Азербайджанцы в конвое российских императоров


Эльдар Эльхан оглы Исмаилов

18 мая 1811 г. – праздничная дата в российском историческом календаре. Это день сформирования лейб-гвардии Черноморской сотни и отмечается как дата старшинства Собственного Его императорского величества конвоя. Сотня с момента создания была прикомандирована к лейб-гвардии Казачьему полку.

В 1813 г. лейб-гвардии Черноморская сотня была переименована в эскадрон, который в 1842 г. был развернут в дивизион и отделен от лейб-гвардии Казачьего полка. И только 2 февраля 1861 г. лейб-гвардии Черноморский дивизион был соединен с Собственным Его величества конвоем, образовав лейб-гвардии 1-й, 2-й и 3-й Кавказские казачьи эскадроны.

Но первое подразделение в рядах российской гвардии, специально созданное для конвойной службы при дворе и имевшее соответствующее название, было сформировано лишь в начале царствования императора Николая I. Этим подразделением стал учрежденный 1 мая 1828 г. лейбгвардии Кавказско-Горский взвод, составленный из князей и узденей Кабарды, Чечни, а также кумыков и ногайцев. 30 апреля 1830 г. взвод был развернут в полуэскадрон, в котором, согласно штатам 1830 г., полагалось иметь пять офицеров, девять юнкеров и 40 оруженосцев.

12 октября 1832 г. для Собственного Его величества конвоя «из людей всех полков Кавказского Линейного Казачьего войска, отличных храбростью и поведением» была сформирована команда Кавказского казачьего линейного войска. 30 апреля 1838 г. для конвоя была сформирована команда лезгин (жителей Джарской области), а 11 марта 1839 г. – команда из чинов Закавказского конномусульманского полка, состоявшего при Главнокомандующем действующей армией. С воцарением Александра II в организации конвоя были произведены значительные изменения. Он стал состоять из двух эскадронов: лейб-гвардии Кавказского эскадрона и лейб-гвардии Кавказского казачьего эскадрона.

Всадник команды мусульман императорского конвоя в повседневной форме. Рисунок Г.Гагарина.1844 год

Образованный в ноябре 1856 г. лейб-гвардии Кавказский эскадрон Собственного Его величества конвоя состоял из четырех взводов. 1-й взвод – это вновь сформированная команда грузин, в которую набирали «молодых людей знатнейших княжеских и дворянских фамилий православного исповедания из Тифлисской и Кутаисской губерний». 2-й взвод – команда горцев комплектовалась на прежнем основании – прямо с Кавказа и «исключительно из знатных фамилий».

В 3-й взвод – команду лезгин стали принимать не только выходцев из ДжароБелоканского округа, но «и лезгин Прикаспийского края, из тамошних знатнейших фамилий». 4-й взвод – команда мусульман стала комплектоваться «из почетнейших фамилий ханов и беков Закавказского края, прямо из оного».

Создание этого необычного подразделения имело исключительно политическую подоплеку: Кавказ на целые 60 лет стал ареной военных действий против горцев, не желавших мириться с установлением российской власти, и самодержавие такими мерами искало опору в среде местной знати. Привлекая молодежь из числа кавказской знати на службу при императорском дворе, Россия пыталась приручить верхушку кавказских народов и заодно готовила местные кадры для управления краем.

В период службы кавказцы проходили обучение русскому языку и основам других наук, им были созданы все условия для комфортного содержания с учетом их национального менталитета. В штате для отправления религиозных обрядов были предусмотрены эфенди для исповедовавших суннитское направление ислама и мулла для шиитов. Эскадрон был упразднен 2 декабря 1881 г. после окончательного «замирения» Кавказа. Офицеры эскадрона были повышены по званию, получив пожизненную пенсию.

За период своего существования эскадрон носил функцию «проводника мирных идей культуры и цивилизации среди своих соплеменников, внушения им уважения и покорности русскому престолу», а в его рядах успели пройти службу в непосредственной близи от особы императора многие представители знатных фамилий большинства кавказских народов. Кроме того, российские власти получали кадры, из которых формировались административные органы управления на местах.

Чины императорского конвоя. 3-й взвод л.-гв.
Кавказского эскадрона (лезгины) (по Д.А.Клочкову)

Обратимся теперь кратко к истории создания и названия команды и взвода Мусульман Собственного Его императорского величества конвоя. Во второй половине XVIII – начале XIX столетия на территории Южного Кавказа существовало более двух десятков независимых и полунезависимых азербайджанских государств – ханств и султанств, образовавшихся в основном после гибели Надир-шаха Афшара и распада его империи в 1747 г.

