От денариев до талеров: зарубежные монеты найденные в Азербайджане


Али Раджабли

Монета – имеется в виду монета из благородных металлов – тот самый государственный «миссионер», который ненавязчиво – убедительно, на взаимоприемлемой основе налаживает, укрепляет всевозможные связи – торговоэкономические, политико-дипломатические, культурные и др. – между государствами и странами, лишенными порою государственных институтов.

Пересекая границы желаемой или попутной страны она немедленно вступает в контакт прежде всего с купечеством и зажиточной частью населения, проникая в сферу властных верхов, будь это торгово-финансовая или политико-государственная элита.

Естественно-природные богатства и удачливое гео-политическое расположение азербайджана на стыке восточных и западных (равным образом между Югом и Севером) стран архиграндиозного афро-евразийского континента, благодаря издревле проходившим через него магистральным путям международной транзитно-караванной торговли, служили важнейшим фактором привлечения иностранных купцов с их монетами в Азербайджан, где эти монеты зачастую становились достоянием кладов, зарытых, при различных обстоятельствах, в землю и обнаруженных позднее по всей территории республики – страны «подземных музеев» (акад. И.Мещанинов).

Проникновение зарубежных монет в Азербайджан начинается с конца IV в. до н.э., после образования мировой империи Александра Македонского и усиливается с появлением, после распада империи, огромной греко-македонской монархии Селевкидов и других, так называемых эллинистических государств на Переднем и Среднем востоке.

Примерно за предпоследнее столетие на территории Азербайджана было обнаружено свыше десятка кладов античных монет, в частности, весьма крупные из сотен и тысячи экземпляров. в составе кладов, найденных в округе столицы античной Албании Кабалаки, вблизи селений Хыныслы, Чухур-Габала и Нюди оказались монеты – серебряные тетрадрахмы и драхмы самого великого завоевателя, почти всех царей Селевкидов, малоазийских государств Каппадокии, Вифинии, Понта, восточных окраин эллинистического мира – Парфии и Бактрии.

В результате активизации восточной экспансии рима, военных походов полководцев Суллы (92 г. до н.э.), Лукулла (69 г. до н.э.), Помпея (66 г. до н.э.), Красса (53 г до н.э.), Марка Антония (36 г. до н.э.) на территории Азербайджана оседают серебряные денарии Римской республики, среди которых редкие экземпляры парных портретных эмиссий Цезарь-Август, Клеопатра-Антоний.

Приток серебряных денарий несколько оживляется в имперский период, с юга – вследствие активного вмешательства Октавиана Августа в дела Атропатены и Армении и с запада, – благодаря торговым и союзническим отношениям Албании с соседней иберией. Особое распространение в Азербайджане имели монеты Августа, но встречаются монеты и других императоров – Нерона (54-68), Веспасиана (69-79), Траяна (98-117), Адриана (117-138), Каракаллы (211-217) и его супруги Плаутиллы. Однако они заметно уступют в конкуренции с парфянской серебряной драхмой, заполонившей весь Кавказ, обращение римских монет ограничивается в основном западными районами Азербайджана.

Рим. Август (27 до н.э. – 14 н.э.), денарий, серебро
Рим. Диоклетиан (284-305), денарий, биллон
Рим. Домициан (81-96), денарий, серебро

Монеты вечно враждующих двух мировых империй – Рима и Парфии, с III в. уступают свое место монетам новообразованной «упорядоченной монархии Сасанидов» (Ф.Энгельс). На территории Северного Азербайджана за последние несколько столетий были обнаружены десятки более или менее крупных зафиксированных кладов сасанидских серебряных драхм, не считая многочисленных единичных находок, битых в более чем 100 городах-монетных дворах Ираншахра, в частности в азербайджанских городах – Дербенде, Баку, Барде, Арране, Нахичеване, Гилане, Шизе, «Атурпатакане» (Ардабиле).

Особый интерес представляют смешанные клады сасанидских и византийских монет. Не менее ожесточенная борьба между «наследниками» Рима и Парфии – византийской империей и Сасанидским Ираном за гегемонию в Среднем Кавказе (через который по Шелковому Пути в V-VII вв. реализовалось и транспортировалось в западном направлении огромное количество китайского шелка и селладоновой утвари), вынудила Византию, прибегнуть к специальным эмиссиям крупных серебряных монет – гексаграм, больше для внедрения религиозной политики христианской византии в регионе, всецело занятом серебряной драхмой зороастрийского Ирана, чем в торговых целях.

