“Бакинские нефтяные мечты” одного из крупнейших банков дореволюционной России


Ш.Гасанов, Ф.Юсифов

В конце ХIХ века наряду с созданными в Азербайджане российскими коммерческими банками, существовал и целый ряд банков, которые еще не открыли свои отделения в Азербайджане. Среди них следует отметить деятельность Петербургского Международного коммерческого банка.

И хотя Бакинское отделение указанного банка еще не действовало, он все же смог начать взаимодействовать с действовавшими в Баку нефтепромышленными фирмами. Таким образом, происходило слияние банковского капитала с промышленным.

Eще в 1895-1896 гг. руководители Петербургского Международного банка предпринимали попытки как-то внедриться в нефтяную промышленность Баку. В.И.Бовыкин, ссылаясь на архивные материалы, в своей работе указывает на то, что руководители банка в указанное время проявляли интерес к предприятию Г.З.Тагиева, однако из-за отсутствия выгодного компаньона, на риск они не пошли. В связи с этим, появилась необходимость поиска компаньона.

Связи между Петербургским Международным банком и банкирской фирмой Ротшильдов сложились еще ранее. Международный банк оказывал некоторые услуги «Обществу каспийско-черноморской нефтяной промышленности и торговли», находившемуся под опекой Ротшильдов.

Возможно, приняв во внимание это обстоятельство, директор банка А.Я.Ротштейн сделал свой выбор. В конце 1895 – начале 1896 г. началась переписка между ним и представителями фирмы Ротшильдов о «Тагиевском деле». А.Я.Ротштейн в скором времени связался с директором «Общества каспийско-черноморской нефтяной промышленности и торговли» А.М.Фейглом. Они даже заинтересовались предприятием Г.З.Тагиева в Париже, однако не торопились выносить окончательное решение по данному вопросу. А.Я.Роштейн все же не смог получить желаемого ответа от Ротшильдов.

Отметим, что интерес к предприятию Г.З.Тагиева был обусловлен тем, что в то время принадлежавшее Ротшильдам «Общество каспийско-черноморской нефтяной промышленности и торговли» занималось, в основном, вывозом нефти из границу, в связи с чем планировалось создать такое предприятие, которое взяло бы на себя торговлю нефтью в пределах Российской империи.

В декабре 1896 г., во время прибытия главного инженера фирмы Ротшильдов Ж.Арона в Россию, переговоры между Международным банком и указанной фирмой по «нефтяным делам» вступили в новый этап. Переговоры о покупке и реорганизации предприятия Г.З.Тагиева были прекращены. Причиной тому являлось отсутствие у Ротшильдов полной уверенности в том, что они смогут прибрать к своим рукам основные транспортные пути для доставки бакинской нефти на рынок сбыта.

Вообще, фирма Ротшильдов с недоверием относились к вопросу о покупке предприятия Г.З.Тагиева. Это подтверждает и тот факт, что в декабре 1896г., во время нахождения представителя фирмы Ротшильдов Ж.Арона в Баку, он отправил письмо директору Международного банка А.Я.Ротштейну, в котором о «Тагиевском деле» писал следующее: «Хотя многие интересуются проектом Тагиева, те, кто знакомы с его характером, сомневаются в том, что Тагиев продаст свое предприятие даже за 4,5 млн.руб., о чем вы сами меня информировали».

В другом письме Ж.Арона А.Я.Ротштейну от апреля 1897 г. сообщалось следующее: «Очень удручен неудачей в Баку. Миллионы пудов нефти сгорели, а мы несем большие потери».

Следует отметить, что А.Я.Ротштейн с 1894 г. занимал должность директора Петербургского Международного коммерческого банка, и в то же время с 1894 г. являлся директором Русско-Китайского банка. Когда А.Я.Ротштейн начал свою деятельность в Международном банке, этот банк работал с иностранными банками.

Наиболее успешный период деятельности А.Я.Ротштейна приходится на конец 90-х годов XIX в. В время он был тесно связан с министром финансов России С.Ю.Витте и считался его правой рукой в осуществлении государственных кредитных операций на международной бирже.

Что касается Ж.Арона, он являлся главным инженером Парижского банкирского дома «Братья Ротшильды». Ему было поручено заниматься нефтяным делом, и он обладал большими привилегиями. К тому же, он владел ограниченным пакетом акций всех нефтяных предприятий Ротшильдов.