Такими государствами были Ардебильское, Бакинское, Гянджинское, Дербентское, Карабахское, Карадагское, Губинское, Макинское, Марагинское, Нахчыванское, Сарабское, Талышинское, Тебризское, Шекинское, Шамахинское, Урмийское, Хойское и Иреванское ханства, Илисуйское (Елисуйское) султанство и Джаро-Белоканские джамааты (вольные общества), а также зависимые от своих более сильных соседей Джаватское ханство, Арешское, Борчалинское, Газахское, Куткашинское, Памбакское, Сальянское, Шамшадильское и Шурагельское султанства.

В результате двух русско-иранских войн в первой четверти XIX столетия территория исторического Азербайджана была разделена на северную и южную части. Таким образом, зажатые с севера и юга более сильными соседями, азербайджанские государственные образования потеряли свою самостоятельность, а азербайджанский народ оказался расколотым.

С подчинением Северного Азербайджана Российской империей в официальный обиход последней вошли искаженные этнические названия азербайджанцев, которых именовали либо «татарами» («закавказскими татарами», «азербайджанскими татарами»), либо «персами» (в частности в Дербентском и Бакинском регионах), либо просто по конфессиональной принадлежности – «мусульманами». Эти этнические названия легли в названия иррегулярных воинских частей Российской империи, которые были сформированы из азербайджанцев.

Такими частями являлись, например, четыре конно-мусульманских полка периода русско-турецкой войны 1828–1829 гг., Кавказской войны и Восточной войны, Закавказский конномусульманский полк (1835–1857 гг.), команда мусульман Собственного Его императорского величества конвоя (1839–1856), 4-й взвод мусульман лейб-гвардии Кавказского эскадрона Собственного Его императорского величества конвоя (1856–1881) и татарский конный полк Кавказской туземной конной дивизии (1914–1917).

Всадник команды мусульман императорского конвоя в парадной форме. Рисунок Г.Гагарина. 1844 год

Первые иррегулярные полки, сформированные из азербайджанцев, или как их называли в тот период – из закавказских мусульман (закавказских татар), появились в России в самом начале царствования императора Николая I (1825–1855 гг.). В период русско-турецкой войны 1828–1829 гг. главнокомандующим Отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютантом графом Паскевичем-Эриванским были сформированы из жителей Закавказских мусульманских провинций, т.е. азербайджанских владений, четыре мусульманских конных полка и отдельная часть под названием «конница Кенгерли».

Эти части формировались по территориальному признаку. 1-й конно-мусульманский полк был составлен из жителей Карабахской провинции (бывшее одноименное ханство); 2-й конно-мусульманский полк – из жителей Шекинской и Ширванской провинций (бывшие одноименные ханства); 3-й конно-мусульманский полк – из жителей Елисаветпольского округа (бывшее Гянджинское ханство) и «татарских» дистанций: Борчалинской, Газахской и Шамшадильской (бывшие одноименные султанства); 4-й конно-мусульманский полк – из жителей Армянской области (бывшее Иреванское ханство). Конница Кенгерли (кянгерлы) была составлена из 250 всадников – жителей бывшего Нахичеванского ханства.

Командирами конно-мусульманских полков были назначены русские штабси обер-офицеры, а помощниками к ним «беки из самых лучших и богатейших фамилий, имеющие чины офицерские, как равно и сотенные начальники из таковых же назначались».

О том, как сражались азербайджанские воины конно-мусульманских полков и конницы Кенгерли, свидетельствуют многочисленнее документы и воспоминания очевидцев.

Так, очевидец Соганлугского сражения, русский историк и писатель П.Зубов писал: «Надо видеть сии полки в сражении, чтобы судить о них: это молния, это огонь раздраженного бога, упавший вдруг с неба в середину неприятеля и рассыпавший смерть и ужас. Я видел их 19 июня 1829 г. на высотах Соганлуга в том знаменитом бою… и до сего времени с восторгом вспоминаю чудеса храбрости, совершенные перед моими глазами полками мусульманскими».

26 октября 1830 г. император Николай I, «желая ознаменовать благоволение Свое» к конно-мусульманским полкам и коннице Кенгерли, «с отличною храбростью и постоянным мужеством служившим в войне с Турциею», пожаловал им особые знамена с изображением на них российского герба и с сохранением в гербе изображения Св. Георгия; на древках же знамен вместо креста было помещено вензелевое имя императора.

