“Финансовая помощь” Османской империи, которая до АДР так и не дошла (1918 г.)

К.Гомон, Я.Абдуллаев

На примере соглашения о предоставлении Турцией финансовой помощи Азербайджанской Демократической Республике раскрывается система коррупции в турецком правительстве перед поражением Османской империи в Первой мировой войне.

Сразу после объявления независимости Азербайджана 28 мая 1918 г. и создания Азербайджанской Демократической Республики (АДР), перед новой национальной властью встал финансовый вопрос. Лидеры страны, прежде всего, ожидали поддержки от Османской империи – страны единоверцев, схожих по культуре и языку.

Уже 11 июня председатель Совета министров АДР, исполняющий роль главы государства Ф.Х.Хойский дал указание председателю азербайджанской делегации, направляющейся в Стамбул, М.Э.Расулзаде: «Правительство наше сильно нуждается сейчас в деньгах. Выпущенные общезакавказские боны, из которых Азербайджану досталось очень мало, иссякли, и мы накануне полного безденежья. Переговоры с грузинами и армянами о выпуске новых бон до сих пор ни к чему не привели и мало надежды на успех, из-за невыгодных для нас условий, которые предлагают грузины. Поэтому единственная надежда на постороннюю помощь. Получить нормальный заем сейчас очень затруднительно, главным образом потому, что нет в наших руках Баку. Рассчитываем на помощь Турции, которая может отпустить нам ввиде ссуды, якобы под отпускаемые для их армии продукты и пр., некоторую сумму от 1 1/2 до 3 млн. лир. Если на отпускаемую турецким правительством ссуду придется заключить какой-нибудь договор, то таковой должен быть подписан Вами, как председателем мирной делегации и делегируемыми нами лицами– Селимбеком Бебутовым и Асад-беком Рустамбековым.»

Правительство вполне могло рассчитывать на благосклонность Турции, поскольку 4 июня заключило сней договор, в котором оговаривалось, что:

  • 1. Верховное командование Императорской оттоманской армии имеет право впродолжении состояния мобилизации производить по железнодорожной сети Азербайджанской Республики военные перевозки всякого рода (перевозки войск, пополнения, военных предметов и материалов и проч.).
  • 2. Правительство Азербайджанской Республики обязывается предоставлять в распоряжение Императорского Оттоманского правительства, в случае его просьбы и ввидах использования в военных целях, все оборудования и сооружения, находящиеся в Бакинском порту, а равно все суда, пароходы и другие средства передвижения, ему принадлежащие, кои находятся на Каспийском море.
  • 3. Императорское Оттоманское правительство имеет право использовать в своих военных целях все вообще дороги Азербайджанской Республики».

24 июня 1918 г. делегация АДР прибыла в столицу Турции, однако, как сообщал Расулзаде, быстро к делу приступить не удалось, 19 июля он сообщал в Гянджу: «Были интервью, фотографии, визиты, беседы, остроты. Таким образом прошла неделя».

Относительно главного вопроса – о деньгах, Расулзаде не смог обрадовать главу своего правительства: «В Батуме мы для финансового советника и советника по иностранным делам обратились к правительству через Халил-бея. Когда мы прибыли сюда, не нашли в Министерстве финансов Джавад-бея. Побеседовали с Халил-беем и спросили о том, когда будут выбраны вышеуказанные советники. Сведения, которые мне даны на днях, состояли втом, что нашим финансовым советником выбрали из оттоманских специалистов одного человека по имени Халид бей… но он считает необходимым немного подождать».

31 июля Хан Хойский снова отправил в Стамбул депешу, с указанием о «необходимости принятия срочных мер по обеспечению Азербайджана денежными знаками».

Председатель правительства буквально умоляет посла: «Самая главная наша забота– отсутствие денежных знаков; в этом направлении совместно с посланной нами делегацией надо принять самые быстрые и энергичные меры, а то не более как через 2 недели мы будем без гроша денег. Немедленно постарайтесь выслать нам взаимообразно пока хоть на 1 млн турецких лир».

На следующий день новое послание в Стамбул отправил министр иностранных дел АДР Х.Мелик-Асланов: «…оставшись совершенно без денег, возлагаем всю надежду на Константинополь и ждем этих денег и бон, о которых Вам писали и для чего были командированы Бебутов и Рустамбеков. Кроме того, после отъезда последних лиц приезжал сюда из Елизаветполя Исмаил Хакки-паша, который обещал выслать нам в короткий срок полмиллиона лир».

