О хозяйственных занятиях джаро-белоканских аварцев Азербайджана в ХIХ в.


М.Рамазанов

Как известно, история Джаро-Белоканов тесно связана с Дагестаном. Их население имеет общее происхождение, единые черты, проявляющиеся в хозяйстве, материальной и духовной культуре.

Термин «джаро-белоканские аварцы» в данной статье относится к той части аварцев, которые говорили на аварском языке и этнически идентифицировали себя с аварцами (районы Азербайджана – Белоканском (Балакен-Билкан) и Закатальском (Закатал). В статье рассматриваются традиционные хозяйственные занятия аварцев ХIХ века.

Как отмечает Т.М. Айтберов, в начале XIX в. закавказские аварцы, известные как джарцы или джарские лезгины (джаро-белоканцы, закатальские аварцы), контролировали в политическом плане достаточно обширную территорию, составляя большую часть населения, которое проживало в самых благодатных местах.

Согласно данным И.П. Петрушевского, к началу ХIХ в. джаро-белоканцы занимали территорию по нижнему течению реки Алазань, ограниченную с запада и северо-запада Кахетией, с юга – Ширакской степью, с юго-востока – Шекинским ханством. В состав этой территории входили и земли, лежащие на северных склонах Большого Кавказа. Эта территория имела около 60 верст в длину и столько же в ширину.

Следует отметить, что, по сведениям З.А. Джавадовой, в 1836 году 27 из 59 населенных пунктов Джаро-Белоканов считались чисто аварскими: Джар, Гогам, Мацех, Сомайлу, Гапиздира, Гарагаджи, Дардуказ, Билкан, Цалбан, Рехтала, Чиндрисхив, Катех, Гудахар, Койбулуба, Тонгуручи, Тала, Каргар, Бехе Мухах, Ехеди Мухах, Сапунчи, Чиних, Гутпарах, Чардахи, Алискар, Кулах Мамрих, Джинжимах, Байчиних. Население этих сел составляло 5330 дыма (хозяйство одной малой или реже большой (неразделившейся) семьи) из общего числа 8330 дымов. Численность аварского населения составляла более 30 тыс. из 46 тыс. общего числа населения этого региона.

Надо отметить, что в эти данные не были включены некоторые уже столетиями существовавшие аварские села: Шамбул – 60 дымов, Кабахчоли – 50 дыма, Чедертала – 20 дымов, Динчи – ок. 100 дымов, Махамал, Мучкар, Цилбан и т. д. В зависимости от естественно-географических условий, а также факторов общественно-исторического характера в хозяйственной деятельности населения Джаро-Белоканов можно обнаружить некоторые особенности, выражающиеся в большей или меньшей степени развитости, роли в экономической жизни населения той или иной отрасли хозяйства или в равномерном их сочетании.

Основным занятием населения Джаро-Белоканов было земледелие (полеводство, садоводство, огородничество), животноводство (скотоводство, овцеводство, птицеводство, коневодство), промыслы и ремесла (охота, пчеловодство, лесное дело, строительство и торговля). Это подтверждает и З.А. Джавадова. Она указывает, что в Джаро-Белоканах «население занимались земледелием, скотоводством и шелководством. Помимо этого, была развито виноградарство».

Наиболее благоприятными для земледелия в указанном регионе являлись равнина и нижнее предгорье. Селения, располагавшиеся южнее общества и позднее характеризующиеся как ингелойские и мугалские, до отмены крепостного права находились в определенной экономической зависимости от джаро-белоканских аварцев. Обработкой земли занимались в основном зависимые «кешкели» – ингелои и мугалы.

Основную же часть населения составляли свободные общинники. Довольно подробно землепользование и виды высеваемых культур джаро-белоканцев изучил М. Коцебу.

