Храм огня Атешгях в записях иностранцев со Средневековья по XIX в.


Н.Мамедова

Храм огня Атешгях на юго-восточной окраине селения Сураханы на Апшеронском полуострове – один из самых интересных и своеобразных историко-архитектурных памятников близ Баку.

Храм был притягательным центром для многих путешественников, ученых, чиновников, военнослужащих из Европы и, в особенности, России. Многие из них, будучи очевидцами ритуального богослужения и трапез верующих, оставили богатый описательный материал.

Интересно рассмотреть процесс появления интереса к памятнику со Средневековья и по XIX в., представить целостную картину взглядов российских и зарубежных путешественников на его историю, оценить вклад исследователей в разработку проблем времени создания и истории существования данного крупного объекта историко-культурного наследия.

Сведения этих авторов о храме и его обитателях являются ценными источниками для реконструкции повседневной картины быта и религиозной службы огнепоклонников. Наряду с описаниями памятника они демонстрируют достаточно противоречивые мнения о нем – как личностного, так и объективного характера.

Известно, что район Баку (на острове Пир-Аллахи, в селении Сураханы и т. д.) уже в раннем Средневековье отмечался в источниках как местность, где горели «вечные огни». Наибольшая активность горения благодаря наличию многочисленных выходов газа из земли отмечалась в селении Сураханы.

Как отмечала ученый С. Ашурбейли, «начиная с IX в. и позже арабские, персидские и турецкие источники говорили о городе вечных огней, где живут огнепоклонники. Арабский географ ал-Истахри, писавший в 930 г., сообщал об источниках белой и темно-серой нефти на берегу моря Баку: «…слышно о берегах, где живут в большом количестве маги (огнепоклонники)».

Другой известный арабский географ ал-Масуди, упоминавший в 944 г. о добыче белой нефти в Баку на море Хазарском (Каспийском), сообщал: «В мире нет другого места, производящего белую нефть, место это лежит на берегу Ширвана. В этой нефтеносной области есть вулкан, который является одним из огнедышащих источников, он никогда не перестает бить и над ним взлетают языки пламени…».

Другое интересное описание принадлежит Абд ар-Рашиду Бакуви, писавшему в 1403 г. на арабском языке: «В одном фарсахе от города Баку есть место, из которого выбрасывается никогда не гаснущий огонь. Говорят, что это рудник серы. Около этого огня расположено селение, жители которого выжигают известь и на повозках доставляют ее в город…».

Турецкий путешественник Эвлия Челеби, посетивший в 1647 г. Баку, также упоминал о вечных огнях: «В окрестностях Баку находятся солончаки. Если лошадь наступит туда, то ноги сгорят. Купцы караванов в некоторых местах раскапывали землю и кушание от жара земли в одно мгновение было готово, удивительное творение Бога…».

В дальнейшем основной массив сведений по данной теме приводили уже выходцы из Европы. Первым из европейских путешественников об этом интересном явлении упомянул в своей книге-дневнике «Хожение за три моря» А. Никитин (приблизительно, в 1467–1468 гг.). Он писал: «…пошел к Дербенти, а из Дербенти к Баке, где огнь горить неугасимы».

С начала Нового времени значительный и основной объем сведений о «вечных огнях» вблизи Баку был оставлен уже западноевропейскими и российскими авторами.

1847

Так, выходец из Франции Ж. Шарден (путешествовал в 1664–1670 гг.) сообщал: «Персы говорят, что эта провинция была названа Азербайджан, т. е. “место огня”, или “страна огня”, потому что там был построен самый знаменитый храм огня; что в этом месте сохраняли огонь, который огнепоклонники почитали божеством; что там находился верховный жрец этой религии, огнепоклонники, сохранившиеся в незначительной количестве в стране, именуемые гебрами, показывают это место в двух днях пути от Шамахи. Они уверяют как сущую правду, что священный огонь находится еще там, что он похож на горящий рудник и подземный огонь; и те, которые посещают его по набожности, видят его в виде пламени».

По сведениям Ж. Шардена, святилище огня в Сураханы посещалось в 60-х г. XVII в. как гебрами, так и индусами-огнепоклонниками.

