Сквозь года: из истории города Ордубада (Нахчыван)


А.Пашаев

Ордубад, являющийся составной частью Нахичеванской историко-этнографической зоны Азербайджана, принадлежит к числу древних городов этого края. Благоприятные естественно-географические и климатические факторы, обилие водных ресурсов были в числе тех условий, что в древности способствовали возникновению Ордубада.

Хотя этот город играл определенную роль в экономической жизни феодального Азербайджана, тем не менее он не получил развития как политико-административный центр. Вместе с тем вследствие постоянных двусторонних экономических и культурных связей с сельскими поселениями (со своей сельской округой), роста городского населения за счет выходцев из сельской местности, развития города как торгово-ремесленного центра в Ордубаде сочетались черты, присущие как городу, так и селу.

Вот почему нередко письменные источники именовали его, как и ряд других значительных феодальных городов страны, “поселением”, ибо “многие города Азербайджана прошли путь исторического развития от подобного рода поселений”.

Сведения об Ордубаде, содержащиеся в работах, опубликованных в первой половине XIX в., носят случайный и весьма отрывочный, ограниченный характер. Позднее, в связи с целями и задачами колониальной политики русского царизма, было начато систематическое обследование национальных окраин империи в экономическом, социальном, политическом, топографическом и статистическом, аспектах.

В частности, изучение материальных богатств, особенностей хозяйства Ордубада диктовалось необходимостью обеспечения российской промышленности определенными видами сырья. С этой целью здесь побывали различные специалисты, той же работой занимались местные чиновники и учителя.

Первые топографические и статистические данные об Ордубадском округе собраны и опубликованы В.Г.Григорьевым, посланным на Кавказ министерством финансов (1833 г.). Он сообщает ценные сведения о местных естественно-географических условиях, хозяйстве и занятиях жителей города Ордубада и прилегающей к нему сельской округи.

Сотрудник управления Армянской областью И.Шопен в своих работах также привел важные материалы о хозяйстве, национальном составе Ордубадского округа (1852 г.). Его сведения ценны тем, что собраны самим автором, который по долгу службы объездил все описанные им места, а это позволило И.Шопену собрать также этнографический материал, добавив к нему исторические экскурсы и архивные данные.

Весьма велика роль в изучении хозяйственной жизни жителей города Ордубада С.П.Зелинского, занимавшегося описанием экономического быта государственных крестьян Закавказского края (1880 и 1888 гг.). Он привел ценные данные о садоводстве и виноградарстве и их организации, о способах обработки плодовых насаждений, использовании местными жителями продукции этих отраслей сельского хозяйства.

После создания в 1887 г. Кавказской шелководческой станции возрос интерес к изучению шелководства Ордубада в связи с потребностью российской шелковой промышленности в шелке-сырце. Сюда приезжали специалисты, в том числе С.Лавров и В.Геевский, которые обратили внимание на потенциальные возможности и источники этой доходной местной отрасли (источники 1865 и 1895 г.).

Во второй половине XIX в. публикации об Ордубаде увеличились. Это касается работ П.К.Услара, Н.Спасского, П.Н.Ягодынского, Н.К.Никифирова, В.Геевского и Г.Шаррера, занимавшихся описанием экономического быта государственных крестьян Закавказского края.

Относительно подробные данные о городе Ордубаде были приведены в первом томе “Свода статистических сведений о Кавказе”, в “Кавказском календаре”. Они содержали весьма интересные статистические материалы об экономике, занятиях населения, ремеслах.

В целом, работы дореволюционных авторов дают сведения об Ордубаде на общекавказском фоне, вследствие чего локальные черты и специфика исследуемого объекта фактически не были учтены.

В начале XIX в Северный Азербайджан вошел в состав России, что привело к определенным позитивным последствиям в экономической, социальной, политической и культурной жизни страны. После 1920 г. в Азербайджане началось систематическое обследование и изучение отдельных историко-этнографических зон республики.

Стали появляться статьи об Ордубаде, посвященные, правда, в основном историко-археологическим аспектам. Проведенные на месте исследования более всего касались жилых домов и исторических памятников Ордубада, их архитектуры. Такие публикации в определенной мере облегчили задачу изучения местных жилищ с этнографических позиций.

