Первое знакомство с Шекспиром в Азербайджане (конец XIX – начало XX вв.)


У.Бадалбейли

В XIX веке Уильям Шекспир, по образному определению одного из исследователей перевода его произведений, «ступил на землю Востока… Он пришел, чтобы объединить Восток и Запад».

Именно в это время, особенно в последние десятилетия XIX столетия, периодически появляются переводы на азербайджанский язык произведений русрусских классиков – А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, И.С.Тургенева, классиков западноевропейской литературы – Мольера, Шиллера, Гюго. Начинается и первое знакомство с Шекспиром.

В 1893 году известный азербайджанский педагог и журналист Гашимбек Везиров (1868—1916) сделал перевод на азербайджанский язык трагедии «Отелло». Перевод был осуществлен с русского перевода П.Вейнберга (1831—1908, поэт, переводчик и популяризатор западноевропейской литературы в России) и издан в 1904 году.

Постановка «Отелло» в переводе Г.Везирова на азербайджанской сцене была осуществлена 22 сентября 1904 года в Шуше (Нагорный Карабах). Автор перевода сам участвовал в постановен, и выступил в главной роли. Постановка имела большой успех и весть об этом событии в культурной жизни Азербайджана быстро распространилась. Переодическая печать Москвы, Баку, Тифлиса заговорила об этом спектакле.

Также положительно отзывались об этой постановке тифлисская газета «Кавказ» (26 сентября 1904 года) и бакинская газета «Каспий (1 сентября 1904 года). Интересен и тот упомянутый выше факт, что наряду с актерами – азербайджанцами в спектакле были заняты артисты местной драматической труппы.

Известный азербайджанский литературовед и критик Фиридунбек Кочарли (1863—1920) в своей статье «Тезе китаб» («Новая книга»), рассматривая перевод «Отелло», сделанный Г.Везировым, указывал на имеющиеся недостатки, неточности и некоторую отсебятину.

Он отмечал: «Мы с огромной гордостью сообщаем о появлении на азербайджанском диалекте тюркского языка новой книги, которая вошла в сокровищницу нашей литературы. Это – перевод «Отелло» – самой печальной повести, которая считается одной из лучших произведений, достойных для представления на сцене, наиболее известного и самого могучего автора европейской литературы англичанина Шекспира. Переводчик – Гашумбек Везиров, считается одним из представителей творческой интеллигенции, автор известной комедии «Жениться – не воды напиться», неоднократно игравшейся на сцене в Карабахе и завоевавшей успех и расположение зрителя. Перевод на наш язык трагедии Шекспира – величайшего поэта, поступок действительно смелый, и мы можем утверждать, что господин Везиров с достоинством справился со взятой на себя задачей».

Ф.Кочарли считал, что переводчик употребляет слова и выражения, бытующие только в карабахском диалекте (например: «пачар» вместо «ачар» (ключ), «пелэ» вместо «елэ» (так) и др.). Известно, что это произношение ничуть не искажает значение данного предмета, и резко не отличается от других элементов и говоров азербайджанского языка того времени.

Автор статьи, подробно пересказывая содержание трагедии заключал свою статью словами: «Вместе с тем указыванные недостатки не умаляют достоинства книги, она переведена хорошо и просто. Читателям она будет понятна. (…) Ошибок очень мало. (…) Желающие приобрести ее, могут обратиться к переводчику, живущему в городе Шуша, учителю Гашумбеку Везирову».

Конечно, недостатки в переводе Г.Везирова «Отелло» в свое время были замечены не только специалистами театрального искусства и отдельными критиками, но и передовой, демократически настроенной интеллигенцией того времени, в том числе великим азербайджанским поэтом-сатириком Мирза Алекпером Сабиром (1862—1911).