Он указывал, что: «…богатый двор высевает ежегодно 13 тагар (в Закавказье мера сыпучих тел) пшеницы и получает 100 тагар. Хозяйство среднего состояния высевает 6 тагар и получает 40 тагар. Бедный высевает 3 тагара и получает 25 тагар. В среднем получается в год 153 505 тагар пшеницы. Сведения об издержках таковы: богатый двор издерживает в год 20 тагар пшеницы, средний и бедный – по 10-ти тагар. Весьма немногие платят господам своим в год по 2 тагара, большая часть по одному и по ½ тагара; следовательно, среднее число всей подати есть 3000 тагар пшеницы; таким образом, чистого излишка все подвластные селения имеют 38 865 тагар. Богатый двор высевает ежегодно 4 тагара ячменя и получает 80 тагар; хозяйство среднего состояния высевает 2 тагара и получает 40 тагар; бедный высевает 1 тагар и получает 20 тагар. В среднем получается в год 131 177 тагар ячменя.

Богатое хозяйство издерживает в год 20 тагар ячменя и платит господину своему 1 и 2 тагара; двор среднего состояния издерживает 5 тагар и платит 1 и 1/2 тагара; бедный издерживает 2 тагара и платит 1/2 тагара; итак, чистого излишка все подвластные селения имеют 103 758 тагар ячменя. Богатый двор скашивает в год 20 ароб сена (арба – это телега, бывает от 3,5 до 8 пудов) и 30 ароб мякины (соломенная ческа); двор среднего состояния – 9 ароб сена и 9 ароб мякины; бедный – 3 арбы сена и 3 арбы мякины. Избытки сена и мякины могут расходовать при продолжительных зимах, а в противном случае бывают значительные остатки. Богатый двор ежегодно высевает 2 тагара сорочинского пшена и получает 40 тагар, если нет недостатка в воде; бедный – 1/2 тагара и получает 10 тагар».

Жители равнины возделывали на расчищенных от леса площадях поля, на которых сеяли такие хлебные злаки, как пшеница, ячмень, просо и в меньшей степени рис. Рис выращивали в Зарнинской котловине. Помимо полеводства жители равнины занимались разведением садов, в которых росли хурма, королёк, инжир, тутовник, абрикос, персик, груша, яблони, гранат, айва, черешня, слива, грецкий орех, фундук и виноград.

Хранились фрукты в специально сколоченных для этой цели из досок навесах или на крышах домов. Фрукты шли на удовлетворение нужд семьи, а также на продажу. В предгорных селах (Джар, Закатала, Мацех, Кибиц-Дира, Белокан, Цалбан, Катех, Тала, Мухах, Мучкар, Тебель-Уба, Цилбан и др.) выращивались все вышеперечисленные культуры, но на продажу шли в основном каштаны.

Земли в Джаро-Белоканах в зависимости от их назначения делились на усадьбы, сады, покосные места, пахотные земли, лес и «уху» (небольшие участки земли в лесу, очищенные от зарослей и чаще всего предназначенные для занятия пчеловодством). Для «уху» обычно выбирались места на предгорных землях, лесистых склонах гор или в ущельях на северо-востоке Джаро-Белоканов.

В этом регионе было развито и огородничество. Огородничеством занимались во всех районах за исключением высокогорья. Однако оно не играло значительной роли в хозяйстве предгорного населения. Например, в селении Джар огороды разводились в отдаленных от самого поселения землях. В низменности огороды разводились для продажи овощей в Кахетии. В основном сажали огурцы, картофель, помидоры, фасоль, чеснок, баклажаны, перец, лук, дыни, арбузы, тыкву, различную зелень и приправы.

Второй важной отраслью хозяйства джаро-белоканцев было скотоводство. Жители равнины выращивали в основном коров, буйволов, а жители предгорья и нагорных хуторов (Голода, Джиних, Мешлеш, Сарубаш, Гуриалахи и др.) разводили овец и коз.

Помимо крупного и мелкого рогатого скота выращивали и лошадей. Существовал общественный порядок пользования высокогорными пастбищами, куда на лето перегоняли скот, но организация пастбищного дела и перекочевка доверялись лишь родовой знати и немногим крупным скотоводам. На зиму скот перегонялся в Приалазанье, где имелись специальные хутора с постройками, в которых хранился заготовленный на зиму корм.

