По следам “белого порошка”: как Азербайджан помогал ФБР бороться с “Аль-Каидой”


НУРАНИ

О том, какую роль играл в борьбе с международным терроризмом Азербайджан, порой приходится узнавать из совершенно неожиданных источников. И потом удивляться событиям, которые по важности своей далеко превосходили, возможно, даже присутствие азербайджанских миротворцев в Косово, Афганистане и Ираке и предоставление “воздушного коридора” для авиации коалиционных сил.

В частности – в 1998 году, именно благодаря Азербайджану ФБР США удалось узнать о том, что “Аль-Каида” готовит теракты с применением спор сибирской язвы – именно они позже войдут в историю как зловещий “белый порошок”.

Уже позднее в США заговорили вслух о том, что за распространением спор сибирской язвы в 2001 году стояли именно американские последователи Усамы бен Ладена. Точнее, Аймана аль-Завахири, “серого кардинала” “Аль-Гаэды” и лидера египетского “Исламского джихада”. Именно он отвечал в “Аль-Каиде” за программу создания собственного биологического оружия на основе спор сибирской язвы под кодовым названием “кислое молоко”.

Как доктор становится “Доктором”

Айман аль-Завахири родился в 1951 году в местечке Маади близ Каира. С детства воспитывался в атмосфере набожности. Правоохранительные органы Египта начали собирать досье на Аймана, едва тому исполнилось 16 лет: еще подростком он решил вступить в запрещенную организацию “Братья-мусульмане”. Но, несмотря на пристальное внимание полиции, Айман аль-Завахири поступил в Каирский университет, который и закончил в 1974 году, получив диплом врача.

Как утверждают биографы аль-Завахири, клан Аль-Завахирит исстари специализировался на медицине, целые его поколения записали свои имена в реестр египетских врачевателей по самым различным специальностям. Аль-Завахири, однако, избрал для себя другую специальность.

Именно он стоял у истоков террористической организации “Аль-Джихад аль-ислами”, которая спланировала в 1980 году убийство египетского президента Анвара Садата. Вместе с другими участниками заговора он был схвачен охранкой, но из-за отсутствия иных улик получил лишь три года отсидки за нелегальное владение пистолетом. А затем, как и многие “исламисты”, предпочел на время отправиться в Афганистан для участия в “джихаде”, вернулся в Египет – и вновь попал в тюрьму. После освобождения Аль-Завахири ненадолго вернулся к медицинской практике, а затем снова решил воевать с советскими войсками в Афганистане.

На поприще нелегала аль-Завахири сделал быструю карьеру – в 1993 году он возглавил египетский “Исламский джихад”, и сразу же последовала кровавая серия терактов. В частности, в результате взрыва автомобиля, целью которого был премьер-министр Египта, погибла школьница. А потом террор был развернут против иностранных туристов: террористы обстреливали и взрывали туристические автобусы, открывали огонь по людям, стоявшим у входа в дорогие отели… Названия “плато Гиза”, “Луксор”, “Каир” мелькали в сообщениях о терактах ненамного реже, чем в рекламных проспектах турфирм.

В Каире после волны арестов и введения в стране чрезвычайного положения после убийства Анвара Садата не без оснований полагали, что нанесли исламистскому подполью такой удар, после которого те не оправятся. Однако исламисты в стране оставались единственной реальной оппозицией, и в их среде уже строили весьма амбициозные политические планы. Во вском случае, когда часть членов Египетсткого исламского джихада потребовала передышки, аль-Завахири заявил, что “даже борьба с Израилем должна подождать, пока не завершена битва за Египет”…

Террор становится всемирным

Когда именно состоялся первый “контакт” Аймана аль-Завахири с Усамой бен Ладеном доподлинно не известно. Возможно, это произошло еще в Афганистане. Но по-настоящему сблизило их совместное пребывание в Судане в начале 90-х гг. Для обеих организаций это было ключевое время. Египетский “джихад” уже имел колоссальный опыт в организации терактов, но не имел достаточных финансовых средств. Бен Ладен, напротив, в деньгах не особо нуждался, но такой профессией, как организация терактов, не владел.

Так или иначе, к февралю 1998 года египетский “Исламский джихад” объединился с тогда еще мало кому известной организацией бен Ладена “Аль-Каида” и выпустил фетву под названием “Международный исламский фронт – джихад против иудеев и крестоносцев”, согласно которой мусульмане должны уничтожать американцев. В июне 2001 года сотрудничество “Аль-Каиды” и египетского “Исламского джихада” приобрело новую форму – появилась организация “Аль-Каида аль-Джихад групп”.