После прибытия в Баку, Ж.Арон ознакомился с деятельностью Торгового дома «Поляк и сыновья», после чего пришел к выводу о том, что сотрудничать с Торговым домом более отвечает интересам Ротшильдов, нежели скупка промысла и заводов Г.З.Тагиева. В таких условиях возникла идея об учреждении крупного транспортно-торгового общества под названием «Мазут» при предприятии «Поляк и сыновья».

В.И.Бовыкин в своей работе особо подчеркивает тот момент, что в этом деле важная роль принадлежала Международному банку. Так, если бы не его поддержка, врядли бы Ротшильды смогли претворить свою идею в жизнь.

В последующие годы Международный банк для внутренней торговли, по предложению Российского банка, принял участие в учреждении двух крупных нефтепромышленных обществ Балаханского и «А.И.Манташов и КО». В некоторых случаях руководители международного банка в нефтяном вопросе проявляли и личную инициативу. В «Балаханском нефтепромышленном обществе», учрежденном в мае 1899 г., доля участия Международного банка составляла 250 тыс. рублей.

В январе 1899 г. до руководства Международного банка дошли слухи о том, что торговый дом «Бенкердорф и КО» собирается продать свои промысли московскому купцу И.С.Демботу за 5 млн. руб. Международный банк сразу же приступил к переговорам с И.С.Демботом и уже 20 января 1899 г. они пришли к соглашению о передаче Международному банку дела о покупке И.С.Демботом промыслов Торгового дома «Бенкендорф и КО».

В конце января – начале февраля А.Я.Роштейн предложил сделку прибывшим в Петербург представителям иностранной фирмы. 6 февраля 1899 г. представители фирмы обратились к Международному банку с письмом, в котором сообщалось, что они согласны вместе с банком приобрести «дело Беккендорфа» и берут на себя обязательство с этой целью учредить английское акционерное общество с капиталом от 750 тыс. фунтов стерлингов до 800 тыс. фунтов стерлингов. Все расходы, связанные с учреждением Общества и проведением эмиссий (выпуск ценных бумаг, банковских билетов и бумажных денег), фирма взяла на себя.

B 1900 г. все 10,000 акций «Общества Биби-Эйбат» были проданы Международным банком на выгодных условиях еще одной частной фирме, учредившей «Bibi-Eibet Petroleum CO». Международный банк помимо значительной суммы, исчисляемой фунтами стерлингов, приобрел также пакет акций этой фирмы.

М.Исмаилов и М.Ибрагимов в своем исследовании, ссылаясь на исследователя российского банковского капитала И.Ф.Гиндина, отмечают, что нефтяная промышленность являлась отраслью производства, находившейся на самом высоком уровне развития капиталистических финансовых отношений в России. Это развитие было обусловлено высокой степенью концентрации нефтяного производства и централизации капитала в нефтяном производстве.

И тот факт, что в конце 90-х годов XIX в. нефтепромышленнику П.О.Гукасову была предложена должность в Российском торгово-промышленном банке, подтверждает вывод исследователей.

А.М.Гасымова в своей диссертационной работе также указывает на неравномерное распределение кредитов кредитно-банковскими учреждениями в Азербайджане – нефтяная промышленность развивалась на основе выдачи крупных кредитов, а другие отрасли – значительно меньших кредитов.

Бакинское отделение Государственного банка, бакинские отделения частных коммерческих банков поддерживали и выдавали кредиты Г.З.Тагиеву, М.Нагиеву, Ш.Асадуллаеву и др., а также фирмам «Бр.Нобель», «Г.М.Лианозов и сыновья», «Манташов и КО» и др.

Концентрация банковского капитала, обусловленная высокой степенью концентрации производства, порожденные этой концентрацией монополии, финансирование промышленных предприятий со стороны банков, ведущая роль банков в экономике страны – все это составляло главное содержание процесса зарождения финансового капитала и финансовой олигархии.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что некоторые коммерческие банки России, несмотря на отсутствие своих отделений в Азербайджане, все же принимали участие в операциях по продаже акций целого ряда бакинских нефтепромышленных фирм. Среди них следует отметить Петербургский Международный банк, Петербургский Частный банк и Петербургский учетно-ссудный банк.

Таким образом, вскоре после ликвидации откупной системы, нефтепромышленные и торговые фирмы северного Азербайджана и отдельные предприниматели для организации своего дела имели возможность получать кредит под невысокие проценты.

В то же время, и коммерческие банки России, получая большую прибыль от операций по продаже акций нефтепромышленных фирм, увеличивали свой банковский капитал. Вытеснение ростовщического капитала сыграло важную роль в оживлении экономики Северного Азербайджана, и способствовало вступлению капитализма на новую стадию развития.

По материалам Вестника Омского регионального института