По данным Коцебу, в 1826 году в Джаро-Белоканском обществе каждый состоятельный аварец имел в среднем около 30 голов скота, 8 лошадей и 100 баранов. Хозяйство среднего достатка имело 15 голов скота, 2 лошади и 300 баранов. Бедный двор имел 3 головы скота и 1 лошадь. В общем население джаро-белоканских селений имело 44 656 голов рогатого скота, 8373 лошади и 167 000 баранов. Жители таких сел, как Гугам, Чукак, Туюрбина, Дуртзукар и др., занимались в основном коневодством. Лошадей использовали преимущественно для верховой езды и для перевозки вьюков. Верхом ездили джарские есаулы, общественные исполнители, предводители знати и духовенства. Мугалы и ингилои держали для хозяйственных нужд мул и ослов.

Птицеводство у джаро-белоканцев не получило особого развития. В каждом хозяйстве держали небольшое количество кур, уток, индеек. По данным М. Коцебу, богатый двор имел в среднем 100 кур, а бедный – от 5 до 20.

Башня Джонгозовых (Джонгоз кала) в селении Джар, Закатальский район, 1873 год

Кустарные промыслы (шелководство, изготовление войлоков, сукна, чувалов (хуржунов), носков и т. д.) были распространены в аварских селениях Джар, Белокан, Катех, Мацех, Ехеди, Чурдух и др. Часть изделий шло на удовлетворение собственных нужд сельской общины, другая часть обменивалась у дагестанцев и грузин на мелкий рогатый скот, бурки, порох, ружья, соль и железо.

Значительную роль в развитии шелководства в крае сыграло образование в 1836 г. в Закавказье «Общества для распространения шелководства и торговой промышленности». Этим обществом неподалёку от Нухи (Шеки) было открыто предприятие, получившее название Царь-Абадское, “на котором вместе с местными рабочими работали 26 итальянских мастеров. К середине ХIХ в. здесь стояло 42 станка, из которых 30 приводились в движение паром”. Почти все общества Джаро-Белоканского союза обладали лесными богатствами: горные ущелья были покрыты прекрасным строевым лесом, дававшим топливо и строительный материал.

Отмечая богатство растительного мира Джаро-Белоканов, А.И. Фон-Плотто писал: «Человек, проникавший в чащу здешних лесов, останавливался в немом изумлении при виде мощных дубов, буков, кленов, чинаров, карагачей, гигантских каштанов, орехов, явора, ясеня, липы, тополей, плакучей ивы, поражающих своим величием, стройностью и размерами. Деревья эти бывали в некоторых местах перевиты плющом и виноградом, которые гирляндами, падающими вниз, перекидывали свои ветки на соседние деревья, создавая таким образом искусственный свод, через который не проникают лучи палящего солнца. Своды эти украшены пунцовыми, пестрыми, розовыми цветами и висящими гроздями винограда. Между деревьями мелькает серебристый, журчащий ручей, а вдали раздается рев горного потока».

Лес использовался для строительных и отопительных нужд одинаково всеми селениями. За пределы области лес вывозился крайне редко. В целом леса Джаро-Белоканской области подразделялись на несколько больших групп и имели свои названия: дурдурский, динчинский, белоканский, махамалский, катехский и марсанский, кабахчолский и приалазанский лес «нугъин». Позже «администрация Кавказа стала лишать горцев [права] пользоваться своими лесами (они становились казёнными)».

Единой крупной оросительной системы в Джаро-Белоканах не существовало. Но, по данным Е. Кондратенко, из 70,107 десятин пахотной земли джаробелоканцев орошались 66,218. Созданию единой системы орошения препятствовало направление течения горных рек, текущих большей частью с северовостока, со склонов Главного хребта Большего Кавказа, на юго-запад, параллельно друг другу.

Другой причиной была экономическая замкнутость сельских обществ, препятствовавшая объединению для проведения оросительных каналов. Основной же причиной неразвитости орошения в регионе было обилие осадков, выпадавших в большом количестве, особенно в предгорной его части. В низменной, более засушливой северо-западной части Джаро-Белокана существовала сеть мелких оросительных канав. Проведением оросительных канав и их ремонтом занимались входившие в состав общества отдельные общины. Распределение воды между отдельными обществами, соблюдение очередности в ее распределении в сады и на поля входило в обязанности помощника сельского старшины («кевха»), а наблюдение за состоянием каналов возлагалось на «мирабов» и «джаваров», получавших за это плату от общества.

Из общей площади возделываемых земель в Джаро-Белоканах в сельскохозяйственном обороте находилось только 1/4 часть. Урожайность возделываемых культур была достаточно высокой, и это позволяло ограничиваться обработкой только незначительных площадей земли, выделенных для хозяйственных работ.