2 августа из Турции пришли первые ободряющие новости. Расулзаде писал, что последнюю неделю был болен, но «Асад-бек [Рустамбеков] с Селим-беком [Бебутов] повидались сТалаат-беком, который и раньше занимал пост министра финансов, и получили от него некоторые сведения. Нам дадут на 2 млн лир аванса. Будут печатать на 2 млн лир ассигнаций. Единицей ценности будет считаться «азери». Этот аванс будет на 6 месяцев и срок погашения (исполнения)– 10 лет. Указанные основания утверждены палатой депутатов и только для того, чтобы узнать мнение министра финансов Джавад-бея, находящегося в Европе, подана ему телеграмма. До получения от него ответа будет составлен договор и будет нами подписан».

Также посол упомянул Исмаила Хакки-пашу, связь с которым в Гяндже так и не была налажена. Вскоре терпение правительства лопнуло, и 20 августа 1918 г. в Стамбул вподдержку молодого либерала М.Э.Расулзаде был отправлен более старший по возрасту и почтенный азербайджанский политик, бывший член 1-й и 2-й российских Государственных дум А.М.Топчибашев.

2 сентября Расулзаде отправил еще одно донесение о судьбе долгожданного кредита: «Вопрос денежный мы сумеем разрешить следующим образом: на имя азербайджанского правительства с Управлением оттоманских жел[езных] дорог и военных портов мы заключили договор. Договор подписали я, Се-ълим и Асад-бек. От имени Управления подписал Исмаил-паша. Содержание договора, состоящего из нескольких статей, то, что азерб[айджанское] правительство должно оправдать из своих специальных товаров, как шерсть, хлопок, нефть, продукты питания и др. в размере 1 млн оттоманских лир. По продаже возьмет свои деньги… Договор, если одна сторона не пожелает, тотчас же может расторгнуться. И еще, если достигнет 2 млн естественным образом расторгается. Если обе стороны пожелают продолжения договора, то для третьего миллиона договор может остаться в силе. Кроме этого договора, имеется еще один договор, по которому в счет первого договора Управление жел[езных] дорог азе-байджанскому правительству дает 500 тыс. аванса… Для аванса азерб[айджанское] правительство будет исполнять 5%».

Однако не только денег, но и договора правительство Азербайджан так и не увидело до взятия 15 сентября Баку Кавказской армией ислама.

В этот день Расулзаде сообщил Хан Хойскому более конкретные условия финансового договора: «Финансовые дела закончены комиссией, на которую Вы возложили эту обязанность. Как мною было раньше написано, дела по сделкам купли и продажи на 2 млн лир и договор на 500 тыс. лир аванса совершенно закончен и подписан. Из этих 500 тыс. лир 225 тыс. лир отсылается Вам пароходом… 25 тыс. лир остается под ведением Алимардан-бека Топчибашева, которые будут израсходованы на печатание «каимэ»– банкнот и на другие издержки. Другие 250 тыс. лир будут посланы пароходом, который выйдет через неделю… Мы посылаем Вам копию договора на 2 млн лир и договор Ауренса. Асад-бек и Селим-бек выедут на этом пароходе или на том. Для контролирования печатания «каимэ» необходимы 2 человека… Приступлено и к печатанию «каимэ», т. е. азербайджанских денег, начато приготовление клише. Печатание начнется через 20 дней».

Наконец, 16 сентября 1918 г. Соглашение между правительствами Турции и АДР о выделении аванса за счет будущих поставок продовольствия и товаров было подписано. Подписантами выступили министр торговли и промышленности АДР А.Рустамбеков, М.Э. Расулзаде и С. Бебутов с азербайджанской стороны и ферик Исмаил-Хакки-паша – с турецкой.

Но денег правительство АДР так и не получило. 8 октября 1918 г. в Турции сменилось правительство, и Талаат-пашу в качестве великого визиря и главы кабинета сменил Иззет-паша. Азербайджанских посланников новый премьер принял только 21 октября, пообещав исполнение финансового договора. Но 30 октября Турция вышла из войны, заключив сепаратный мир со странами Антанты, что привело к очередной смене правительства.