C 1998 года об “Аль-Каиде” мир заговорил всерьез. В августе 1998 года состоялась жуткая “заявка” новой организации – “автомобильные бомбы” чудовищной силы взрываются у американских посольств в Кении и Танзании. Счет жертв идет на сотни, причем большинство составляют сами кенийцы и танзанийцы, просто оказавшиеся не в то время не в том месте. Мир потрясен: теракты в доселе спокойных африканских странах по своим масштабам приблизились к кровавой акции террористов-“смертников” в Бейруте, где во время взрывов сначала казарм морской пехоты США, а затем американского посольства погибло более 200 человек.

На газетных страницах замелькало имя Усамы бен Ладена, американская авиация наносит удары по лагерям Усамы бен Ладена в Судане и Афганистане. Но и самому террористу, и его ближайшему сподвижнику – Айману аль-Завахири – удается уцелеть. Уже в октябре 2000 года “Аль-Каида” наносит новый удар – в йеменском порту Аден террористы-“смертники” на плоту, груженном взрывчаткой, атакуют американский эсминец “Коул”, когда тот заправляют топливом. В результате корабль получает огромную пробоину, погибло почти два десятка моряков, многие получили ранения.

Вопреки ожиданиям, США не стали наносить новых бомбовых ударов по тем странам, где находились лагеря и базы террористов. А “Аль-Каида” готовилась к новым терактам – менее чем через год мир был потрясен трагедией 11 сентября 2001 года в США. Однако уже после трагедии 11 сентября в США стали известны подробности той самой “кавказской” эпопеи Аймана аль-Завахири, в ходе которой он и сколачивал ячейку “Исламского джихада” в Азербайджане.

“Мягкая мишень”

Как утверждали потом многие, в начале-середине девяностых годов Айман и его прямые помощники совершили по поддельным документам ряд поездок за рубеж с двумя целями: обеспечить “благотворительную” помощь для продолжения их преступной деятельности и создать новую оперативную базу “Аль-Джихада” за пределами Египта. Газета “Сан-Франсиско кроникл” сообщила осенью 2001-го, что еще в начале 90-х годов прошлого века аль-Завахири посетил такие города США, как Сакраменто, Санта-Клара и Стоктон, где получил от американских мусульман порядка полумиллиона долларов якобы на “помощь афганцам, пострадавшим от войны с СССР”.

Побывал он и в Боснии, где инструктировал местных мусульман, как им бороться против сербов, а его брат Мухаммед был долгое время резидентом “Аль-Джихада” в этой стране и Албании. Одновременно “ячейка” сколачивалась и в Азербайджане.

Так или иначе, по информации “Уолл-стрит джорнэл”, 1 декабря 1996 года Айман и два его помощника – Ахмед Салама Мабрук, представитель “Аль-Джихада” в Азербайджане под “крышей” торговой фирмы “Бавари-1”, и Махмуд Хишам аль-Хинауи – с помощью проводника из среды “чеченских братьев” пересекли границу с Россией из Азербайджана.

Аль-Завахири по подложным документам фигурировал как суданец Абдалла Имам Мухаммед Амин, Мабрук и аль-Хинауи также имели фальшивки из Судана и Египта. Хотя непрошеные визитеры трижды меняли автомашины при проезде по Дагестану, спустя несколько часов они уже были арестованы. Местное отделение ФСБ отправило переносной компьютер “г-на Амина” в Москву для просмотра, а самого его сотоварищи после трехдневных допросов посадили в махачкалинскую тюрьму.

Как потом уверяли многие, эфэсбэшники запомнили тройку “джихадистов” только по тому, сколь ревностно они в течение дня падали на колени и начинали творить намаз. “Г-н Амин” в подтверждение своей личности имел два диплома об окончании медфакультета Каирского университета, почему-то с разными данными. Кроме того, обнаруженные у них суммы денег были представлены семью валютами – США, Азербайджана, Саудовской Аравии, Иордании, Бахрейна, Кувейта и Малайзии. Когда начали разбираться с фирмой “Бавари-1”, то в Баку ее регистрация зафиксирована не была. Все это вызвало немалые подозрения.

На раздумья навела и неожиданно мощная кампания с требованиями немедленно освободить “невинных бизнесменов”, которые приехали-де в Дагестан, пусть и нелегально, чтобы ознакомиться с ценами на кожу, ковры и прочие товары. Особенно усердствовали дагестанские группировки ваххабитского толка. Письмо в защиту трио поступило от 26 имамов и других духовных лиц, причем русских следователей обвиняли в том, что они “работают на дьявола”.

В то время член Госдумы РФ Надиршах Хачилаев в петиции на имя членов Верховного суда Дагестана также встал на защиту “гостей”. Поступило письмо от человека, выдававшего себя за директора “Бавари-1”, который утверждал, что “честность и скромность являются неотделимыми чертами” арестованных арабов. Пожаловали в Махачкалу и арабские “купцы”, которые якобы имели дело с этой фирмой, а на самом деле, как выяснилось позднее, были связаны с “Аль-Джихад аль-ислами”. Их звали Ибрагим Эйдарус и Сарват Салах Шихата.

