизм местных правителей, расширился колониальный поход западных держав на Восток) вынудили его вести активную политическую деятельность.

Благодаря глубокому знанию культур Востока и Запада Афгани главный путь спасения мусульман видел в религиозном движении, которое, по его мнению, было основной причиной развития и прогресса европейцев. Он писал, что только религиозное движение в силах вывести мусульман из невежества и суеверия.

А понятие «религиозное движение» в учении мыслителя имело обширный смысл: это внутренне взаимосвязанные идеи просветительства, религиозного возрождения и реформаторства, с одной стороны, и идеи исламского единения и антиколониальной борьбы — с другой. Афгани хорошо понимал, что реализация этих идей, которые имеют глубокое содержание, требует силы воли, устойчивости и старания, и всю свою энергию направил на осуществление этой грандиозной задачи, вдохновил своих учеников и последователей на борьбу за эти идеи.

Афгани жил и занимался активной общественно-политической деятельностью в Каире, Хайдарабаде, Тегеране, Истанбуле, Лондоне, Париже, Петербурге и в других крупных городах Востока и Запада. И повсюду его деятельность была направлена на реализацию вышеуказанных идей.

Афгани приехал в Россию по приглашению известного в то время публициста и издателя журнала «Русский вестник» и газеты «Московские ведомости» М.Каткова, с которым познакомился в

Париже. Как правильно отмечают некоторые исследователи, одной из причин поездки Афгани, ярого врага английского империализма, в Россию могли быть и «антианглийские выступления русской печати того времени, и осуждение передовыми людьми России колониальной политики Англии».

Накануне приезда в Россию Афгани находился в Иране. Весной 1887 г. он покинул Иран и из Мазандарана через Кавказ, посетив по пути Тифлис, Баку и Владикавказ, в начале июля прибыл в Москву. Газета «Московские ведомости» опубликовала информацию о приезде Афгани в Москву. Через несколько дней газета публикует интервью с ним «О причинах настоящих событий в Афганистане» и его статью «Об афганских делах», в которых мыслитель резко критикует колониальную политику англичан в Афганистане.

Как свидетельствуют исследования, Афгани оставался в Москве меньше месяца, потому что в конце июля М.Катков скончался, и Афгани в начале августа 1887 г. отправился в Петербург.

Афгани в Петербурге познакомился с положением и жизнью российских мусульман, собрал сведения об их численности, особое внимание уделял распространению своих реформистских и просветительских идей среди них. Во время встреч с прогрессивными общественными и политическими деятелями Петербурга Афгани выступил в защиту права мусульман на развитие национальной культуры, образование на родном языке, создание периодической печати. В беседах с лидерами мусульман России особое внимание уделял таким вопросам, как национальное и социальное развитие мусульманских народов, неизбежность реформы в системе народного образования и т.д.

Как свидетельствуют источники, встречи и беседы Афгани с петербургским ахундом и лектором тюркских наречий и мусульманского права на восточных курсах Министерства иностранных дел А.Баязитовым, исламским теологом и правоведом Р.Фахретдиновым, издателем газеты «Аль-Мират» («Зеркало») в Петербурге А. Ибрагимовым оказали огромное влияние на формирование их взглядов.

Следует подчеркнуть, что до 1917 г. в России о жизни и деятельности Афгани в разных странах Востока (Индия, Египет, Иран, Афганистан, Турция) и Европы (Франция, Англия), а также о его пребывании в России велись исследования, были написаны обширные статьи. В этих статьях, написанных в основном на татарском языке, подробно освещается его биография, излагается суть его панисламистских и реформистско-просветительских идей.

Афгани в период проживания в России (1887–1889 гг.) с интересом занимался и политическими вопросами, уделял серьезное внимание внешней политике этой страны, особенно ее взаимоотношению с мусульманскими странами.

На встречах со многими высокопоставленными государственными деятелями России — с министром иностранных дел Гирсом, руководителем Азиатского департамента того же министерства Зиновьевым, генералами Обручевым и Рихтером и др. — разоблачал и критиковал политику Англии в странах Востока, убедительно говорил о том, что Россия не должна относиться равнодушно к произволу англичан в Азии, в частности в соседних мусульманских странах.

Афгани с помощью К.П.Победоносцева, тогдашнего обер-прокурора Синода, добился аудиенции и у императора Александра III, которому были известны большой авторитет Афгани среди мусульман России и его высказывания по ряду вопросов международной политики на Среднем Востоке.

На встрече с императором Афгани высказал свое мнение о колониальной сущности политики Англии в странах мусульманского Востока, говорил о неизбежности участия России в антибританском союзе вместе с Ираном с целью помочь индийским мусульманам. Во время беседы он обратился к императору с просьбой улучшить положение российских мусульман, открыть для них школы, издавать на их родном языке журналы и книги.

Александр III с большим вниманием выслушал Афгани и в конце беседы поинтересовался причинами его разногласий с иранским шахом Насреддином. Афгани сказал, что он предлагал шаху замену абсолютизма конституционной монархией, с чем тот не согласился. Будучи абсолютным монархом, император в этом вопросе поддержал шаха Насреддина, сказав: «Я думаю, что шах прав. Ни один правитель добровольно не согласится, чтобы его государством правил народ».

Тогда Афгани со свойственной ему смелостью заявил: «Я полагаю, Ваше императорское величество, что трон государя прочнее, когда имеются миллионы подданных друзей, и это лучше, чем если бы они были врагами и ждали удобного случая и накопляли в своих сердцах яд ненависти и огонь мести».

Открытый и смелый ответ Афгани не понравился императору, он прервал аудиенцию и через своих придворных дал понять Афгани, что его дальнейшее пребывание в России нежелательно. Афгани вынужден был покинуть страну.

Его визит в Россию в политическом плане не имел успеха, но приезд известного в мусульманском мире религиозного деятеля сам по себе стал знаменательным событием. К успеху его миссии следует отнести то, что он смог убедить Александра III разрешить российским мусульманам издать священную книгу Коран.

В России Афгани с вниманием и уважением относился к русской культуре. Он в короткий срок изучил русский язык и в беседах и дискуссиях обходился без помощи переводчика.

Афгани пользовался большим авторитетом не только среди прогрессивного мусульманского духовенства, к нему с уважением и симпатией относились и передовые люди, и научная общественность России. Он был приглашен как почетный гость на заседание восточного отдела Императорского Русского Археологического общества в феврале 1888 г., в сентябре того же года был избран членом Императорского Русского Географического общества.

По материалам научной конференции “Ислам в России и за ее пределами: история, общество, культура”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.