Жизнь среди вулканов: Остров Бали глазами бакинского журналиста в 1964 г.


Заслуженный журналист Азербайджана Азад Шарифов (1930-2009) за свою карьеру успел поработать в газете «Молодежь Азербайджана», «Физкультурник Азербайджана».

Шарифов также работал в Москве в ЦК ВЛКСМ в секторе печати, затем заместителем главного редактора журнала «Вокруг света». Был корреспондентом газеты «Известия» по Турции, Ирану и Афганистану. В 1969 году А.Шарифов стал заведующим отделом культуры ЦК КП Азербайджана. Он также занимал должность директора «Азеринформ».

В далекую Индонезию, Шарифов попал в 1964 году, в составе небольшой делегации, приглашенной для участия в качестве наблюдателей на Всеиндонезийской конференции молодых мусульман.

В данном материале – заметки А.Шарифова об увлекательной поездке на остров Бали в Индонезии.

**********

Раз в столетие народ острова Бали отмечает один из самых удивительных праздников – Эка Дасарундра. Торжества длятся в течение двух месяцев и отличаются исключительной пышностью. Со всех концов Индонезии на Бали устремляются десятки тысяч паломников, глубоко убежденных в том, что Эка Дасарундра принесет им избавление от невзгод…

Над изумрудной равниной стоял туман. Птицы уже проснулись и огласили воздух пронзительным криком. Но вот на минуту все замерло. Мгновение – и на высокой росистой траве заиграло слепящее море солнечных лучей. И средь пестрой картины дикой природы засветились величественные контуры вулкана Агунга, священной горы острова Бали.

С раннего утра повсюду царит движение. Сотни людей несут перед собой длинные бамбуковые шесты, украшенные разноцветными лентами, пестрые флаги, зонты: жители Бали отмечают Эка Дасарундра, праздник очищения.

«Дважды над Бали поднимется и скроется полная луна, прежде чем окончится Эка Дасарундра, исцеляющий душу и тело», – гласит народное предание.

Малайский архипелаг, куда входит и остров Бали, вулканического происхождения. Тайфуны, землетрясения, наводнения нередки в этом краю, затерявшемся в глубокой синеве Индийского океана. Но есть еще одно бедствие, которого страшатся балийцы, – извержение. На Бали много действующих и «спящих» вулканов, готовых в любую минуту обрушить на рисовые поля, плантации кофе и какао тучи пепла и потоки огнедышащей лавы. Постоянная изнурительная борьба местного населения с грозной силой стихии по особому преломилась в сознании людей и в конце концов вылилась в этот удивительный феномен – Эка Дасарундра.

Один раз в столетие мир должен быть избавлен от бедствий и зла, верят жители Бали. И как раз в этом году остров отмечал священный праздник очищения, который продолжался два месяца. Надолго запомнился индонезийцам 1963 год, когда произошло извержение Агунга, в результате которого погибли 1,600 человек – поглотило море пепла, потоки лавы и град камней. Пеплом были покрыты рисовые поля на востоке острова. Вскоре разразился голод.

Что ж, в мире зло продолжает творить свои черные дела, считают жители острова Бали, и если его много, значит, тьма одерживает верх над светом, вот почему люди должны устроить этот фантастический праздник очищения – Эка Дасарундра, самый торжественный, самый пышный и самый почитаемый здесь. Последний раз он отмечался на Малайском архипелаге в XVI веке.

В соответствии с положениями балийского индуизма «два полнолуния века» празднуются лишь тогда, когда по календарю острова – а там он особый – истечет столетие. Исключения допускаются только в тех случаях, когда войны, эпидемии, землетрясения или извержения вулканов свидетельствуют о том, что «восторжествовало зло».

За последние несколько десятилетий много бед обрушилось на многострадальную землю Индонезии. Долго совещались брахманы – 15 лет, – пока наконец не объявили о приходе Эка Дасарундра, – 24 марта 1979 года. Однако по балийскому календарю на исходе последний месяц 1900 года. И действительно, глядя на причудливые пагоды более 200 храмов и гробниц Бесаких, главного центра священных празднеств, будто попадаешь в совершенно иной мир, отделенный от нас незримой чертой времени.

Пестрая, нарядная толпа устремляется вверх по лестницам Бесаких. Там, на высокой площадке, установлены самые дорогие реликвии – статуи божеств, украшенные гирляндами цветов и лент по обычаю, святые должны прошествовать на носилках к морю в местечко Клотока (в 30 километрах от Бесаких), чтобы там совершить «очищение» – погрузиться в морские волны, придающие «силы небесные, что демонов способны изгнать». После процессия направляется обратно, к подножию священной горы. Ритуалом омовения руководит Педанда Даван, глава буддийских монахов на острове. По его знаку осуществляется магическое очищение предметов культа, драгоценностей, масок, даже бронзовых дощечек с заклинаниями.