Азербайджанцы в составе конвоя. Художник К.К.Пиратский. 1867 -1870 г. Слева направо на переднем плане: всадник в парадной форме, обер- офицер (флигель-адъютант) в парадной форме, обер-офицер в парадной форме с эполетами.

В середине 1830-х годов произошло событие, сыгравшее значительную роль в приобщении азербайджанцев к регулярной военной службе. По ходатайству наместника Царства Польского – бывшего командира Отдельного Кавказского корпуса генерал-фельдмаршала князя Ивана Фёдоровича Варшавского, графа Паскевича-Эриванского при Отдельном Кавказском корпусе в 1834 г. было начато формирование Закавказского конно-мусульманского полка. Этот полк напрямую связан с созданием в дальнейшем команды мусульман Собственного Е.И.В. конвоя.

После сформирования полк был представлен командиру Отдельного Кавказского корпуса и 1 октября 1834 г. направился из Тифлиса в Варшаву. 2 марта 1835 г. Закавказский конно-мусульманский полк прибыл в столицу Царства Польского.

Закавказскому конно-мусульманскому полку было выдано почетное знамя 3-го конно-мусульманского полка, пожалованное этому полку в 1830 г. В 1849 г., когда Закавказскому конно-мусульманскому полку за подвиги в Венгерской кампании было вручено Георгиевское знамя, почетное знамя 3-го конно-мусульманского полка было вновь отправлено на хранение в Елисаветполь.

Новый закавказский иррегулярный конный полк, так же как и предыдущие 4 иррегулярных конных полка, получил название Мусульманского полка – по одному из этнических названий азербайджанцев, употреблявшихся в Российской империи в первой половине XIX столетия.

В сравнении с ранее организованными конно-мусульманскими полками Закавказский конно-мусульманский полк имел очень важные отличия, которые приближали его к регулярным полкам русской кавалерии. В отличие от прежних азербайджанских иррегулярных формирований, дислоцировавшихся на Кавказе, местом дислокации Закавказского конно-мусульманского полка была выбрана Варшава. Если прежде конно-мусульманские полки набирались только на период военных действий, то вновь сформированный Закавказский конно-мусульманский полк должен был нести службу постоянно в составе действующей армии.

Азербайджанцы в составе конвоя. Слева направо: стоят – два векиля в повседневной форме; сидят два всадника в повседневной форме, на переднем плане стоит – юнкер в парадной форме, на коне – обер-офицер в парадной форме. Рисунок А.Геббенса, 1861 г.

11 марта 1839 года российский император Николай I подписал указ «о сформировании особой команды для конвоя Его Величества из находящегося в действующей армии конномусульманского полка». Николай I, «признавая полезным иметь в составе собственного Его Величества конвоя команду из находящегося в действующей армии конно-мусульманского полка, Высочайше повелеть соизволил: 1) Сформировать таковую команду из двух обер-офицеров, четырех векилей и двадцати четырех всадников. 2) Команду эту отправить в С. Петербург в будущем апреле месяце…»

11 февраля 1840 г. Николаем I был подписан указ «о комплектовании команды мусульман собственного Его Величества конвоя чинами от конно-мусульманского полка». Согласно этому указу, нижние чины команды мусульман могли поступить на службу в команду только из Закавказского конно-мусульманского полка. Данный порядок просуществовал до конца 1856 г., связав эти два азербайджанских по составу подразделения российской армии.

Служба в императорском конвое сыграла огромную роль в привлечении азербайджанцев к военной и, что особенно важно, к профессиональной военной службе. Часть из них была впоследствии переведена в регулярные армейские части. Многие из тех кто, отслужив в конвое, возвратился на родину в офицерском звании, позже отправляли своих сыновей на военную службу, а в дальнейшем и в военные учебные заведения. Еще одно азербайджанское иррегулярное подразделение, которое косвенно имело отношение к созданию, а вернее, к обмундированию команды мусульман Собственного Е.И.В. конвоя, нахчыванская конница Кенгерли. Эта часть была подчинена непосредственно представителю нахчыванского ханского дома, нахчыванскому наибу полковнику Эксан-хану.

С установлением российского правления конница кенгерли продолжала исполнять свою главную миссию: в период русско-турецкой войны 1828–1829 гг. они выставили 250 всадников, а по окончании военных действий выполняли полицейские функции в Нахчыванской провинции, содержали караулы по реке Араз, конвоировали курьеров и транспорт. Кроме того, со второй половины 1830-х годов кенгерлинцы за собственный счет отправляли в Варшаву, где был расквартирован Закавказский конно-мусульманский полк, до 30 всадников в год.