Монетная типология, (в данном случае религиозная оболочка обеих монетных групп) во все времена оказывала воздействие на умы населения, а в руках государств служила важнейшим инструментом проведения не только внутригосударственной финансово-экономической политики, но и также для осуществления своей социально-религиозной и политической доктрины.

Империи не вечны, но их монеты продолжают рассказывать об их блеске и падении. Так, высокопробная, устойчивая в типологии и стабильная в весе в течение четырех с лишним столетий (уникальный случай в истории монетного дела) сасанидская драхма в дальнейшем, до появления «национальной» монеты арабов становится основным средством обращения в арабском Халифате и вместе с серебряными дирхемами последного принимает участие в качестве мировых денег в грандиозной торговле VIII-X вв. южных мусульманских стран с северным христианским миром – Россией, Скандинавией, Западной Европой.

Стоит отметить, что число монетных кладов периода по сравнению с предыдущим VI-VII вв. заметно убывает – монеты в огромных количествах вывозятся на Север – в то время как, судя по составу и топографическим особенностям монетных находок, панорама стран, представленная в них, несравненно расширяется, охватывая самые дальние уголки «дар ул-Ислама».

Так, в двух кладах, обнаруженных в Масаллинском районе Азербайджана, были выявлены помимо обычных сасанидских, омаййадских, аббасидских серебряных дирхемов, монеты Саффаридов Фарса, Саманидов, эмиров Эндарабе, Бувейхидов, Хамданидов, эмиров Азербайджана, Саджидов, Саларидов, веджихидов омана, эмиров ал-умера Беджема, алидов Табаристана, эмиров Тохаристана, Саалукидов и др. династий.

В течение всего периода преслевутого «серебряного кризиса» денежное обращение Азербайджана питалось в основном собственной медной монетой, чеканка и обращение которой носили локальный характер. Однако с возрастанием роли золота как международного валютного металла, одновременно выступающего во всех денежных функциях во внутренней торговле, на обеих частях Азербайджана, которые находились под протекторатом Сельджукидов, обращались золотые динары Аббасидов, Бувейхидов, Сельджукидов, в особенности золотые солиды византийской империи, которые находили на всей территории Азербайджана.

С образованием империи Чингизидов и государства ильханидов картина денежного обращения резко меняется: восстановленный в своем статусе серебряный дирхем чеканится во многих городах. Только на Северном Азербайджане функционирует свыше 40 монетных дворов. Но это было несколько позже – в первой четверти III в., после известных реформ Газан-хана Махмуда (1295-1304).

Музаффариды. Шах- Шуджа (1359-1352 гг.), Нахчыван, дирхем, серебро
Тимуриды. Тимур и Махмуд (1388-1398 гг.), Бакуба, дирхем, серебро
Саксония, 1557 г, талер, серебро

Годы монгольской интервенции и последовавшая за ней хозяйственная разруха не очень стимулировали инвестиции в денежное хозяйство, а нужда в средствах обращения в этот период во многом поглощалась серебряными дирхемами сельджукидских султанов Малой Азии, которой «серебряный кризис» коснулся, благодаря богатым серебряным рудникам, позже и отступил раньше перед нашествием монголов. На территории Азербайджана за предпоследнее столетие было зафиксировано свыше 20-ти кладов монет Сельджукидов Рума.

Прилив этих монет в Средний Кавказ, в том числе Азербайджан, имеющий не только торговые, но и тесные этнокультурные связи с огузо-сельджукским малоазийским миром, продолжался и при ильханидах, вплоть до начала XIV в. – до падения власти Сельджукидов рума – властителей когда-то «богатейшей страны мира» (акад. В.Гордлевский).

В I половине XIV в., как было отмечено выше, умножается число монетных дворов, однако, это было связано не только с позитивными результатами известных реформ Газан-хана, благодатной почве и другим естественно-природным богатствам Азербайджана, составлявшего ядро госудаства ильханидов со столицей в Табризе, но и тем, что Северный Азербайджан служил «яблоком раздора» между вечно враждующими потомками Чингиз-хана ильханидами и джучидами.

