Города Азербайджана XVII в. в записках голландского моряка, проданного в рабство


Рена Ибрагимова

Материальная и духовная культура составляют основные факторы, наряду с языком и этногенезом, для этнографической характеристики народов. В качестве исследовательского материала используются письменные источники различного происхождения.

Что касается чужестранцев, то их интересовали различные аспекты жизни местного населения: хозяйство, ремесленное производство, торговля, градостроительство, религиозные верования, элементы материальной и духовной культуры, этнический состав.

В данном случае речь идет о материалах дневников путешественников, которые упоминали в своих записях земли Азербайджана. В зависимости от социального статуса, уровня образования и осведомленности автора в каждом письменном источнике могут присутствовать объективные и субъективные суждения.

Один из таких авторов XVII века – Ян Стрейс, голландский моряк-путешественник, который в 1668 году поступил на службу Русского государства, где в это время набирали специалистов-моряков для строившихся на Волге судов, предназначенных к торговому плаванию по Каспийскому морю. Основным товаром был шелк-сырец и шелковые ткани, в которых была большая потребность среди русского дворянства и купечества.

В 1664 г. Русское государство добилось права на беспошлинную торговлю в пределах Сефевидского государства, в которой наиболее выгодным предметом экспорта, особенно из Ширвана, оставался шелк-сырец.

На одном из построенных судов, Ян Стрейс попал в Астрахань, которую тогда осаждал Степан Разин. Затем суда вошли в акваторию Каспийского моря. В Тарках он был взят в плен дагестанским князем-уцмием кайтагским, заподозрившим в моряках лазутчиков С.Разина. Отданный в рабство, Я.Стрейс пространствовал до Эривани, обратно в Дербент и, наконец, попал в Шемаху. Выкупленный из рабства, он отправился в Ардебиль, Казвин, Кум, Исфахан.

Далее, Я.Стрейс продолжил путешествие в Ормуз, затем на Цейлон, вернулся отсюда в 1673 году в Амстердам, где и составил описание своих странствований в виде книги. Автор большое внимание уделил описанию городов Шемахи, Ардебиля, Казвина, Султанийи.

Записки начинаются со сведений о городе Эривани. Он вскольз упоминает о Баку. Рыбные богатства Каспийского моря привели Я.Стрейса в изумление. Он пишет, что в этих водах водятся карпы лещи, лососи, осетры, сельди и очень крупная рыба, способная перевернуть небольшую лодку, местные жители ее называют «Nahay», что означает пожиратель. По описанию можно предположить, что это сом. В этнографическом исследовании указывается, что в Азербайджане ее называли «Naxa».

Надо отметить тот факт, что рыбные блюда традиционно являются неотъемлемой частью азербайджанской кулинарии и занимают важное место в рационе жителей приречных, приозерных и прибрежных регионов.

Я.Стрейсу пришлось также по воле своего хозяина посетить город Шемаху. По пути путникам встретилась деревня падаров. Он отмечает, что они жили в хижинах, наполовину врытых в землю, с плоской крышей, покрытой дерном. Это архаичное, характерное для сельской местности Азербайджана жилище называлось “карадам” и представляло собой полуземлянку. Падары – это этнографическая группа, занимавшаяся полукочевым скотоводством и отличавшаяся особенностями хозяйства и быта.

О городе Шабране Стрейс пишет, что здесь выращивают самый лучший белый рис, чему способствует влажная и болотистая почва. Шемаха по описанию Стрейса город с узкими улицами, низкими домами, построенными из глины, земли, дерева. На большом базаре торговали мехами, шелком, хлопчатой бумагой (х/б ткани), платками, затканными серебряными и золотыми нитями, саблями. Жили купцы в караван сараях – постоялых дворах.