Азербайджанские посланники все же решили выяснить судьбу подписанного договора и обещанных по нему денег. 25 ноября 1918 г. А.М. Топчибашев встречался в Стамбуле сновоиспеченным министром финансов Турции Абдурахман-беем (по происхождению из крымских татар), чтобы прояснить ситуацию хотя бы с 500-тысячным турецким авансом своему правительству, который был обещан в июле «в самый короткий срок».

Министр оказался не информированным, а его помощник дал следующее объяснение: «Забит (офицер) Али-бей: Из разрешенных 500 тыс. лир приказано было отправить азербайджанскому правительству половину, т.е. 250 тыс. лир; из этой суммы, насколько мне известно, 25 тыс.лир были удержаны здесь и выданы под расписку двум азербайджанским представителям на расходы, а остальные 225 тыс. лир были упакованы и отправлены Исмаил-Хакки-пашой на имя азербайджанского правительства через Батум, в Гянджу или Баку– не помню. Означенная сумма в 225 тыс. лир Исмаил-Хакки-пашой была отправлена сюзбаши (капитаном) Ариф-беем, при котором, кажется, были еще два забита (офицера) и несколько аскеров (солдат). Когда были отправлены и каким пароходом,– не помню. Но знаю, что кроме означенных 225 тыс. лир. Исмаил-Хакки-паша отправил тогда же истем же Ариф-беем сумму в 450 тыс лир, кажется, на покупку в Азербайджане хлопка. Себе ли Исмаил-Хакки-паша или правительству покупал хлопок, кто должен был купить и на каких условиях – не знаю».

После этого между министром и его помощником состоялся следующий разговор:

«Министр финансов: А вот господин азербайджанский посол получил сведение, что по телеграфу отсюда деньги, 225 тыс. лир, были вытребованы в Константинополь. Вам это известно?

Забит Али-бей: Да, но только в телеграмме не говорилось об обратной присылке денег. Дело в том, что от Ариф-бея долго не было никаких известий. Тогда из военного министерства, где уже не было Исмаила-Хакки-паши, дали телеграмму на имя командующего 9-й армии, в которой предлагалось немедленно разыскать юзбаши Ариф-бея, взять у него все деньги и 225 тыс. лир послать азербайджанскому правительству. От командующего 9-й армии получен ответ, что юзбаши Ариф-бея он не смог найти и не знает, где он и что он сделал с деньгами. И до сих пор нет об этом никаких сведений.

Министр финансов: Значит, в вашем ведомстве сейчас неизвестно, вручены ли 225 тыс. лир азербайджанскому правительству?

Забит Али-бей: Да, неизвестно, как неизвестно, где юзбаши Ариф-бей. Может быть, он уже вручил деньги по принадлежности. Ведь теперь вообще сношения с Кавказом почти прекращены…».

Ситуацию с судьбой аванса может прояснить беседа А.М.Топчибашева с персидским посланником в Стамбуле Мирзой Махмуд-ханом, состоявшаяся 16 ноября 1918 г., входе которой посланник очень нелестно высказался о новой турецкой власти.

Он говорил: «Эти господа погубили страну свою, хотели погубить и нас. Вы знаете, что они делали: они отнимали хлеб, одежду и обувь у солдат своих. Мне сообщили случай, когда изголодавшиеся ели чуть не свое мясо!.. Они пировали, клали в банки 100 миллионов, как Исмаил Хакки-паша, разъезжали на автомобилях, а несчастные аскеры, посланные проливать свою кровь для защиты родины, умирали от голода, холода, ходили оборванными, босыми. И вот результат: сердце обливается кровью при виде того, что сейчас происходит. Это служение родине? Ошибка за ошибкой, одна грубее другой? Редкий пример в истории».

На фоне указанных Махмуд-ханом 100 миллионов лир, полученных за счет страданий турецких солдат, 500 тысяч, обещанных правительству Азербайджанской Демократической Республики и исчезнувших входе длительных переговоров, не кажутся чем-то слишком фантастическим. К счастью, данный инцидент в дальнейшем не оказал серьезного негативного влияния на отношения Азербайджана и Турции.

По материалам научной сессии ГУАП (Сборник докладов)