П. Виллот, французский путешественник, который жил в Азербайджане в 1689 г., писал: «Около колодца виден вулкан, извергающий огонь из восьми или десяти различных жерл. Парсы называют это место “Атешгиа”, что означает жилище огня, он и в настоящее время почитается индусами и гебрами, которые являются остатками этих древних персов. Они приходят сюда на поклонение из различных мест и бросают по своему суеверию серебряные и золотые монеты и содержат даже постоянно двух дервишей или монахов своей секты для охраны этого священного огня…».

В 1683 г. секретарь шведского консульства в Персии Э. Кемпфер, назвал это место «горящим полем» («campus ardens»). Он упомянул о караван-сарае, где встретил «торговцев-индусов из племени мултаны, с давних пор приезжавших из Индии. Эти купцы, занимавшиеся крупной торговлей, поддерживали индусов-огнепоклонников, живших в селении Сураханы на Апшероне, деньгами и продуктами, давали средства на постройку келий в монастыре на месте «вечных огней».

О самом этом объекте Э. Кемпфер сообщал: «Здесь мы нашли около десятка людей, занятых работами возле огней: одни, поставив медные и глиняные сосуды на не слишком пылающие расселину, готовили пищу для жителей соседнего селения «Строганни атесгава» («Stroganni atesgawa» – Сураханы Атешгях. – Н. М.), названного так по этому огню; другие, положив на огонь кучу собранных в других местах камней, обжигали известь, а уже готовую собирали, чтобы отвозить на судах; двое из потомков племени персов, пришельцы индусы-огнепоклонники сидели бездеятельно вокруг выстроенной ими стены и молились вечному божеству, взирая на пламя, вырывающееся из земли, и поклоняясь ему…».

Из этого описания Э. Кемпфера (по мнению С. Ашурбейли) видно, что в 1683 г. у места выхода огней было какое-то строение в виде стены, которая, вероятно, огораживала священный огонь. Другие строения, т. е. кельи и караван-сарай, не отмечались.

Немец по происхождению, врач русской государственной службы и академик И.Лерх, посетивший Атешгях в 1733 г., сообщал о строениях возле сураханских огней следующее: «…За 20 лет построен там каменный дом о 2-х флигелях, а прежде того стоял тут маленький домик. В оном находилось 6 покоев, в коих пребывало 12 гебров или молились».

Эти данные свидетельствуют о том, что около 1713 г. здесь были построены кельи и караван-сарай, состоящий из 2-х флигелей. В 1747 г. И.Лерх вновь посетил храм и сообщил следующее: «В сие время неугасимые огни находились в худом состоянии, обожателей огня было более 20, также индийцев более, нежели прежде, кои весь прекрасный огонь обстроили маленькими с худыми каменными сводами избами, так что более двух больших местечек обширностью в тележное колесо оставалось, где еще горел огонь; прочее все длиною на 20 сажень, засыпано было более землею и весьма непорядочно застроено».

Подробное описание сураханского храма при «вечных огнях» можно найти у английского путешественника и купца Дж. Ханвея, изучавшего условия английской торговли на Каспийском море. Этот автор, посетивший Атешгях в 1746 г., писал о строительстве келий и о самом храме, указывая на наличие 40 или 50 огнепоклонников; их он тоже называл индусами и отмечал, что индусы при- ходят из своей страны и живут скудными доходами.

Дж.Ханвей писал: «Здешние индусы, уверяют, что пламя существует всегда с самого потопа, и они убеждены, что оно погаснет лишь при конце света, и если помешать выходу его в этом месте, то оно появится в другом… Занятие их состоит в искуплении грехов не только своих собственных, но и грехов других людей, и продолжительность его зависит от числа лиц, за которых они обязались молиться. Они мажут себе лоб шафраном и высоко почитают рыжую корову. Они носят очень мало одежды, и тот, кто отличается особым благочестием, вытягивает одну из своих рук над головой или другой частью тела и держит непрерывно в неизменном положении».

В 1747 г. регион посетил другой английский путешественник – Д. Кук, состоявший хирургом в русском посольстве князя М. М. Голицына в Персию. Он дал следующее описание Атешгяха: «11 февраля наш посланник со многими людьми своей свиты пошёл посмотреть этот знаменитый огонь. Там, где, как говорят можно видеть изумительные здания, наша компания увидела только одну жалкую залу и другое очень жалкое помещение, где живут верующие. Их было тогда не более 40. Они очень охотно наших людей впустили в комнату, о которой я сейчас говорил. Там было отгороженное место вроде наших хоров в протестантских храмах, которое мы можем назвать их алтарем».

