Страницы архитектурной летописи Гянджи ХII в.


Р.Амензаде

Азербайджанский город Гянджа всегда славился вековыми культурными традициями. Археологические раскопки, которые велись на территории старой Гянджи и в предместьях дают основание утверждать, что город был издревле населен, и обитатели этих мест обладали развитой культурой.

Благодатная земля взрастила немало выдающихся представителей азербайджанского народа – строителей, врачей, зодчих, теологов, поэтов, философов, среди которых немало современников великого Низами Гянджеви (1141–ум. после 1203 г.) – Мехсети Гянджеви, Абулула Гянджеви, Таджеддин Амир Ахмед Гянджеви (Пири Хатеби), Абу Хафз Омер ибн Осман Гянджи, Разийа Гянджеви.

Подчинение халифатом Азербайджана, одного из самых богатых «восточных вилайетов» приобретало со временем все большую значимость. На рубеж IX–X вв. падает появление государственных образований, возглавлявшихся местными династиями, провозгласившими себя независимыми от Багдада правителями.

Одним из самых влиятельных и сильных было государство Шаддадидов, правивших «приблизительно с 340 г.х. (951/2)» указывает В.В. Бартольд, образованное в результате объединения нескольких эмиратов.

Уже в XI в. стал возможен мощный взлет экономической и культурной жизни Азербайджана. Это было время стремительного подъема городов и городской жизни, обусловленное активной созидательной деятельностью народных масс. Хотя каждый городской организм живет и развивается по собственным законам, закономерности уплотнения среды едины для исторически сложившихся городов.

Усиление процесса урбанизации предопределило дальнейшее существование и появление новых городов, благоприятные условия для их развития определялись ростом экономики, стимулированным единой хозяйственной системой, интенсивной феодолизацией, подъемом архитектурно-строительной деятельности и выдвижением новых архитектурных задач, отвечавших всесторонним-духовным и экономическим запросам средневекового социума.

Берда (Барда), Баб-ал-Абваб (Дербенд), Ардебиль, Марага, Урмия, Шемахия (Шамахы), Шамкур (Шамкир), Шаберан, Бейлаган (Орен-кала), Джанза (Гянджа) наиболее часто упоминающиеся в источниках города, которые прошли общий процесс формирования раннефеодального города с крепостью правителя, цитаделью, обведенную сильными стенами, и, вокруг которого появилось поселение, структурированное со временем в шахристан и рабад.

Расцвет и рост этих и других городов были стимулированы многоотраслевым высокоразвитым ремесленным производством и интенсивной караванной торговлей, обеспечившей бурные многосторонние контакты, непременное условие развития средневекового общества.

Отмечающееся в источниках расположение ворот в Гяндже, Бейлагане и др. городах указывает на существование в них определенных главных магистралей. В источниках неизменно сообщается также о развитой инфраструктуре, что собственно подкрепляется археологическими раскопками. Общая площадь домонгольской Гянджи в пределах наружного обвода оборонительных стен составляла примерно 250 га.

Гянджа становится одним из блистательных и наиболее благоустроенных городов Востока, который включал укрепленные право- и левобережные части, соединенные несколькими мостами, с плотно заселенной селитьбой – с улицами и махалля (дворами), с целой номенклатурой монументальных строений, круг которых был обычен для феодального восточного города.

Архитектурный образ городов формировался в первую очередь объектами военно-стратегического значения. То же в Гяндже, где каждая часть хорошо распланированного города, расположенного на высоких берегах Гянджачая пересекавшего город в направлении юг-север была защищена системой мощных оборонительных заслонов с высокими стенами шириной до 2-х м, с зубцами и мазгалами (щели в стенах), со рвом, шириной доходившим до 8–9, с крепостными воротами из сбитых накрепко огромных бревен с железными креплениями.

Стены крепостных сооружений были возведены из глинобита квадратного сырцового кирпича, зато снаружи и стены и башни были заключены в панцирь каменной кладки.

Ахмед бин Лютфуллах (Мунаджим Баши) в «Своде историй государств» сообщает, что Шаддадид Абу-л Асвар в 455 г.х. (1063 г.) «…построил вокруг окрестности Джанзы прочную стену и установил в ней крепкие ворота», кроме того, «Джанза стала вдвое (больше) чем была».

При необходимости крепостные рвы заполнялись водой, превращаясь в труднопроходимое препятствие. Оборона была мощной, и, неспроста, потому как с незапамятных времен Гянджа являлась ареной неоднократных военных действий, город перманентно подвергался набегам завоевателей, неизменно зарившихся на «цветущий и богатый угодьями, напоенный ароматами плодоносящих садов город …»

Историки советского времени отмечали, что в Гяндже строились здания и сооружения широкой типологической палитры, сочетающиеся в комплексной застройке – культовые, гражданские, рыночные. В строениях – в известной степени – обнаруживался градостроительный подход к планировочно-композиционным решениям зданий, хотя и в контексте бессистемной застройки.

Исследователи отмечают, что дворец правителя в Гяндже упоминался в самых разных источниках. В городе и в его окрестностях существовала обширная сеть гидротехнических сооружений –каналы, колодцы, кяхризы, канализация.

Важнейшим фактором градостроительной культуры были ирригационные каналы, подлинно «кровоснабжающие» артерии, способствовавшие росту обрабатываемых земель превращению их в изумрудные оазисы, плодоносящие и декоративные сады, в глубине которых возвышались монументальные постройки и народное жилье.

Город Гянджа был как крупным перевалочно-транзитным пунктом, так и важным торговым центром, где сбывались товары не только местного производства, но и со всего Востока. Славились ремесленные изделия, производившиеся в Гяндже.

Особенного развития и значительного производства достигла шелковая пряжа, первосортного качества атлас, войлок, всевозможные изделия из парчи, хлопковая и шерстяная ткань, меховые чалмы, одежда называвшаяся «ал-гянджи» и «ал-кутни», неизменно находившие спрос во многих городах Востока.

Как отмечал В.В.Бартольд, знаком достоинства «висак-баши» военного офицера при дворе Сасанидов была в частности «гянджинская» одежда, которая существовала и во дворцах кашгарских государей в ХI веке.

В 1139 г. Гянджа и окрестные населенные пункты были разрушены в результате мощнейших тектонических сдвигов, зубчатая вершина горы Кяпаз громоздившаяся вдали обвалилась, а рухнувшие обломки скал запрудили реку Агсу. Так образовалось озеро сказочной красоты Гей-гел и нескольких небольших горных озер в обрамлении реликтовых лесов.

«Неистовство земли и сильное разрушение двинулось с ужасной яростью и достигло этой земли Албании. В результате его столица Гянджа также была швырнута в ад, поглотив своих жителей» писал албанский историк, население которой, как пиал ак. З.Буниятов, составляло не менее 300 тыс. человек.

В течение последующих лет город постепенно оправляется от последствий чудовищного землетрясения. Последствия землетрясения, отмечает И.М.Джафарзаде «были ликвидированы силами оставшихся в живых горожан, количество которых», добавляет он «… было не меньшим, чем убитых сограждан». Жизнь в городе постепенно входила в свое русло…

По материалам научно-практической конференции “Традиционная культура народов Поволжья”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.