Археологические материалы и письменные источники свидетельствуют, что Нахичеванская историко-этнографическая зона является одним из древнейших очагов человеческой культуры. В течение многих столетий на этой земле пролегали значительные караванные пути, связывавшие Закавказье с Ближным Востоком, что оказало заметное влияние на ее экономическую, политическую и культурную эволюцию, а также на создание благоприятных условий для появления, развития и процветания здесь крупных ремесленно-торговых центров Азербайджана – городов Нахичевана, Ордубада и Джульфы.

Во время археологических работ в Ордубадском районе были найдены различные предметы, образцы крашеной керамики, а также сделаны случайные находки, относящиеся к эпохе бронзы (III—I тыс. до н.э.) и аналогичные материалы, открытые на городище Гызылванк, около Нахчывана.

Большой научный интерес представляет галерея рисунков, открытых во время археологической разведки в 1967 г. на горе Гями-гая, близ селений Тиви и Несирваз Ордубадского района. Исследование их показало, что уже в III—I тыс. до н.э. здесь жили оседлые земледельческо-скотоводческие племена. По мнению специалистов, скотоводческие племена, обитавшие на равнине, в жаркое время года поднимались на йайлаги. Вот почему открытые рисунки, запечатлевшие людей, животных и птиц, аналогичны тем, что были выявлены на крашеной керамике, найденной в равнинной зоне Ордубадского района.

Широкомасштабные археологические работы на городище Хараба—Гилян (Ордубадский район), и письменные источники свидетельствуют, что на этом месте находился значительный средневековый город, активная жизнь которого продолжалась до XIV в.

Территория Ордубадского и, частично, Джульфинского районов Азербайджанской Республики в далеком прошлом была известна под историческими именами Голтене, Гохтн, Гохтен, Гохтан. В античных и средневековых источниках содержатся лишь отрывочные сведения об области Гохтан, о ее политической и культурной жизни.

Неизвестно также точное время появления самого города Ордубада. Можно лишь констатировать, что хорошие природно-климатические условия, плодородные земли, удобные источники орошения способствовали его возникновению на этом месте.

Первое упоминание города Ордубада относится к VII в. – епископ Себеос, рассказывая о появлении в том столетии арабского войска в Закавказье, пишет: “Захватчики прошли через Ордубад в направле¬нии области Арарат“. Это свидетельство важно с точки зрения топонимии, и истории изучаемого объекта, ибо до VII в. исследуемая зона была известна только под именем Гохтан.

Как отмечает автор VII в., “исмаильтяне (арабы), отделив большую часть своего войска для нападения на Армению, со стороны Персии, опустошили села мидийские, область Гохтан и веси нахичеванские. Многих мужчин умертвили, а других забрали в плен с женами и детьми, и перевезли за Аракс, через Джульфинский брод“.

В это время в Нахичеванском крае, включая Ордубад, находилось более 5000 арабских воинов. Ордубад тогда управлялся эмиром, назначаемым халифом. Начиная с IX в., в ряде сочинений арабских географов и персидских авторов встречаются сведения об исследуемой зоне, но они носят отрывочный и описательный характер. В них содержатся сообщения об Араксе, о городах и селениях, расположенных на его берегах, о местных жителях; ряд сведений относится к Ордубаду.

Топоним Ордубад интерпретируют как орду-абад, т.е. “становище, стоянка”. Народная этимология объясняет его как орда-абад, т.е. “благоустроенное место”, ибо, по некоторым предположениям, исследуемая зона почти полностью была занята садами и виноградниками, за что и получила такое название от ее жителей.

В середине VII в., во время арабского нашествия на территорию Азербайджан, Ордубад пострадал также, как и другие местные города и селения. В 654 г. арабы завладели всем Нахичеванским краем и прошли отсюда в Аран. В последующем, после ослабления Халифата, Ордубад входил с IX по 30-е годы X вв. в состав Саджидского, а затем Саларидского государств.

С 80-х годов X в. город и тяготевшая к нему территория стали владением нахичеваншахов Абу-Дулафидов. Это время было для изучаемой зоны, как и вообще для всего Нахичеванского края, периодом заметного экономического и политического подъема.

В XI в. Азербайджан испытал на себе сельджукское нашествие, и нахичеванское ханство, просуществовавшее 80 лет, пало, его земли оказались под властью султанов Сельджукидов. В первой половине XII в., после ослабления сельджукского владычества, образовалось государство атабеков Азербайджана во главе с династией Ильденизидов (1136—1225), и Нахичеван стал одной из их резиденцией. Относительная политическая стабильность этого времени благотворно сказалась на экономической жизни.

