Тайны Баку: “Монолит” – визитная карточка города

monolit-baku

О.БУЛАНОВА

У некоторых домов в Баку есть имя собственное, в крайнем случае, дом называют по имени первого владельца, и этим столица Азербайджана отличается от многих других городов. В памяти сразу же всплывает Исмаилие, дом Гаджинского и, конечно, Монолит.

А почему, собственно, «монолит»? Автор, готовя данный материал, провела мини-опрос случайных прохожих: почему этот дом назван именно «Монолитом»?

Ответы были следующие: «потому что дом выглядит мощно, монолитно»; «потому что построен он в монолитном стиле»; «потому что строили его из монолитных блоков»; «не знаю». Последний вариант был наиболее частым. И только один человек ответил, почему.

Так почему же все-таки «Монолит»? Ни блоки, ни мощный облик, ни тем более несуществующий ни в одном учебнике по истории архитектуры «монолитный стиль» к названию «Монолит» не имеет ни малейшего отношения.

В начале 30-х гг. ХХ в., после того как было принято решение построить в этом месте большой жилой дом, было произведено геологическое обследование участка: все-таки под Баку много пустот, геологическая ситуация недр крайне неоднородна. А вдруг под этим место как раз такие пустоты? Тогда к строительству относились не так, как в эпоху развитого капитализма начала XXI века: строю что хочу и где хочу. Построишь в советское время, где хочешь – и всю оставшуюся жизнь будешь находиться там, где совсем не хочешь.

Чтобы понять, можно ли строить в выбранном месте и как это делать, пробурили многочисленные разведывательные скважины и с удивлением поняли, что геологическая ситуация не просто очень хорошая, а фундамент вообще можно практически не делать: на месте запланированной стройки был обнаружен выход огромной монолитной породы. Так проект строительства получил название «Монолит». Так что это, строго говоря, даже не имя собственное или прозвище, полученное в последующие годы, а что-то типа кодового наименования – как операция «Тайфун» или план «Барбаросса».

Кстати, чтобы производить разведывательные работы, сначала начали сносить то, что стояло на месте Монолита. А стояли там ветхие, в основном, одноэтажные дома, построенные в конце XIX в.

Подготовка к строительству была начата в 1931-1932 г. В те же годы шел активный снос таких же ветхих и не представлявших никакой архитектурной ценности домов на месте сквера им. Низами.

Любопытно, что строительство монументального Монолита шло поэтапно. Вначале началось строительство той части здания, что вдоль улицы Караева (она же Врангельская – Зиновьева – Кагановича – Ахмеда Джавада). Этот участок был огорожен отдельно, снесено старое здание, подготовлена строительная площадка и т.д.

Затем, когда эта часть Монолита достигла уже в некоторых местах двух этажей, продолжили слом старого здания по Гуси Гаджиева (пр. Азербайджан) и на Коммунистической (Истиглалият), и начали подготовку строительной площадки на этом участке. Третьим этапом был снос еще одного старого двухэтажного здания выше по Коммунистической – напротив Исмаилие, и строительство Монолита на том участке.

Все строительные работы по возведению здания, включая крышу, были закончены до 1940 г., о чем говорит фото В.Шевцова из архива РосФото, датированное октябрем указанного года. Военные фото июня 1941 г., на которых присутствует внешне законченный Монолит, так же являются доказательством более ранней постройки знакового для Баку здания.

Поэтому утверждение, что Монолит построен в 1947 г., а строительство началось в конце 30-х – в корне неверно. Однако это утверждение кочует из одной энциклопедии в другую. На самом деле строительство началось минимум в 1931 г., и велось почти 10 лет. Внутренняя отделка была закончена уже после войны, и в 1947 г. дом начали заселять, хотя некоторые старожилы утверждали, что жили там уже в 1946 г.

monolit-baku2

Архитектор этого дома – коренной бакинец Константин Сенчихин (1905-1985). Этот замечательный зодчий отдал Баку всю свою жизнь, все свои знания, весь свой опыт и недюжинный талант. Кроме того, он еще и работал долгое время директором Бакметропроекта и руководил строительством Бакинского метрополитена. Под его руководством построены многие станции бакинского метрополитена, в том числе «Гянджлик» (1967), «Шаумян» («Хатаи») (1968), «Площадь 11 Красной Армии» («20 января») (1985), электродепо «Нариман Нариманов» (60-е годы).

Константин Сенчихин – из плеяды тех великих архитекторов, благодаря которым советский Баку был одним из самых красивых городов Союза. Сенчихин учился вместе с будущим историком архитектуры академиком АН Азербайджанской ССР С.Дадашевым и народным архитектором СССР тоже академиком доктором архитектуры, профессором М.Усейновым.

Когда Монолит был сдан, туда поселили бакинскую творческую, научную и военную элиту. Там жили основоположник современного профессионального музыкального искусства Азербайджана Узеир Гаджибеков, поэтесса Мирварид Дильбази, Народная артистка СССР Марзия Давудова, философ Гейдар Гусейнов, бывший заместитель председателя Совмина республики в 50-60-х гг., а затем и председатель «Азернешр» Окумя Султанова – родная сестра секретаря ЦК КП Азербайджана Гамида Султанова, расстрелянного Багировым в 1937-м, председатель Комитета спорта Азербайджана Багир Багиров, его сын Фикрет, художник кино, лауреат Государственной премии СССР, солист оперного театра Идрис Агаларов, директор Института истории партии академик Гейдар Гусейнов и многие другие яркие личности.

В правом корпусе Монолита, выходящим фасадом на улицу Караева, жили преимущественно генералы Бакинского военного гарнизона.

Кстати, о корпусах. «Монолит» в плане представляет собой букву П, только «ножки» у «буквы» не параллельные, а слегка расходятся. Одна «ножка» – по Караева, другая – по Коммунистической. Сделана такая не параллельность была отчасти вынужденно – из-за изначальной не параллельности улиц, отчасти специально: за счет нее создается иллюзия большей монументальности и масштабности сооружения. Такое решение придавало зданию особо величественный вид. Это величественный вид был замечен «в верхах», и громадная фотография Монолита висела в Москве, в Архитектурном Музее им. Щусева – как образец отечественного градостроительства.

За счет формы в виде буквы П Монолит обладал невероятно уютным тенистым двором с удивительно звонкой акустикой. Вход во двор был оформлен в виде арки. Во дворе даже в самые жаркие дни ощущалась прохлада и случались сквозняки. Наверное, поэтому этот двор сразу облюбовали жители всех окрестных домов. Да и жители этого дома не прочь были посидеть во дворе на лавочках, выпить чаю, поговорить о том, о сем…

Монолит довольно долгое время доминировал над пейзажем, а когда в 1949 г. бы открыт памятник Низами, он удивительным образом стал служить словно бы театральным задником для прекрасного памятника.

Из серии “Тайны Баку”

Смотрите также: Бакинский “Монолит” сквозь года (ФОТО)

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.