В 1837 г. император Николай I решил лично посетить завоеванные земли на Кавказе. Воспоминания императора об этой поездке были записаны шефом жандармов графом А.Х. Бенкендорфом: «Спустившись в долину, я увидел перед собою выстроенную к бою бесподобную конницу Кенгерли, в однообразном одеянии и на чудесных лошадях; начальник ее Эхсан-хан, подскакав ко мне, отрапортовал по-русски, как бы офицер наших регулярных войск…» Для представления императору Эксан-хан заказал своим всадникам «нарочно приготовленную однообразную одежду белого цвета и богатое вооружение».

Необходимо отметить, что первый офицер-азербайджанец появился в императорском конвое гораздо раньше, чем была сформирована команда мусульман. Это был Джавад-хан Ширванский, сын бывшего хана Ширванского генерал-лейтенанта Мустафы-хана, поступивший на службу в лейб-гвардии Кавказско-горский полуэскадрон 6 апреля 1834 г. в звании корнета.

Затем, уже в команду и 4-й взвод мусульман Собственного Е.И.В. конвоя поступили на службу следующие офицеры-азербайджанцы: поручик Алиаскар-Бек Гассан-Бек-Оглы, корнет Фараджул-Бек Ага-Ирза-Бек-Оглы, корнет Исрафиль-Бек Эдигаров, поручик Мирза-МейтиБек Везиров, поручик Мамаджан-Бек Эдигаров, корнет Мирза-Гаджи-Бек Новрузов, корнет персидский принц Риза-Кули-Мирза, поручик Ага-Крым Султанов, корнет Ханлар-Ага Зиатханов, поручик Мирза-Мамед-Ага Гаибов, корнет персидский принц Акбер-Мирза, корнет Балахан-Хан Ширванский, корнет персидский принц Фатали-Мирза.

По-разному сложились их судьбы. Поручики Мамаджан-бек Эдигаров и Мирза-Мамед-ага Гаибов, а также корнет Ханлар-ага Зиатханов ушли из жизни, еще состоя на службе в конвое. Другие сделали завидную военную карьеру, а пятеро дослужились до генеральских эполет. Принц РизаКули-мирза стал первым азербайджанцем офицером свиты Его Величества, был пожалован за заслуги придворным чином флигель-адъютанта, а его старшая дочь Дильшад-ага – званием фрейлины императрицы.

Обер-офицер взвода Александр Риза Кули Мирза (слева) и векиль взвода. Фотография 1911 года.

Уже со второй четверти XIX столетия офицеры-азербайджанцы служили в регулярных частях российской армии. Некоторые из них отличились в период Восточной (Крымской) войны 1853–1856 гг. Так, майор лейб-карабинерного (13-го лейбгренадерского) Эриванского Его величества полка Алиамбар Измайлович Визиров в марте 1856 г. за боевые отличия был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени.

К началу русско-турецкой войны 1877–1878 гг. азербайджанцы не только служили в русской армии, но и командовали регулярными кавалерийскими и пехотными полками. Так, к примеру, бывший командир 4-го взвода мусульман лейб-гвардии Кавказского эскадрона Собственного Е.И.В. конвоя полковник Мирза-Гаджи-Бек Новрузов в период войны командовал 15-м драгунским Тверским полком. Другой бывший офицер Собственного Е.И.В. конвоя – полковник Бала-Киши-Али-Бек Араблинский из 3-го взвода лезгин перед самым началом русско-турецкой войны 1877–1878 гг. был назначен командиром 3-го линейного Кавказского батальона, а в феврале 1878 г. – командиром 160-го пехотного Абхазского полка.

В кампании 1877 г. вновь приняли участие иррегулярные части, полностью или частично сформированные из азербайджанцев: Бакинский, Елисаветпольский, Закатальский и Эриванский конно-иррегулярные полки, а также Александропольский конный дивизион и Борчалинская конная сотня. Некоторые из них были сведены в конно-иррегулярные бригады.

Так, 5 мая 1877 г. азербайджанские Елисаветпольский и Закатальский конно-иррегулярные полки были сведены в конно-иррегулярную бригаду, командующим которой был назначен один из бывших командиров 4-го взвода Мусульман лейбгвардии Кавказского эскадрона Собственного Е.И.В. конвоя – флигель-адъютант полковник персидский принц Риза-Кули-мирза Каджар.