В 1911 году на страницах журнала «Молла Насреддин» Сабир опубликовал четверостишие, которое в юмористическом тоне высмеивало недостатки перевода (филологический перевод Б.Таирбекова):

Увидев, что за перевод, Шекспира дух
С Отелло духом заодно себя оплакал,
Вскричал: «Ах, ты толмач!» и сплюнул сгоряча,
Сомненья нет, не в бровь, а в глаз тому попал он.

Переводчик “Отелло” Г.Везиров (1868-1916)

Разумеется, эти строчки продиктованы отнюдь не отрицательным отношением поэта к переводчику. Вряд ли они вызваны какими-либо вопиющими недостатками перевода. Здесь скорее всего, сказалась присущая в целом традиция отчественной литературы, особо высокая требовательность к любому из переводчиков шекспировских шедевров.

Из-за отсутствия лучших переводов везировский вариант долго использовался для постановки на различных театральных сценах в Азербайджане. Несмотря на некоторые, имеющиеся недостатки в переводе Г.Везирова, которыми, кстати, страдали в тот период и другие переводы зарубежных классиков, зтот первый шаг имел огромное стимулирующее значение и должен быть отмечен как положительное событие в культурной среде своего времени.

Выдающийся деятель азербайджанской культуры Узеир Гаджибеков (1885—1948) – композитор, драматург, поэт и публицист, говорил о Шекспире как о величайшем английском национальном достоянии, подобное которому надо обрести каждой национальной культуре.

В передовой статье под заголовком «Себя не ценим», опубликованной в газете «Хагигат» («Правда») в начале 1910 года, он писал: «Англичане не согласились бы променять одного своего человека на самый красивый и ценный уголок земли – Индию, от природных богатств которой они имеют миллионные прибыли. Кто этот человек? Это Шекспир – их прославленный национальный поэт. Этот поэт дороже Индии для английского народа. В тех тяжелых условиях, в которых находимся мы, у нас, естественно нет людей сообразно английским Шекспирам, но не следует забывать о том, что наш народ – не без людей с шекспировским талантом, которые родились сейчас или родятся в будущем. Они есть, и несчастье в том, что мы своим невежеством препятствуем явлению этих гениев. Мы не готовим для них приемлемых условий, чтобы они своим появлением и нам позволили поднять голову среди прочих, и сами служили человечеству. Поныне, вот уж сколько лет, индивиды, порожденные нами, чтобы стать гениальными, не могут развиваться в такой невежественной среде, пропадают, никнут со всеми своими талантами…».

У.Гаджибеков с юных лет был знаком с творениями Шекспира. Касаясь освоения в Азербайджане шекспировского наследия, У.Гаджибеков писал впоследствии, в конце 30-х годов о выдающейся роли в этом деле крупнейшего деятеля азербайджанской сцены Гусейна Араблинского (1881—1919): «Араблинский, будучи организатором и инациатором постановки таких произведений, как «Гамлет», «Отелло», с великим мастерством играл роли Гамлета, Отелло…, создал эти правдивые образы».

Итак, Шекспир стал сразу близок и понятен азербайджанскому читателю и зрителю. Желание более глубокого освоения наследия Шекспира рождало поколения азербайджанских переводчиков, глубоко осмысливших высокие идеалы корифея мировой драматургии.

Углубление азербайджанской шекспирианы

Революция 1905 года в России сыграла в общественно-политической жизни азербайджанского народа определенную роль. Эти события находили свое отражение в культурной жизни азербайджанского народа, в произведениях искусства, формировании различных литературно-эстетических направлений.

Предреволюционные годы подняли на новую высокую ступень, наряду с другими жанрами литературы и искусства, и литературную критику.

Критика была тесно связана с ведущей тогда прогрессивной литературной школой «Молла Насреддин». Передовые азербайджанские писатели наряду с художественным творчеством занимались литературной критикой. Не случайно, что такие поэты и писатели как Фиридунбек Кочарли, Сеид Гусейн, Фархад Агазаде, Мир Мохсун Ахундов, Абдуррагимбек Ахвердиев, Джалил Мамедкулизаде, Мирза Алекпер Сабир систематически работали и на поприще литературоведения и критики.