Частые походы последних в пределы Центрального и Южного Кавказа, которые по «ясе чингизовой» считались уделом золотоордынских ханов, встречали жесткий отпор со стороны ильханидов, которые в ответ на эпизодические выпуски в азербайджанских городах (Дербенде, Шамахе, Гараагадже, Махмудабаде, Гарабаге, Базаре, Табризе, Мараге и др.) джучидами (Джани-беком 1341-1357, Берди-беком 1357-1360), так называемых «оккупационных монет», расширяли ареал осуществления своей монетной регалии, учреждая чуть ли не в каждом маломальски значительном городе свой монетный двор.

Сравнительно однородный состав монетных кладов хулагуидо-джелаиридского времени, состоящих из одних хулагуидских или же джеларидских монет, становится несколько разнообразным в XV в., благодаря тому же оккупационному чекану новых завоевателей – Музаффаридов Фарса (Шах-Шуджи 1358-1386), ханов дашт-и Кыпчака (Тохтамыша 1376-1395, Шади-бека 1401-1407), Тимуридов Средней Азии (Тимура 1370-1405, Шахруха 1405-1447 и др.).

Вифиния. Никомед III (91 до н.э.), драхма, серебро
Селевкиды. Антиох V (173 до н.э.- 162 до н.э.), тетрадрахма, серебро
Фракия. Лиземак (323- 281 до н.э.), тетрадрахма, серебро

После образования в I половине XVI в. единого и мощного азербайджанского государства Сефевидов и оживились его связи (политико-дипломатические, торговые и др.), с Заподной европой, чему немалое содействие оказывали антиосманские настроения западно-европейских государств и растущие потребности их мануфактурной промышленности в источниках сырья и рынках сбыта.

Расширение границ знаменитой левантийской торговли в глубь азии и участившиеся вояжи представителей европейских торгово-клерикальных слоев в Азербайджан, являвшийся одним из крупных центров производства шелкового сырья, обусловили не менее интенсивное поступление в Азербайджан европейского серебра в виде крупных денежных единиц – талеров, чеканка которых началась после открытия знаменитых серебряных рудников иохимсталера в Чехословакии в XVI в.

Талеры, их фракции и кратные чеканили почти все европейские государства Германия (провинции Тироль, Ельзас, Штирия, Каринтия и др.), Польша, Дания, Голландия, Швеция, Норвегия, Австрия, Богемия, Венгрия, Италия, Испания и др., княжества Трансильвания, Анхальт, Шварцбург, Эрбах и др., герцогства Брауншвейг, Вюстенберг, Холштейн, Мансфелд, Пруссия и др., архиепископства Магдебург, Сальсбург, Кёлн, Маунтс и др., епископства и лендграфства Бранденбург, Баден, Нюмберг, Люнебург, Лехтенберг, Хессен-Кассен, Марграфт, кюрфюрства Бавария, Саксония, свободные города Дансиг, Торн, Гамбург, Страсбург, Кампен, Утрехт, Нюмберген и др.

Египет. Птолемей (323- 277 до н.э.), тетрадрахма, серебро
Македония. Александр III (336-323 до н.э.), тетрадрахма, серебро
Византия. Феодосий II (408-450), солид, золото
Сасаниды. Хосрой II (591- 628), Нахчыван, драхма, серебро

Частые находки талеров, как в виде обособленных кладов, так и в составе смешанных с местными сефевидскими монетами кладов (один из крупных кладов, обнаруженный в 1970-х годах в поступивший впоследствии в ГОХРАН Центрального Банка СССР, состоял первоначально из более 200 талеров), служат важным историческим источником для изучения средневековых связей Азербайджана со странами Западной европы.

Падение Сефевидского государства и переход власти последовательно к другим тюркским династиям Афшаров и Каджаров в Иране характеризуется не только появлением анонимного чекана азербайджанских ханств II половины XVIII начала XIX вв., но и проникновением серебряных монет ближнего зарубежья (Турции, Ирана, России) среди которых следует упомянуть еще одну крупную группу иностранных монет, принимавших участие в денежном обращении Азербайджана во II половине XVIII в.

Это высокопробные серебряные рупии (11,5 г) великих Моголов дели – Бабуридов, привезенные султаном Надиром Афшаридом (1736-1744) из Индии после его победы в 1738 г. над бабуридом Мухаммед-шахом (17191748) и пущенные им в обращение наравне со своими, аналогичными по весу, монетами «надири».

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.