В начале XIII в. относительно мирная жизнь исследуемой зоны была нарушена длительным монгольским нашествием. В конце XIV—начале XV вв. войска золоордынского хана Тохтамыша и главы обширного государства в Средней Азии Тимура последовательно захватывали Нахичеванский край. Их военные действия во время длительной осады крепости Алинджа-кала “были весьма разорительны для ордубадцев”.

В 1387 г, Тимур завладел Хорасаном и городом Тебризом, после чего вторгся направился к крепости Алинджа-кала. Возведенная на крутом, обрывистом склоне горы над р. Алинджа-чай крепость в течение 14 лет, с 1387 по 1401 гг., оказывала упорное сопротивление войскам Тимура и его сына Мираншаха.

Источники XIII в. содержат ценные сведения о хозяйственной жизни, торговле и ремеслах Ордубада. Отмечая, что этот город является центром области, входящей в состав Нахичеванского тумана, историк Хамдаллах Казвини сообщает: “Он славится изобилием садов. Здесь выращивают высококачественный виноградник, зерновые культуры и хлопок. Город снабжается водой из реки, берущей начало с горы Капан (Кафанские горы), а излишки ее стекают в реку Аракс“.

В XV-XVI вв. Ордубад и его земли последовательно входили в состав государств Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу, а затем – Сефевидского.

В эти столетия наблюдалось значительное хозяйственное развитие, подъем городской жизни, и Ордубад становится одним из важных торговых центров Азербайджана. Несмотря на то, что в XVI—XVII вв. Ордубад неоднократно являлся ареной военных столкновений между Сефевидским государством и Османской империей, город не утратил сщето значения.

Иранский историк XVII в. Искендер Мюнши, участвовавший в 5-летней военной кампании (1603—1607) шаха Аббаса I, наряду с описанием сражений, сообщает много ценных сведений о жизни Ордубада. Будучи другом главного шахского везира Эдхем-бея Ордубади, он “пользовался его особой протекцией и счел своим долгом описать замечательную местность, прекрасные плодовые сады, прозрачные и приятные воды“.

Автор “Тарих-и-Аббаси” Джалал ад-Дин Мухаммад Мюнеджжим Йезди, описывая события 1603 г., сообщает о вручении шаху ключей от крепостей Азербайджана, в том числе от Нахичевана, Ордубада и Алиаджа-калы.

Географ XVII в. Мухаммед Мюфид Мустоуфи Йезди дает следующее описание Ордубада:Он расположен в предгорье. Это – отрадное место. Там имеется множество садов, огородов, разнообразие плодов. 72 источника дают прекрасную воду. Большинство его знатных и благородных жителей происходят из рода хаджи Насир ад-Дина Туси (знаменитого астронома и ученого XIII в.)“.

В середине XVIII в. в Азербайджане образовались ханства, в том числе полунезависимое Нахичеванское ханство. В его состав входили земли Нахичевана, Шарура, Мегри, Кафана и Ордубада. Во время первой русско-иранской войны (1805—1813) территория Нахичеванского ханства отошла под власть Российской империи, но впоследствии, по Гюлистанскому мирному договору 1813 г., была передана Иранскому государству.

В период второй русско-иранской войны (1826—1828) земли ханства стали ареной военных действий. В ожесточенных сражениях за имевшую важное военно-стратегическое значение крепость Аббасабад незаурядное мужество проявили воины гарнизона Нахичевана. Под предводительством своего начальника Эхсан-хана они оказали упорное сопротивление 40-тысячному войску Аббаса Мирзы.

В июле 1827 г. в боях за Ордубад местный “малочисленный гарнизон под начальством Эхсан-хана стойко выдерживал осаду 3-тысячного отряда неприятеля”; в течение 8 дней “с горстью своих приверженцев он противостоял блокаде замка, и последние 36 часов не имел даже воды”. Но вскоре русские, армянские и грузинские отряды завладели Ордубадом, а иранское войско отступило за Аракс. 7 июля крепость Аббасабад пала.

Вторая русско-иранская война завершилась полным разгромом иранской армии и 10 февраля 1828 г. был заключен Туркменчайский мирный договор. По его условиям, территория Нахичеванского ханства, в том числе Ордубад, вошла в состав России. Договор зафиксировал полный отказ Иранского государства от притязаний на Закавказье.