Важнейшим вопросом, волновавшим в то время представителей демократической критики и литературоведения, был вопрос об отношении к мировой классике. Исследователи, не ограничиваясь изучением национальной литературы и культуры, все чаще обращались к произведениям классиков мировой литературы, переводили их на азербайджанский язык. Среди наиболее известных классиков мировой литературы особое место уделялось ими Уильяму Шекспиру.

Одним из ведущих азербайджанских критиков после М.Ф.Ахундова был Фиридунбек Кочарли. Он выступал страстным пропагандистом реалистических традиций М.Ф.Ахундова, демократических идей, высказывал мысли по поводу идейно-политической направленности литературы, был собирателем образцов классической литературы, писал статьи о представителях литератур и культур братских народов, разработал принципы художественного перевода.

Ф.Кочарли прекрасно понимал, что для нравственного развития народа нельзя ограничиться пропагандой только одной национальной литературы. Поэтому он усердно пропагандировал достижения русской, грузинской и других литератур, писал труды о классиках мировой литературы.

В статье «Письмо по поводу нашей литературы», Кочарли, руководствуясь эстетическими принципами М.Ф.Ахундова, пишет что настоящий поэт должен быть зеркалом своей эпохи. Кочарли считал наряду с Саади и Хафизом, Шекспира и некоторых других классиков западноевропейской и русской литературы, ибо они считаются воспитателями и философами всего мира и их учение нринадлежит не только одной, в всем нациям мира.

В 1911 году, находясь на лечении в Тифлисе, М.А.Сабир присутствовал на спектакле «Отелло», был доволен постановкой и высоко оценил ее.

В 1912 году вышел в свет «Литературный сборник», в котором Шекспиру был посвящен отдельный очерк. Автор очерка о Шекспире указывал на основные моменты биографии писателя, рассматривал лондонский период его жизни, когда великий драматург был тесно связан с театром и одна за другой ставились его трагедии, комедии.  По eго мнению, Шекспир не учит человка тому, как изобрести торпеду, броню для вооружений, построить фортификации и т. п.; Шекспир учит человека быть человеком.

Одной из солидных работ дореволюционного шекспироведения можно считать статью «Великий человек»» опубликованную в газете «Ачыг сез» («Открытое слово»)

Статья была опубликована по поводу 300-летия со дня смерти великого гуманиста: «Трудно представить себе человека грамотного, который не знал бы имени Шекспира, выходца из простой семьи, выросшего до уровня: гениальных людей. В своем творчестве он выразил скорбь и плач всего человечества, проникаясь до самых его тонких чувств (…) и еще 300 лет тому назад стал предводителем и воспитателем целой плеяды гениальных людей на Западе».

На страницах ведущих органов буржуазной печати – таких, как журнал «Фиюзат» («Благо»), газета «Хаят» («Жизнь») упоминались имена классиков мировой литературы и в их числе Шекспира. Основными представителями буржуазной критики можно считать Ахмедбека Агаева, Алибека Гусейнзаде, Абдуллабека Джовдета.

В своей статье по поводу перевода «Отелло» Гашумбеком Везировым, Ахмедбек Агаев выражал свою бесконечную радость за азербайджанского читателя, у которого эти произведения, отличающиеся высоким мастерством, совершенством формы и содержания глубокой проблематикой вызовут огромный интерес в европейской литературе. А.Агаев считал перевод Г. Везирова очень удачным и называл эти переводы «новой зарей» татарской литратуры.

В своих статьях, опубликованных на страницах газеты «Каспий», А.Агаев указывал на слабые стороны творчества современных ему азербайджанских писателей, считал их произведения ниже всякой критики. Это относилось к Наджафбеку Везирову, Абдурагимбеку Ахвердиеву, Солтан Меджиду Ганизаде, Нариману Нариманову, Сулейману Сани Ахундову.