Последний даже посетил Аймана в тюрьме, получил от него кодированное послание, которое правоохранительные органы Азербайджана затем скопировали, но расшифровать не смогли. И, наконец, после визита в камеру аль-Завахири обнаружили три тысячи долларов. Делались также попытки подкупа следствия. В перехваченном телефонном разговоре главарь ваххабитского гнезда в селении Карабахи собирался выделить на эти цели 10 тыс. долларов. Все говорило о том, что в сети российских контрразведчиков попала крупная рыба.

Так или иначе, в апреле 1997 года состоялся суд. Завахири сидел в металлической клетке зала суда и непрерывно молился. Судье приходилось часто прерывать процесс из-за “благочестия” ответчиков. Давая показания, “Абдулла Амин” заявил, что не знал о границах, появившихся после распада СССР: “Я не мог даже себе представить, что могут возникнуть такие проблемы”.

На вопрос почему он прибыл в Россию? Завахири ответил: “Мы хотели выяснить цены на кожаные изделия, лекарства и другие товары”. Но то ли у Завахири оказались удивительные актерские способности, то ли еще по каким соображениям, что судья отказал обвинителям, требовавшим осудить “троицу”, нелегально пересекшую границу, к трем годам заключения. В итоге Завахири, Мабрук и Хеннави получили по шесть месяцев.

Завахири удивительную снисходительность российского суда объяснил просто: “Бог затемнил их разум”. А после выхода на свободу адвокат Абдулхалыг Абдусаламов, защищавший интересы Завахири и двух других арабов в дагестанском суде, заявил, что они обманули его. “В их душе нет ни капли честности”, – сказал адвокат. Причиной стала оплата труда защитника.

По мнению специалистов, террористам Азербайджан вполне мог показаться “удобной точкой”. С одной стороны, весьма либеральный режим въезда и выезда, налаженная телефонная связь, с другой, только-только завязывающие международные связи правоохранительные органы. Плюс ко всему, “джихадисты” явно не собирались с места в карьер взрывать американское посольство: они рассчитывали создать здесь этакую легальную базу, фиктивную фирмочку, через которую можно было проводить финансовые операции, проводить встречи, переговоры…

Однако если в России “джихадисты” пользовались “покровительством Всевышнего”, то в Баку дела у них шли явно не так, как хотелось бы. Активистов “Исламского джихада” вскоре начали арестовывать и передавать спецслужбам других стран, в том числе США. Именно так произошло в 1998 году, когда прямо на выходе из ресторана агентами ЦРУ был арестован Ахмед Салама Мабрук. Кроме всего прочего, в распоряжение правоохранительных органов попал и диск, откуда удалось почерпнуть много интересного.

А что в лаптопе?

Как утверждают сведущие люди, часто главным трофеем, точнее, неодушевленным “свидетелем” оказывается компьютер, принадлежавший террористу и попавший в поле зрения правоохранительных органов. Подробности дагестанской эпопеи аль-Завахири станут известны только после того, как бойцам афганского “Северного альянса” удастся захватить его компьютер. Полицейские многих стран еще не скоро забудут, как в 1995 году в столице Филиппин Маниле в неприметной квартире вспыхнул пожар из-за неостороожного обращения со взрывчаткой. Одним из ее жильцов оказался Ремзи Юсеф, которого разыскивали за организацию первого теракта в нью-йоркских башнях-“близнецах”.

Ремзи Юсефу тогда удалось бежать, и его арестовали по пути в Афганистан, но уже тогда в руки полиции попал его “подельник” Абдул Хаким Мурад.

“Мурад рассказал нам о плане “ячейки” Рамзи, которая работала в США. Они собирались похитить гражданские самолеты и протаранить ими штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, а также Пентагон”, – рассказал филиппинский следователь Родольфо Мендоза.

Филиппинские следователи также нашли свидетельства о планах террористов взорвать небоскребы в США – деловые центры в Сан-Франциско, Чикаго и Нью-Йорке. Этим “свидетельством” оказался жесткий диск компьютера.

И когда специалисты приступили к анализу информации на диске Мабрука, им было от чего прийти в ужас. Тут содержалась информация о подготовке множества терактов, в том числе с использованием возбудителей сибирской язвы. В США позднее  утверждали, что дискета эта попала в распоряжение ЦРУ. Когда же познакомиться с дискетой пожелали сотрудники ФБР, то в ЦРУ им… отказали.

Уже потом, после трагедии 11 сентября, в США придут к ошеломляющему выводу: теракт такого масштаба стал возможен лишь потому, что правоохранительные структуры, спецслужбы, разведка не торопились меняться друг с другом информацией.