Еще I октября 1827 г. в ходе войны Ордубад вместе с бывшим Нахичеванским ханством был включен во вновь созданную Армянскую область в качестве участка. Это административно-территориальное деление официально вступило в силу позже – 21 марта 1828 г. Одновременно Ордубадский участок был разделен на 5 магалов (округов): Ордубад, Айлис, Десте, Билев, Джененеб. Во главе каждого из них был поставлен наиб (управитель) из числа местных беков.

В начале 1841 г. Армянская область как самостоятельная алминистративно-территориальная единица была ликвидирована.

9 июля 1849 г. Ордубад в качестве уезда вошел в состав вновь образованной Эриванской губернии. Созданная в 40-е годы XIX в. система российского колониального административного управления сохранялась с некоторыми частичными изменениями до начала XX в.

Вхождение Азербайджана в состав России отразилось и на Ордубаде. Так, местное сельское хозяйство начало утрачивать свою былую изолированность, феодальную замкнутость; стали усиливаться его связи с промышленностью на товарно-денежной основе. В результате, натуральная форма хозяйства все больше уступала свои позиции товарным отношениям.

Тем не менее, несмотря на эти объективно позитивные сдвиги, население Нахичеванского края, как и остальных национальных окраин Российской империи, подвергалось двойной эксплуатации как местными беками, ханами, духовенством, так и со стороны царской колониальной администрации.

10 марта 1921 г. Россия подписала в Москве с Турцией Договор о дружбе, по которому Нахичеванский край признавался неделимой составной частью Азербайджана. В результате, во второй половине апреля того же года турецкие войска очистили всю территорию Нахичевана, а 9 февраля 1924 г. была образована Нахичеванская АР в составе Азербайджана. В 1930 г. появился Ордубадский административный район.

Демографические данные о г. Ордубаде

Анализ статистических материалов XIX в. о населении города Ордубада показывает, что они часто неточны, а порой противоречивы. По данным 1829 г. в городе проживало 3444 чел., а количество домов равнялось 803.

В 1833 г. по материалам В.Григорьева число домов сократилось до 515 . Десять лет спустя в Ордубаде проживало, как сообщает И.Шопен, 3000 чел., а в 1852 г.— 3444, а количество домов составляло 803. По другим данным, в 1851—1857 гг. в городе имелось 4302 жителя.

Если считать сведения В.Григорьева ошибочными, значит в первой половине XIX в. количество домов в Ордубаде оставалось неизменным, а число жителей несколько увеличилось. Рост населения города в середине того столетия произошел в основном за счет притока армянских семей, переселившихся из Иранского государства в Северный Азербайджан, после вхождения его в состав России.

Во второй половине XIX в. темпы роста населения Ордубада замедлились. Так, в 60-е годы количество домов здесь равнялось 874 а жителей—4496. Статистические материалы за 70—80-е годы нередко противоречивы. Например, если по данным за 1874 г. в Ордубаде проживало 5525 чел., то для 1886 г. количество жителей определяется в 4199, а число домов – 854.

Таким образом, по данным за 70-е годы XIX в. население Ордубада резко возросло на 1030 чел., что вызывает сомнение в их достоверности, потому что в исследуемый период столь резкие демографические скачки в ту или иную сторону могли быть связаны или с массовой смертностью, либо с массовым притоком извне.

Как полагал А.Сумбатзаде, город Ордубад в изучаемый период можно сравнить по количеству жителей с другим населенным пунктом Азербайджана – Лагичем. Оба они по основным показателям находились в сходных условиях.

Так, несмотря на развитие капиталистических отношений, Ордубад как и Лагич, находившийся вдали от крупных промышленных центров, сохранил свое полунатуральное хозяйство и замкнутый образ жизни. А это, в свою очередь, препятствовало притоку населения и увеличению числа жителей города.

В начале XX в. в Ордубаде проживало 4250 чел. По данным 1926 г. здесь имелось 3800 жителей. Таким образом, население города было более или менее стабильным, и, несмотря на его некоторый рост в начале текущего столетия, значительного увеличения не произошло, ибо часть ордубадцев мигрировала в такой важный и крупный центр промышленности, как Баку.

По материалам книги автора

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.