Согласно описанию Стрейса, в самом большом шах-караван сарае останавливались русские купцы, привозившие олово, медь, юфть, соболей. В другом караван сарае останавливались татарские (мусульманские) купцы из Дагестана, торговавшие лошадьми. Евреи привозили одеяла и хлопча-тобумажные платки. Этот город как центр торговли шелком был известен еще в XV в.

В записках Я.Стрейса есть сведения об одежде местной знати, он пишет, что хан был одет в халат из золотой парчи, он сидел на превосходном дорогом арабском скакуне, покрытом вытканном золотом попоной, украшенной прекрасным жемчугом и драгоценными камнями, стремена, уздечки и вся сбруя была из чистого золота.

Cледующим городом, который посетил Стрейс был Ардебиль. Он пишет, что климат в Ардебиле холодный, вследствие чего здесь не растут ни лимоны, ни апельсины, ни виноград, но выращивают осенние сорта яблок и груш. На плодородных нивах произрастает пшеница, на пастбищах пасутся большие стада овец. Город не защищен крепостными стенами. У каждого дома разбит фруктовый сад. На большой рыночной площади под четырехугольным сводом разместились торговые лавки, где продают сукно, тканное золотом и серебром, драгоценные камни, ковры, шелка.

Далее по описаниям Стрейса: В Ардебиле есть несколько прекрасных мечетей, в которых отведены специальные места для омовения перед совершением намаза или посещением святых могил, каковыми могут считаться погребения правителей или духовных лиц, отличившихся благообразием. Широко распространен обычай приносить клятвы у святой могилы для подтверждения своей правоты. К этим могилам периодически совершали паломничество.

Стрейс также упоминает что его хозяин совершил паломничество к гробнице Сеида Джабраила. Перед этим он соблюдал строгий пост и совершил омовение. Христианам посещать мусульманские святыни и мечети строго запрещалось.

Он пишет, что гробница была покрыта глазированными керамическими плитками синего и зеленого цветов. Перед входом каждый должен был прочитать молитву фатиха и отдать оружие и обувь сторожу-хафизану, Пол гробницы был покрыт красивыми коврами, окна были с витражными стеклами, здесь же под руководством знатока корана молодежь обучали чтению священной книги, таким образом их готовили к службе при святой могиле.

Шемаха из книги о путешествиях Я.Стрейса (1673 г.)

Стрейсу удалось также вместе со своим хозяином посетить могилу шаха Сефи (из династии Сефевидов). Он пишет, что перед входом в которую благочестивые мусульмане целуют мраморный порог. Гробница состояла из нескольких помещений, устланных драгоценными коврами, украшенных серебряными подсвечниками, в течение дня здесь читали коран. Могила шаха Сефи была обнесена решеткой из чистого золота и высечена из мрамора, покрыта красным бархатом. Вход за ограду гробницы был строго запрещен, даже шаху. Вблизи могилы находится гробница шаха Исмаила Сефи (шах Исмаил) и других правителей.

Этот религиозный и образовательный центр в благотворительных целях обеспечивал едой тысячи паломников и нуждающихся за счет приношений гробницы шаха Сефи и денежных средств правящего шаха. Стрейс пишет, что людей кормили три раза в день, еда состояла из лучшего белого риса, мяса и супа, причем каждый может наесться досыта. При гробнице шаха Сефи действовала библиотека с древними фолиантами. Как и в других мусульманских городах в Ардебиле действовали бани.

В записках Стрейса очень много интересных сведений о религиозных, народных праздниках и церемониях. В Шемахе он стал свидетелем проведения религиозной церемонии Ашура, которая проводится в память имама Гусейна, павшего от рук Омара и его приверженцев.

Церемония продолжается десять дней, как отмечает Стрейс, в течение которых горожане, главным образом мужчины, одеваются в траурную одежду синего цвета, соблюдают пост. Шествия возглавляют муллы, громко читающие о деяниях и жизни имама Гусейна. Все плачут и причитают, проклиная убийцу Омара. Повсюду раздавались возгласы «О, Гусейн!».