В ХIХ веке купечество еще не выделилось в особое сословие. Торговлей здесь занимались в меньшей степени, чем в других регионах Закавказья. Это занятие считалось у аварцев наименее доходным. Торговля велась чаще всего «кевхами – кешкелевладельцами», в чьих руках скапливалась значительная часть хлеба и шелка, поступавших от подвластных и зависимых «кешкелов» – ингилоев и мугалов.

Торговля велась или непосредственно ими, или же приезжими из Тифлиса и Нухи купцами-армянами. Предметами вывоза из области были шелк и воск («мум»), а ввозили сюда в основном мануфактуру (одежду, обувь, папахи, хлопчатобумажную ткань) и медную посуду.

В области производился шелк-сырец, который пользовался спросом в российской шелкоткацкой промышленности и в Грузии. Была развита и транзитная торговля. Через Белоканы и Джар проходили транзитные пути, соединявшие Тифлис с Ширваном и Баку, а также Дагестан со странами Закавказья.

В горных селениях Джаро-Белокана большое значение имел промысел по добыче дикого мёда. В домашних условиях производили бузу, вино и водку. Чаще всего этим занимались «кешкели» – ингелои. В незначительном количестве выращивали табак.

Были развиты и другие домашние промыслы и ремесла: ткались ковровые изделия («габа», «килимы», паласы, «чули», хурджуны, «хакбалы» и др.), производились сукно, чулки, холсты, мешки. Часть изделий изготовлялась для домашнего употребления, часть шла на продажу, а часть обменивалась у тушинцев и дагестанцев на баранов, шерсть, порох и оружие, а у грузин Телавского уезда – на соль, железо и прочие товары первой необходимости.

Немаловажное место в хозяйстве занимали домашние промыслы, перераставшие в ремесленное производство, рассчитанное на заказ. Это прежде всего изготовление шалей и платков, кузнечное и гончарное дело. В сложной военно-политической обстановке региона особое значение приобрело производство военного снаряжения, стремян, уздечек, плетей, седел. Также высокого уровня достигло и строительное дело, которое развивалось по нескольким направлениям, таким, как строительство оборонительных и инженерных сооружений (крепости, башни, мосты и дороги), гражданская архитектура (жилые дома, хозяйственные постройки), возведение культовых сооружений (мечетей, минаретов, часовен, святилищ и т. д.).

Лес, речной камень, известняк для этого в области имелся в избытке. В зависимости от возможностей жители прибегали к различным формам и технике строительства, от дорогостоящих до вполне доступных. Так, строительство каменных оград, называемых «жубур», было по карману только состоятельным семьям из предгорных селений. Семьи среднего достатка строили ограждения из камня без скрепляющего раствора, называемые «буруги». Менее состоятельные возводили ограждения из дерева, которые назывались «шулахин».

Успехи строительного дела привели к появлению профессиональной терминологии: мастеров называли «устарами», «банами». Кроме каменщиков были также мастера по обработке дерева и кожи.

Ремесленным отходничеством в Джаро-Белокане занималось как мугало-ингилойское население, так и свободные общинники, прибывавшие в эти области из разных высокогорных районов Дагестана. Отходники находили временное пристанище у своих кунаков в Джаро-Белоканах.

Неотъемлемым элементом хозяйственного уклада джаро-белоканцев были хутора. Хуторов, отселков в Джаро-Белокане было много, они располагались непосредственно на берегах Алазани или в горах. Хутора большей частью являлись имениями состоятельной части общества, входившей в управленческую прослойку. Лица, имевшие сезонные хутора, занимались там всеми сельскохозяйственными работами, а домой привозили уже готовую продукцию.

После присоединения Джаро-Белокана к России хутора с проживавшими на них представителями зависимых сословий превратились в самостоятельные поселения. Сезонные хутора превращались в постоянные и имели тенденцию к отделению от «метрополий» с территориальной сепарацией.

Таким образом, основу хозяйственных занятий джаро-белоканских аварцев в исследуемый период составляли земледелие, скотоводство, промыслы, ремесла и отходничество.

По материалам Дагестанского Государственного Университета

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.