В 1770 г. Атешгях посетил академик С.Гмелин (младший), совершавший путешествие по берегам Каспийского моря. Он говорил, что: «место вечных огней называется Гава и находится на расстоянии около полуверсты от селения Сураханы. Жители Сураханов готовят здесь пищу; кроме того, этими огнями пользуются для обжигания извести. Место это избрано для своего пребывания некоторыми индусами, потомками древних гебров. Вокруг места постоянно горящих огней воздвигали они каменные храмы неодинаковой ширины, внутри сводчатые. Построены они прочно, так как, несмотря на то что первое основание положено их много лет тому назад, лишь кое-где первоначальные постройки развалились. В храмах имеются алтари, к молельням были пристроены жилые помещения. В них проживали в то время только три индуса, похожие от подвижнической жизни на скелеты».

Около 1780 г. Атешгях осмотрел немецкий исследователь Я.Рейнеггс, который сообщал, что в том месте, где из-под земли «выходят огни, индусы-гебры, или огнепоклонники, и другие бедные люди построили каменные домики для жилья… в построенных здесь домиках живут несколько индусов, которые по имени своей провинции называются молтони, за свободу проживания платят бакинскому хану ежегодно 50 туманов. Это, собственно говоря, дервиши, старики, которые в непрестанной молитве ожидают здесь своей смерти, или молодые индусы, которые, чтобы посвятить себя духовной службе, в этом благословенном месте проводят годы искуса. Характер этих испытаний очень суров: некоторые в неподвижной позе стоят, вытянув одну или обе руки, в продолжении 5, 7, 10 лет…».

Немецкий путешественник И.Форстер, побывавший в Сураханах в 1784 г., сообщал: «Это религиозное убежище, где богомольцы поклоняются высшему божеству под эмблемой огня, представляет собой квадрат в 30 верж (единица длины, равная 91,4 см), окруженный низкой стеной, которая содержит множество комнат, и в каждой из них находится маленький вулкан серного огня, который выходит из земли через отдушину или род горнила, сделанного наподобие индийского алтаря».

Атешгях. Фото до 1900 года

С. Броневский, со слов ученого А. Ахвердова, находившегося в 1803 г. по службе в Баку и заставшего в Атешгях большое количество огнепоклонников, сообщал, что собравшихся тогда было «63 человека разного возраста, от стариков 70-летних до 25-летних юношей. Они все были нагие, имея только среднюю часть тела, прикрытую холщевыми и бумажными покрывалами… Вокруг сей Атешги были еще несколько каменных храмов, от коих остались одни развалины…» [Броневский, 1823.].

Из всех европейских и российских авторов XIX в. наиболее подробно описывал огнепоклонников Атешгяха Э.Эйхвальд, посетивший храм впервые в 1820 г. и посвятивший ему значительное место в своей книге.

Он отмечал: «имеются четыре главных огня, но по мере приближения появлялось еще большее количество маленьких огней. Один за другим из келий выходили индийцы. Волосы их были растрепанными, без тюрбанов; они были полунагими, худыми костлявыми, что производило большое впечатление на посетителей. Их было 12. Кельи были очень скромно обставлены; покрыты простыми коврами, и в них находились посуды с водой. Большинство келий были маленькими, без каких-либо предметов домашнего обихода. В отличие от келий обычных индусов, келья главного жреца отличался особой благоустроенностью. Во всех кельях стоял приятный аромат розы, и светились горящие свечи на полу или в нише стен. Свечи олицетворяли божий свет, «идущий с небес», в то же время указывали на мимолетность всего сущего на земле. На стенах были изображены фрески и картины с разными мотивами Индии. Индуисты выглядели очень тихими и спокойными. Они утверждали, что в Индии огонь считается священным, как Бог…».

Согласно Э.Эйхвальду, кельи держались в чистоте и порядке, в которых индуисты жили в среднем 5–8 лет, лишь некоторые находились здесь 15–30 лет или до конца своей жизни. Материально их поддерживали богатые купцы из Индии. В знак благодарности индуисты Сураханы молились за них. Благодаря систематической поддержке, оказываемой огнепоклонникам индийскими купцами, служба в храме продолжалась почти до конца XIX в. Весьма примечательны и личностные оценки автора переживаемых в храме чувств. Он подчеркивал сакральность момента, отмечая, что, несмотря на жар огня, чувствовалась особая легкость.