Кульминационный момент празднеств – водворение статуй святых на место и церемония жертвоприношения. Построенный в виде террас на живописном склоне Агунта, храм Бесаких поражает совершенством своей архитектуры и богатством украшений. Стреловидные своды храмов и гробниц, черные ленты каменных лестниц и стен – все это гармонично вписывается в общую. Картину горного пейзажа, центральной фигурой которого все же является величественный силуэт курящегося вулкана. Само расположение Бесаких настолько удачно, что даже при извержении потоки лавы сбегают прямо вниз, в долину, огибая возвышенность, где покоятся священные реликвии.

Внутреннее убранство помещений выполнено в традиционном духе восточной роскоши. Каждый камень, каждый цвет имеют свой смысл, свое значение, понятные только посвященным. На многочисленных гробницах надписи, которые способны расшифровать только седобородые старцы: «большой круг – это всемирное пространство, два поменьше – видимая и невидимая вселенные, линии, пересекающие параболу, – кардинальные пункты космического порядка». Тут можно услышать и о переместившихся мирах, и о стабилизирующихся энергиях и негативных элементах, и о многом другом, относящемся скорее к миру псевдонаучной фантастики.

Нарастают звуки гамелана (оркестра традиционных музыкальных инструментов). Гром барабанов перерастает в сплошную какофонию. На главной лестнице расстелен белый ковер, утопающий в море цветов и мелких монеток-пожертвований. Группа танцовщиц исполняет перед статуями богов традиционный балийский танец. Волнами взметаются черные, как смоль, волосы, вверх простираются руки, грациозные, невесомые. Наконец, хореографическая композиция завершена, настал час жертвоприношений.

Люди опускаются на колени. Монах кладет букетик цветов в серебряную чашу, брызгает святой водой на духов и демонов. Вода смывает зло, считают индонезийцы. «Тирта» (святая вода) приготовляется из воды многочисленных родников, куда добавляются различные снадобья из трав и сахара. Это средство считается у балийцев неотъемлемым атрибутом очищения души. Один из жрецов высокого сана заносит над животными длинный серебряный мяч, символически предавая их смерти. Начинается торжественное чтение Вед, древнеиндусской священной книги. После каждой главы богомольцы подбрасывают в воздух тропические цветы, чей нектар, по их наивным представлениям, будет подхвачен ангелами. До поздней ночи длятся песнопения и молитвы. Все дороги, ведущие в Бесаких, заполнены повозками, машинами, толпами паломников. И средь кромешной мглы горят тысячи костров, у которых коротают время те, кому не по карману местные отели и гостиницы.

Наступает самый торжественный день Эка Дасарундра. Над горной долиной льются торжественные гимны. Главный заклинатель, сухопарый старец в белых одеждах, отрешенно восседает на возвышенности близ утопающего в цветах алтаря. Он погружен в великие тайны небытия. Вот он шелохнулся, воздел руки к небу и начал мимический танец, сопровождающийся огромным количеством самых поразительных жестов. По преданию, заклинатель демонов с помощью магических знаков направляет энергию богов вглубь земли, что обеспечивает мир и благоденствие в течение последующих ста лет.

Внезапно раздаются звуки труб и гамеланов, возвещающие о кульминационном пункте заклинания. Сейчас мир должен быть приведен в равновесие. Старец, развернувшись на 180 градусов, замирает, воздев последний раз тонкие руки к небу, постепенно впадая в полный транс. Легкий вздох облегчения прокатился по многотысячной толпе.

Собравшиеся пели: «Мир, приди на землю, мир! Мы хотим нашим детям счастья и благополучия. Пусть беды пройдут стороной, тайфуны потеряют свою силу, вулканы уснут, а над землей светит теплое солнце. Мир, приди на землю!»

Долго длятся песни, танцы, обрядовые купания в последний день Эка Дасарундра. Люди забывают на время о своих горестях, неудачах, бедности. А когда на низины опустится туман, по дорогам потянутся вереницы людей, которых ждут новый день, новые проблемы. Обгоняя пеших странников, мчатся автомобили, усталые быки тащат скрипучие телеги. Медленно вертятся деревянные колеса. Медленно и неумолимо, как сама история.

По материалам книги автора “Чайки над Босфором”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.