Прошлые исторические события воспроизводились при помощи добровольных участников. Такие театрализованные представления назывались шабих. На одних носилках под балдахином стоял гроб, в котором лежал человек, представляющий умершего имама Гусейна. Стрейс отмечает, что этому человеку заранее давали снотворный напиток, чтобы эта сцена у окружающих вызывала большее впечатление. Несколько полуобнаженных, обмазавших тело нефтью, вооруженных людей изображали убийц Гусейна. Другая группа мужчин с саблями наносили друг другу удары по голове, обливаясь кровью. Народ благоволит к таким смельчакам, считая их мучениками-шехидами во имя ислама. Объектом проклятий и издевательств толпы становилось соломенное чучело Омара на осле.

Стрейс пишет, что в марте месяце в Шемахе отмечали новый год – Науруз или Новруз, наступление весны по астрологическому календарю. Праздновали его пушечными и оружейными выстрелами, громкой музыкой. Хан для всех своих слуг устроил угощение. В каждом доме накрываются столы с самыми лучшими блюдами для гостей, родственников, друзей. Все желают друг другу счастья и благословения. В гости принимали всех, независимо от их вероисповедования, в чем убедился и сам Стрейс, побывавший в гостях в мусульманских семьях.

В городе Казвине Стрейс был во время праздника жертвоприношения – Курбан байрама, по арабски Иль-аль Адха.

Он пишет о происхождении этого праздника и его церемониях: «Обычно в жертву приносили верблюдицу. Три дня животное, украшенное цветами и зеленью водили по улицам, затем многолюдная процессия во главе с муллой, читающим тексты из Корана, отправлялись за город. По пути каждый старается оторвать клок шерсти с животного. Эту шерсть хранят как святыню и используют при трудных родах».

Далее Стрейс пишет, что за городом один из участвующих знатных господ закалывал верблюдицу, а простые люди с ножами и топорами разделывали животное и каждый брал себе кусок мяса. Некоторые это мясо засаливали и сохраняли в течение года как большую святыню.

Большой интерес представляют сведения Стрейса о гебрах-зороастрийцах, живущих в пригороде-рабате Исфахана Гебрабаде. Так, мужчины-гебры носили длинные, хорошо ухоженные волосы и бороду, одежда состояла из широких штанин и рубахи, женщины в отличие от мусульманок ходили с непокрытыми лицами. Гебры почитали солнце и огонь и часто приносили им жертвы, поклонялись также звездам.

Эти сведения подтверждаются и научными исследованиями. В пантеоне зороастрийцев божества Солнца и Огня были самыми почитаемыми после Ахура Мазды.

Стрейс отмечает, что гебры лягушек, змей, пауков и т.п. считали нечистыми, поэтому тот, кто дотронулся до них, должен был в течение нескольких дней пройти очищение и оставаться в изоляции. Погребальные обряды гебров отражают их религиозные представления, а именно, обожествление земли. Поэтому тела умерших не предают земле, а обмыв и нарядив в лучшие одежды, украшения, оставляют в особых четырехугольных или круглых сооружениях без крыши на съедение хищным птицам, причем, если умершему сначала выклюют правый глаз, то гебры считают, что душа покойного улетела на небо, но, если сперва склюют левый глаз, то значит душа осуждена.

В записках Стрейса есть сведения и о погребальных обрядах азербайджанцев, свидетелем которых он был в городе Шемахе. Он пишет, что после похорон друзья умершего читали молитвы и благословения, затем трижды приложились к могиле и поцеловали ее. В заключение они нанизали на нитку суконные, шелковые и другие лоскутки разных цветов, привязали к шесту и водрузили в честь мертвых. Каждую ночь зажигали огонь на могиле.

Этот обычай является пережитком доисламских представлений, а именно, огнепоклонничества. Устанавливать на могиле шест, увешанный лоскутками – один из древних обычаев.

По материалам “Известий Академии Наук Азербайджана”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.