А.Агаев стремился убедить своих читателей в том, что Азербайджан в своем духовном развитии настолько отстал, что не в состоянии даже позаимствовать идеи европейской классики. Он утверждал, что отсутствие на Востоке сильных трагедий и комедий объясняется нехватки здесь сильных страстей и характеров.

С конца XIX века в Азербайджане развилось политическое сознание. В рабочую среду проникали марксистские идеи. Создание в Баку большевистской типографии «Нина», издание здесь газеты «Искра» способствовало развертыванию революционной борьбы. На страницах азербайджанской периодической печати появились имена известных деятелей Наримана Нариманова, Агабалы Юсифзаде, Солтана Меджида Эфендиева.

Развитие рабочего движения, усиление различных идей оказало влияние на рождение в Азербайджане литературы и критики. Одним из видных представителей критики того времени был Нариман Нариманов (1870—1925). Его  литературно-критические взгляды прошли сложный путь развития и формирования. Основная проблематика его произведений – призыв к просвещению, критика невежества, решение новых общественных задач с позиций эстетики.

Нариманов выражал желание читать на своем родном языке Шекспира, наряду с Гоголем, Тургеневым, Гюго, Шиллером, Гете. Решение этой задачи выпало на долю азербайджанской национальной интеллигенции, одним из талантливейших представителей которой был выдающийся азербайджанский писатель А.Ахвердиев (1870— 1933).

В своей статье «Театр в Азербайджане» А.Ахвердиев, анализируя развитие и становление азербайджанской сцены, писал о том, что было время, когда театральный репертуар как бы «застыл, зацепившись за что-то», но спустя некоторое время драматургия ожила благодаря переводу на азербайджанский язык таких произведений как «Гамлет», «Король Лир», «Отелло».

А.Ахвердиев называет здесь три произведения Шекспира: «Гамлет» – переведенный им, «Отелло» (в азербайджанском переводе Г. Везирова), и «Король Лир».

Абдуррагим-бек Ахвердиев

В биографии А.Ахвердиева засвидетельствовано большое влияние Шекспира на его творчество. Решающую роль в формировании Ахвердиева-драматурга сыграло его пребывание в Петербурге.

А.Ахвердиев писал: «В 1891 году, приехав в Петербург, я впервые увидел настоящий театр, который завлек меня. Я не пропускал ни одной недели без театра, ходил по два раза в неделю. Билеты были дешевыми. За 32 копейки можно было посмотреть спектакль и получить огромное удовольствие. Александрийский театр оказал на меня огромное влияние. В результате в Петербурге я написал два произведения. Одно из них – это драма «Разоренное гнездо», в которой явно ощущается влияние Шекспира».

Перевод «Гамлета» на азербайджанском языке был сделан А.Ахвердиевым по просьбе его друга, известного азербайджанского актера Гусейна Араблинского (1881— 1919), который мечтал сыграть Гамлета. Пьеса была переведена с русского языка.

Трагедия «Гамлет», переведенная А.Ахвердиевым, тотчас была включена в репертуар труппы «Товарищества мусульманских драматических артистов». В 1908 г. печать сообщила, что «Гамлет», наряду с трагедиями «Отелло» и «Король Лир», включен в репертуар драматической труппы «Ниджат», а в сообщении от 10 декабря говорилось о готовящемся представлении «Гамлета» («Правителя Дании»).

Г.Араблинский включил трагедию в репертуар труппы, когда намеревался ехать в гастрольную поездку в Стамбул в 1910 году. Но спектакль не был показан. «Гамлет» и в последующие годы включался в репертуар азербайджанской труппы, но пьеса так и не была сыграна.

В 1907 году на страницах журнала «Фиюзат» («Благо») появился неполный перевод трагедии «Юлий Цезарь», сделанный Абдуллой Джевдет-беком. В предисловии автор подробно характеризовал значение творчества Шекспира. Язык перевода был очень тяжелым. Эта трагедия, как и «Гамлет», не была сыграна дореволюционным театром.

