Где проходила северная граница Кавказской Албании?


О.Давудов

Вопрос о северной границе Кавказской Албании можно разделить на несколько групп. Одни ученые считают, что в состав Албании входили Азербайджан и Дагестан (проведя границу по Сулаку, Аксаю или Тереку), другие – Азербайджан и прикаспийская полоса Дагестана.

Некоторые считали, что в состав Албании входила территория Азербайджана и небольшой части Дагестана, южнее Дербента и Самура. Эту точку зрения поддерживали К.Тревер, ее последователи, в том числе К.Алиев.

Ф.Мамедова предложила компромиссный вариант северной границы. По ее мнению границы Албании колебались в зависимости от внутреннего и международного положения этого государства, порой доходя до Сулака и далее. К.Алиев и Ф.Мамедова проделали большую работу по исторической географии Кавказской Албании и их выводы заслуживают серьезного внимания.

Некоторые исследователи представляли Албанию как небольшое государственное образование расположенное на небольшой части Азербайджана, в пределах Нухи (Шеки) и Ширвана. Эта точка зрения А.Яновского и методика его иследований, вольное обращение с источниками вызвали справедливые нарекания последующих исследователей. Но нашлись и его сторонники (А.Крымский, С.Н.Муравьев).

На раннем этапе своего возникновения и развития Кавказская Албания не была государственным образованием, занимающим только небольшую территорию Азербайджана. Наоборот, Албания представляла собой крупное и достаточно сильное государство. Об этом свидетельствует сообщение Страбона о том, что Албания выставляла войско более многочисленное, чем Иверия. Против Помпея, например, они вооружили 60,000 пехотинцев и 22,000 всадников, т.е. 82,000 воинов.

В свое время С.Юшков указывал, что для столь внушительного количества населения, способного выставить столько воинов, такая территория слишком мала. Согласно расчетам академика М.Тихомирова соотношение населения города и «его профессионального» войска может быть выражено как 6:1. Имеются расчеты, указывающие на соотношение северокавказского населения и его воинов как 10:1, чаще 8:1.

Если исходить из этих расчетов, население Кавказской Албании в конце I тыс. до н.э. должно было составлять от 65,600 до 820,000 человек. В реальной жизни так не бывает. Для сравнения, предводитель кавказских горцев, лидер северокавказского сопротивления Шамиль в период наибольшего напряжения сил в борьбе с царскими войсками требовал, чтобы 10 семей выставляли одного воина. Если исходить, что средняя семья состоит из 5 человек, то выходит 50 человек (мужчин, женщин, детей, стариков) выставляет одного человека. Из этих расчетов население Кавказской Албании в период столкновения с Помпеем составляло 4,100,000 человек.

Как видно, и первая, и вторая цифры указывают на весьма солидное количество населения, которое невозможно разместить на столь небольшой территории. С учетом необживаемых пустынных и горных районов, болот для размещения такого количества населения требуется значительно большая площадь. При этом надо учесть, что плотность населения в то время была небольшая.

При определении северной границы Кавказской Албании необходимо иметь в виду, что северные границы Албании до возникновения Дербентских длинных стен были одни, после – другие. Как известно, Сасанидские правители тщательно выбирали место для них. В ходе этих поисков возникли Беш-Бармакская, Гильгинчайская, Дербентская и Верхечирюртоская стены (две на территории Азербайджана, две – Дагестана). Причем последней была Дербентская оборонительная система, после возведения которой территория Албании оказалась южнее Дербента.

Нас интересуют границы до сооружения оборонительных комплексов в Прикаспийском Дагестане. Источники античного времени изображают богатые и плодородные земли Албании. Тацит, Плутарх и Дионисий говорят и о горной части Албании.