И когда шеф нью-йоркского офиса ФБР Джон О’Нейл получил от ЦРУ отказ, он, недолго думая, направил своего представителя в Азербайджан, рассчитывая получить информацию в Баку. Причем О’Нейл умудрился добиться того, чтобы Билл Клинтон, тогдашний президент США, обратился за содействием к президенту Азербайджана, чтобы представитель ФБР получил компьютерные файлы. Так или иначе, степень партнерства по линии США-Азербайджан оказалась выше, чем между ЦРУ и ФБР.

Джон О’Нейл погиб 11 сентября 2001 года – к этому моменту он возглавлял службу безопасности в башнях-“близнецах”. И унес с собой все, что знал о планах аль-Завахири атаковать США при помощи бацилл сибирской язвы.

Уже потом информация о существовании подобных планов у “Аль-Каиды” стала подтверждаться из других источников. В ЦРУ располагали информацией от члена совета (шуры) Египетского исламского джихада, согласно которой, Айман аль-Завахири действительно призывал использовать сибирскую язву против “крестоносцев”. В частности, по словам одного каирского адвоката, аль-Завахири искал подходы к студенту Института медицинских исследованй и инфекционных болезней Армии Соединенных Штатов (USAMRIID) и был уверен, что Коран предписывает использовать против “крестосноцев” то же оружие, которое используют они.

О том, что в Коране вообще не упоминаются “крестоносцы”, а речь идет о христианах, которые признаются “народом Книги”, верования которых надо уважать, главный “джихадист” как-то не подумал.

Тем не менее в расследованиях попыток “Аль-Каиды” овладеть сибирской язвой уже упоминаются и Муссауи, небезызвестный “двадцатый смертник”, и даже Мохаммед Атта. В марте 2003 года, когда будет арестован Халид Шейх Мохаммед, по всей видимости, третий по значению руководитель “Аль-Каиды”, планы по использованию сибирской язвы будут найдены и в рукописных заметках, и в компьютерных файлах.

В Таиланде в августе того же года был арестован некий Хамбали, координатор “лабораторных исследований” “Аль-Каиды” по сибирской язве – ныне он экстрадирован в Иорданию. А осенью 2003 года чрезвычайно вирулентный штамм сибирской язвы будет найден в афганском Кандагаре – после того, как Хамбали “запел”.

Однако уже в сентябре 2003 года Newsweek опубликует статью, что на встрече со своими “подельниками”, согласно сведениям из источников, близких к руководству “Талибан”, бен Ладен планировал “невообразимый” теракт с применением бацилл сибирской язвы. Куда интереснее, однако, другое.

В свое время немало шума наделало решение суда вашингтонского пригорода Алесандрия, по решению которого к пожизненному заключению был приговорен Али Тимими. Пресса представляла его как “мусульманского проповедника”. Однако он был сотрудником в отделе биологической информации университета Джорджа Масона и еще к тому же отправлял факсы известнмоу российскому специалисту в области биологического оружия Кену Алибеку и бывшему руководителю USAMRIID, исследователю сибирской язвы Чарльзу Баллею.

“Вашингтон пост” позже подвела итог: “Агенты обнаружили тревожную ситуацию: “Тимими – исламист, поддерживающий бен Ладена, который руководил группой, готовившейся к джихаду”, как указывал агент в своих письменных показаниях. ФБР также пришло к выводу, что Тимими, соискатель степени доктора в исследованиях генетики рака, был привлечен к атакам с применением сибирской язвы”.

Плюс ко всему многие эксперты уверены, что “Аль-Каида” придерживается тактики: перед тем, как нападать, предупреди. И специалисты уже вспоминают, что в 1996 году из египетской Александрии в Нью-Йорк и Вашингтон, в офисы газет, людям, занимающим весьма символичные должности, посылали письма со взрывчаткой, требуя освободить шейха Абделя Рахмана, духовного лидера “джихадистов”, отбывающего срок за первый теракт в нью-йоркском ВТЦ. Были ли письма с “белым порошком”, содержавшим споры сибирской язвы, предвестником или предупреждением о волне больших терактов, можно только догадываться.

Вопрос, однако, в том, что, по мнению американских исследователей, той находке в Баку у арестованного Ахмеда Саламы Мабрука сотрудники ЦРУ просто не придали должного значения.

Рассылка писем с бациллами сибирской язвы – зловещим “белым порошоком” – была еще впереди, до взрывов в Кении и Танзании оставалось больше месяца, “Аль-Гаэда” еще не воспринималась самой опасной террористической группировкой мира, а уж о том, чтобы поверить в использование биологического оружия террористами, было очень трудно… точно так же, как никто не воспринял всерьез информацию с “манильского диска” о том, что “Аль-Каида” планирует похищать самолеты и использовать их как оружие.

Из архивов газеты ЭХО

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.