Известно, что Г.Араблинский, лишенный возможности сыграть Гамлета, читал знаменитый монолог «Быть или не быть?…» и монолог Отелло в Москве, Тифлисе, Баку. В апреле 1911 года в Москве на «Восточном концерте», устроенном для учайщхся, Г.Араблинский с большим успехом прочитал монолог на азербайджанском и русском языках. В 1914 году на концерте в «Казенном театре» в Тифлисе, Г.Араблинский выступил с чтением указанных монологов.

Перевод А.Ахвердиева не был полным, текст подвергся сокращению, что безусловно нанесло ущерб произведению. Опущены были некоторые сцены, очень важные для раскрытия характера некоторых персонажей и для выявления сути событий, изображенных в трагедии. Помимо этого А.Ахвердиев подсократил монологи, диалоги, а иногда вовсе опустил целые сценки.

Известно, что «Гамлет» трижды переводился на азербайджанский язык: до революции – А.Ахвердиевым (1906), и после революции – Дж.Джабарлы (1926) и Т.Эюбовым (1957).

А.Ахвердиев приложил немало усилий, чтобы довести до читателя поэтический стиль Шекспира. И хотя «Гамлет» в его переводе не получил сценической жизни, тем не менее знакомство азрбайджанского читателя с этой трагедией в начале XX века – состоявшийся факт.

Начало XX века – время еще одного значительного события в азербайданской шекспириане. К этому периоду относится обращение азербайджанской интеллигенции к другой, не менее интересной и глубокой трагедии Шекспира—«Король Лир».

Трагедия была переведена Гасаном Сабри 18 марта 1920 года и поставлена на сцене под названием «Король Лир, или Неблагодарные». Роль короля Лира исполнял известный актер Сидги Рухулла, к бенефису которого и была приурочена постановка.

Представители либеральной интеллигенции и в их числе Абдуллабек Джевдет, Ахмедбек Агаев, Алибек Гусейнзаде и др., выступая на страницах ведущих органов буржуазной печати со статьями о классиках мировой и азербайджанской литературы, отдавали должное Шекспиру, как выдающемуся представителю западно-европейской литературы и культуры.

Критики-демократы Фиридунбек Кочарли, Мирза Мохсун Ахундов, Фархад Агазаде, выдающиеся азербайджанские писатели и поэты начала XX века Джалил Мамедкулизаде, Мирза Алекпер Сабир, Абдуррагим бек Ахвердиев, Сеид Гусейн и др. уделяли особое внимание изучению и переводу наследия Шекспира, исходя из интересов широких народных масс.

Усиление деятельности органов печати, распространение передовых идей оказало влияние на развитие литературы и критики в Азербайджане.

В начале века были сделаны, таким образом переводы четырех шекспировских произведений – «Отелло», «Гамлет», «Король Лир» и «Юлий Цезарь». «Отелло» и «Король Лир» звучали со сцены, «Гамлет» и «Юлий Цезарь» были известны читателю только частично ( в монологах). Хотя критика недостаточно осветила перевод и сценическое воплощение двух шекспировских шедевров—«Отелло» и «Король Лир», тем не менее в предреволюционные годы были сделаны первые шаги в освоении наследия Шекспира.

В изучении наследия Шекспира азербайджанские переводчики, литературоведы, критики, опирались на передовые реалистические традиции трактующих Шекспира как активного борца-гуманиста. В силу исторических условий, из-за недостаточного развития шекспироведения азербайджанское литературоведение и критика в дореволюционный период не могли подняться до глубокого раскрытия наследия Шекспира. Это произошло в более поздний период.

По материалам книги автора «Шекспир в Азербайджане»

Читайте также: Шекспир в Азербайджане: великий драматург в оценке М.Ф.Ахундова (1863 г.)

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.