По Плинию, албаны заселяли Кавказские горы. По К.Птолемею, на территории Албании расположены горы Большого Кавказа, горные перевалы и проходы. По Страбону албаны живут между иберами и Каспийским морем: с севера их ограждают Кавказские горы. Здесь необходимо обратить внимание на то, что античные авторы воспринимают Кавказские горы как один сплошной хребет, а не как систему гор и их отрогов.

По Плинию Старшему вся равнина, начиная от реки Кир (Кура) была заселена племенем албанов, затем иверов, которые отделены от первых рекой Оказань (Алазань), текущей с Кавказских гор и впадающей в реку Кир (Кура). По Плинию албаны – не только равнинный, но и горский народ. Он перечисляет реки, протекающие по Албании и впадающие в Каспийское море: Касс, Албан, Камбиз и Кир, а также называет главный город Албании – Кабалаку.

Из античных авторов наиболее подробно албанскую географию осветил К. Птолемей, который пользовался сведениями Патрокла. Из рек, впадающих в Каспийское море и расположенных между рекой Pa-Волгой и рекой Кир-Курой, он называет Удон, Алонта, Соана, Герр, Кайсий, Албан. Вполне естественно сопоставить их с наиболее значительными водными артериями Восточного Кавказа, впадающими в Каспийское море. Не вызывает возражений у исследователей сопоставление птолемеевской реки Ра с Волгой и Кир – с Курой, гидронима Удон с современной рекой Кумой, Олонта или Алонта – с Тереком.

Следующую за Алонтой реку, Соану по К.Птолемею, мы вслед за Н.Г.Волковым, сопоставляем с рекой Соаной, протекающей, как сказано у Вахушти, по Чечне. Эта река по своему географическому положению соответствует Аргуну. При этом надо отметить, что Соану многие исследователи сопоставляли с Сулаком. Сам гидроним «Сулак» тюркского происхождения и не мог до раннего средневековья появиться в Восточном Кавказе. Птолемеевское название следующей к югу реки – «Герр» можно сопоставить с современной рекой Гюльгеричай. В этом гидрониме сохранилось название античной реки «Герр».

Следующую за Герром реку Птолемея – Кэсия или Кас мы сопоставляем с Самуром. Первое упоминание гидронима «Самур» восходит к IX в. до н.э. (Истахри, Ибн-Хаукаль, Баладзори, Идриси). Слово «Самур» состоит из двух частей («сам» и «ур»). Это позволяет сопоставить основу гидронима «сам» с названием раннесред-невекового этно-политического объединения Южного Дагестана «Сам-сам» или «Сам», известного по хронике «Ахты-наме». Птолемеевский гидроним «Кэсия» или «Кас» относится к более раннему времени и связан с этнонимом каслиев. Плиний определяет расстояние меж¬ду устьями рек Кура и Кас в 425,000 шагов (шаг = 70-80 см, т.е. 34000000 см) или 297,5 – 340 км, что примерно соответствует расстоянию между устьями Куры и Самура.

Река Албан, расположенная между Кэсией и Кюр, видимо, соответсвует одной из рек Азербайджана, скорее всего Алпан-чаю. Для реки Албан характерны следующие признаки: она впадает в Каспийское море, протекает поблизости от главного города Албании и ее истоки начинаются недалеко от Албанских ворот. Этим требованиям отвечает река Албан-чай.

Таким образом, из пяти рек, названных К.Птолемеем, две локализуются на территории современного Азербайджана, три – на территории Дагестана.

Птолемей

Другой важный географический объект, связанный с локализацией албанских племен – Керавнские горы. Исследователи сопоставляли его, то с Каранайским хребтом, то с хребтом Кёрилам в Ичкерии, то вообще с северными отрогами Кавказа, то с Самурским хребтом. АААкопян сопоставлял его с Андийским хребтом. Еще в 1975 г. была высказана мысль о возможности сопоставления Андийского хребта и Керавнского хребта.