Э. Эйхвальд писал, что «в окрестностях храма находятся 20 колодезей с водой, но даже в воде чувствовались привкус нефти и газа. Вокруг стоял запах газа и нефти, такого нигде в мире не встретишь». Автор также передал наблюдения огнепоклонников об ослабевании «вечных огней» при северном ветре и, наоборот, их усилении при южном ветре.

В сентябре 1842 г. по приглашению Бакинского уездного начальника К.Бучена на Апшерон с целью изучения огнепоклонников Сураханы отправился И.Березин, давший затем очень детальное описание «вечных огней», сопутствующих им строений, состава огнепоклонников и истории изучения данного явления: «Свет, постепенно увеличивающийся, наконец раскрылся передо мною с холма не в дальнем разстоянии от огней: ночью во мраке вид чрезвычайно живописен…»

Он утверждал, что «монастырь состоит из неправильного двора». Его внимание привлек дополнительный строящийся этаж, выше главного входа – «над входным порталом строится этаж для гостей – балаханэ». Это здание было предназначено для путешественников и гостей. Далее автор отмечал: «…посередине двора стоит небольшая четырехугольная часовня, а по углам её выведены трубы… в самой часовне висит колокольчик для богослужения. У часовни стоит трезубец – символ триады индийских богов. Кельи служили как жилым помещением, так и для богослужения». И. Н. Березин также отмечал существование колодца с водой для омовений.

Красочное описание храма привел барон А. фон Гакстгаузен в 1856 г.: «Вдруг на голубом южном небосклоне показалось пространное строение. Оно образовало равносторонний треугольник, каждая сторона длиной в 190 шагов, снаружи низкое, одноэтажное строение без окон, с плоской крышей с зубчатыми оконечностями стен. На северо-восточной стороне расположены помещения для посетителей, они одним этажом выше главного строения, имеют окна и со всех сторон окружены галереями. Строения эти новейшего происхождения, они построены в начале третьего десятка нынешнего столетия».

Одну из самых ярких и живописных характеристик храма дал А. Дюма-отец, путешествовавший по Кавказу и посетивший Атешгях в 1858 г.: «Знаменитый храм Атешгях, где пылает вечный огонь, находится в двадцати шести верстах от Баку. Этот вечный огонь поддерживается сырой нефтью. Вообразите себе равнину почти в квадратную милю, откуда через сотни неправильных отверстий вылетают снопы пламени. Ветер развевает их, разбрасывает, сгибает, выпрямляет, наклоняет до земли, уносит в небо и никогда не в состоянии погасить».

А.Дюма также присутствовал на богослужении: «Один из парсов надел свое жреческое платье, другой совершенно нагой накинул на себя нечто вроде рубашки, и индусское богослужение началось. Оно состояло из пения, построенного на не более чем четырех-пяти нотах хроматической гаммы… Служитель тут же бряцал двумя тарелками – одну об другую, производя ими резкий, дрожащий звук».

Подводя итоги истории изучения храма огня Атешгях, стоит отметить, что несмотря на узость источниковой базы, которая часто восполнялась легендами, личными впечатлениями и переживаниями путешественников и ученых, труды перечисленных в статье авторов раскрывают самые важные аспекты истории памятника. Однако по некоторым вопросам между специалистами существуют серьезные разногласия, и нередко приводятся разноречивые сведения.

Так, серьезной лакуной в исследовании проблемы является вопрос об этнической и конфессиональной идентификации огнепоклонников. В большинстве своем авторы, выступая явно с позиции европоцентризма, сводят увиденное и столь поразившее их воображение зрелище к уже сложившимся стереотипами. В других же случаях сильно утрируются отправные основы ритуального действа. Чаще всего аналогами обобщенных «огнепоклонников» выступают «атеши», «гебры», «парсы», «зороастрийцы», «индийские огнепоклонники».

По материалам журнала «Этнография народов Евразии»

Смотрите также: Храм вечного огня Атешгях сквозь года (ФОТО)

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.