Последним же этническим азербайджанцем, служившим в конвое российского императора, стал сын принца Риза-Кули-мирзы Каджара – принц Александр Петрович Риза-Кули-Мирза, поступивший в апреле 1903 г. на службу в конвой в звании сотника в лейб-гвардии Кубанскую сотню. Под этим именем был известен младший сын принца Риза-Кули-мирзы, рожденный от его второй жены Александры Туган-Мирза-Барановской.

В 1903 г. принц Александр Риза-Кули-Мирза, штабс-ротмистр 178-го резервного пехотного Изборского полка, был переведен на службу в Собственный Е.И.В. конвой. Примечательно, что когда в октябре 1911 г. торжественно отмечался столетний юбилей Собственного Е.И.В. конвоя и для чинов конвоя по этому случаю были пошиты исторические формы одежды всех его подразделений, то для подъесаула принца Александра Риза-Кули-Мирзы была изготовлена форма азербайджанского 4-го взвода мусульман образца 1857 года.

В конце 1915 г. есаул принц Александр Риза-Кули-Мирза выступил одним из инициаторов создания под председательством великого князя Михаила Александровича особого комитета, целью которого было бы «изыскание средств для призрения всех защитников Родины, потерявших трудоспособность за ранами, увечьями и болезнями, а также для объединения всех благотворительных учреждений, обществ и лиц, имеющих своею задачею призрение названных жертв войны».

Эскиз императорского сервиза с изображением азербайджанцев конвоя. 1878 г. Слева направо: обер- офицер в парадной форме, всадник в повседневной форме, всадник в парадной форме.

После образования комитета, названного Георгиевским комитетом Его Императорского Высочества великого князя Михаила Александровича, приказом по конвою в феврале 1916 г. есаул персидский принц Риза-Кули-Мирза был командирован во временное распоряжение великого князя Михаила Александровича для участия в занятиях Георгиевского комитета с продолжением несения службы в конвое. Принц Александр Риза-Кули-Мирза являлся членом совета Георгиевского комитета и управляющим отделом по рассмотрению проектов, приносящих доход комитету.

Как было отмечено в его краткой записке о службе, составленной в 1918 г., принц Риза-Кули-Мирза «инициатор основания Георгиевского комитета, собравшего за первый год и два месяца до большевиков 7 миллионов рублей».

После Февральской революции Собственный Е.И.В. конвой был переименован в конвой Верховного главнокомандующего. В Царском Селе, где находилась семья бывшего императора Николая II, восстали стрелки общей численностью свыше 40 тыс. 28 февраля по тревоге в Александровский дворец были вызваны две сотни бывшего конвоя под командой есаула принца Риза-Кули-Мирзы. Умелые действия и распорядительность принца Александра Риза-Кули-Мирзы во многом помогли предотвратить кровопролитие, которое могло возникнуть между восставшими стрелками и отрядом, охранявшим императорскую семью в Александровском дворце.

В апреле 1917 г. последовало распоряжение об отправке казаков бывшего конвоя на Кавказ. Принц Александр Риза-Кули-Мирза как не природный казак с возведением за выслугу лет в полковники (6 мая 1917 г.) поступил в резерв чинов штаба Петроградского военного округа. 25 мая 1917 г. он был командирован для несения службы в Георгиевский комитет, а летом 1918 г. оказался в Екатеринбурге.

После того, как Екатеринбург был взят белогвардейцами, полковник Александр Риза-КулиМирза в августе 1918 г. был назначен комендантом города, а в сентябре – помощником начальника гарнизона по военной части. В январе 1919 г. он был назначен начальником гарнизона города Екатеринбурга и занимал эту должность вплоть до марта 1919 г., когда был зачислен в резерв чинов при штабе Сибирской армии.

После взятия Екатеринбурга Красной армией принц Александр Риза-Кули-Мирза перебрался в Омск, затем в Читу, а в дальнейшем вместе с другими участниками белого движения бежал в Харбин, откуда эмигрировал в США и поселился в Сиэтле. Вплоть до 1941 г. принц Александр Риза-Кули-Мирза публиковал свои воспоминания в нью-йоркской газете «Новое русское слово».

В них содержится рассказ обо всём самом интересном, что произошло за 15 лет службы автора в императорском конвое. Эти воспоминания, которые удалось обнаружить в трех выпусках газеты «Новое русское слово» и которые представляют определенный интерес, были опубликованы вторично в приложении к книге «Персидские принцы из дома Каджаров в Российской империи».

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.