На карте К.Птолемея Кавказские горы имеют координаты 75°-47° и 85°-48°. Керавнские горы, ответвляющиеся от них – 82° 30 – 49°30 и 84°- 52°, а Сарматские ворота (Дарьяльский проход)- 81°-48°30. Такая система координат показывает на расположение одной из оконечностей Керавнских гор недалеко от Дарьяльского ущелья. Сами Керавнские горы образуют здесь с Главным Кавказским хребтом треугольник, в угол которого помещены тушины, локализуемые вблизи от Пирикитинского хребта Грузии и диди или дидойцы – в Цунтинском районе Дагестана.

Иными словами, есть довольно определенные ориентиры для идентификации Керавнских гор. Это горы, ответвляющиеся от Главного Кавказского хребта, поблизости от места жительства тушин и дидойцев, а также от Сарматских ворот, т.е. Дарьяльского прохода. Этим условиям наиболее соответствует Андийский хребет – Кёрилам.

Таким образом, Керавнские горы – это Андийский хребет и Кёрилам, а Соана – река Аргун, протекающая по горной Чечне недалеко от этих гор. Именно по этим горам и реке проводил северную границу Кавказской Албании К.Птолемей. Напомним, что пределы легов-гелов, по Леонти Мровели, распространялись до реки Ломехи – Терека. По Страбону и Плутарху леги помещены ниже амазонок, локализуемых в Предкавказских степях и выше Терека, сопоставляемого многими исследователями с Мермодаль.

Такие политические границы Албании, видимо, существовали здесь, начиная с III-II вв. до н.э. до IV в. н.э. Эти выводы письменных источников подтверждают археологические материалы. По мере выявления и изучения археологических памятников Дагестана исследователи (Е.Крупнов, К.Смирнов, М.Пикуль, В.Марковин, А.Кудрявцев, М.Гаджиев, И.Семенов) высказали свои соображения по их этнокультурной интерпретации. М.Пикуль в пределах Дагестана албанского времени выделила шесть археологических культур.

Дж.Халилов отказался от выделения в Азербайджане мелких археологических культур (ялой-лутепинской, кувшинных погребений, сырцовых гробниц) и объединил памятники всей Кавказской Албании в единую культуру, в которую включил и памятники Дагестана. М.Абрамова выделила на территории Дагестана две археологические культуры: одну в горной, предгорной и приморской частях Дагестана, другую – в районе Терско-Сулакского междуречья, связав ее с сарматами. В целом этнокультурная характеристика, предложенная М.П.Абрамовой верна.

Прежде всего, необходимо отметить близость погребальных сооружений и обряда памятников Дагестана и Азербайджана. Так, узкие и овальные грунтовые могилы со скорченными костяками встречались во всех районах Дагестана (Бавтугай, Верхний Чирюрт, Тарки, Талги-Черкезкутан, Карабудахкенш I, Хабада, Бежда, Дербент и т.д.). В Азербайджане они встречались в Мингячевире, Ялойлутепе, Шамахе, Кабале, Топ-раккале, Нюди, Джанахаре, Моллаисакли, Калагях и других могильниках. Встречались в Дагестане и в Азербайджане много общих форм керамических сосудов (кувшинов, горшков, мисок, ритуальных сосудов), предметов торевтики, вооружения и украшения.

Вместе с тем, среди памятников Азербайджана были найдены укрепления из сырцовых стен, известны земляные валы и рвы вокруг поселений, обнаружены ваночные, кувшинные, сырцовые, срубные погребения и сырцовые гробницы, собраны большие коллекции предметов материальной культуры, в том числе керамические сосуды, украшения, неизвестные для Дагестана.

Поэтому, можно согласиться с тезисом об определенной общности между памятниками Дагестана и Азербайджана не в рамках одной археологической культуры, а более широкой иерархически-типологической категории. Эту общность можно определить как восточно-кавказскую культурную общность. Она определяется в рамках государственных рубежей Кавказской Албании, к югу от Терека.

По материалам сборника “Этнокультурное наследие Кавказской Албании”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.