С миру по нитке: как Азгосмузей собирал историю Азербайджана по всему СССР


Айтен Бахшиева

В 1920 г. в Баку был организован Азербайджанский государственный музей (Азгосмузей). Первый этап борьбы за новый, советский музей, как “специфическое орудие коммунистического воспитания масс на культурном фронте”‘ начался в Госмузее Азербайджана уже в конце 1928 года.

Существенным в деятельности Госмузея в этот период являлось расширение начатого еще в начале 20-х гг, обогащения музейных фондов за счет материалов из музеев союзных республик.

Обращения по вопросу “взаимообмена культурно-историческими ценностями и художественно – музейными предметами между союзными республиками” были посланы в те годы не только из Азербайджана, но и из других союзных республик. Так, Украинский ЦИК 24 февраля 1928 г, по этому же поводу обратился в ЦИК РСФСР.

Наркомпрос Азербайджана, получивший копию этого обращения, прекрасно сознавая громадное значение пополнения музеев национальных республик культурно-историческими предметами,относящимися к истории народов, населяющих эти республики, “в смысле поднятия культуры и ликвидации последствий их бесправности и культурной отсталости”, соглашался с основными положениями, выдвинутыми Украинским ЦИК-ом, добавляя к ним и свои.

Предлагалось:

1) договориться с ЦИК-ами союзных республик об обмене культурно-историческими ценностями на основании основных принципов, изложенных Украинским ЦИК-ом;

2) создать при Наркомпросе АССР (Автономные советские социалистические республики) комиссию, на которую возложить работу по выявлению вопроса, какие из культурно-исторических ценностей и произведений искусства, находящиеся за пределами АССР, подлежат возвращению в республику;

3) предложить ЦИК-ам соседних республик —Грузии и Армении, присоединиться к мнению азербайджанских коллег по вопросу о возвращении по территориально-национальному признаку культурно-исторических ценностей тем републикам, из пределов которых они вывозились;

4) в виду того, что целый ряд ценностей может находится и вне поля внимания комиссии, имеющей сведения только на основании неполных материалов, собиравшихся Азгосмузеем, признать желательным командировать по указанию Наркомпроса музейного работника для разыскания материалов по музеям РСФСР; ибо хотя такие сведения и собирались Азгосмузеем, но, возможно, наличие таких материалов, которые находясь в свое время в дворцах бывшего Петербурга, Царскосельских и других, по установлении Советской власти перешли или в Музфонды или в Гохран и, т.о., не попали в инвентари и каталоги музеев.

Одновременно, Наркомпрос Азербайджана, причину хранения “культурно – исторических ценностей, имевших по территориальному признаку прямое отношение к Азербайджану” в российских музеях, обьяснял “отсутствием (до 1920 г.) научных и музейных учреждений в пределах нынешного Азербайджана”.

На распорядительном заседании Совнаркома АССР от 4 ноября 1928 г. было заслушано сообщение о создании при Наркомпросе Комиссии по делам музейных ценностей, находящихся вне пределов республики. Наряду с этим Совнарком АССР поднял ходатайство перед Закавказским Совнаркомом о возврате Азербайджану культурно-исторических ценностей, находящихся за пределами страны; Наркомпросу Азербайджана поручалось выяснить “какие из культурно-исторических ценностей и произведений искусства, находящиеся за пределами АССР подлежат возвращению” Азербайджану.

25 марта 1929г. Наркомпрос РСФСР, в ответ на просьбу Азгосмузея о пополнении его коллекциями по русскому искусству, нумизматике, восточному искусству и пр. дал распоряжение Государственному Историческому Музею в Москве, Эрмитажу и Русскому Музею в Ленинграде об отборе соответствующих коллекций.

Следуя этому распоряжению все три российских музея, развивая планы “пополнения Бакинского музея в Азербайджане, которые были осуществлены Наркомпросом РСФСР в 1924/25гг.” выделили для Госмузея коллекции по нумизматике   и древне-русскому искусству.”

Наркомпрос РСФСР, в принципе, не возражая против возвращения культурно-исторических ценностей, насильственно вывезенных из Азербайджана еще задолго до его советизации – во времена царизма, и “вырванных, таким образом, из естественного комплекса историко-культурных памятников”, не соглашался с принципом возвращения всех материалов по археологии и этнографии, собранных научными учреждениями царской России на территории Азербайджана в процессе их научно-исследовательской работы.

Наряду с этим, Наркомпрос России считал, что при передаче материалов из крупнейших музеев Москвы и Ленинграда, нельзя допускать нарушения основных коллекций, на которых “базируется научно-исследовательская работа” этих музеев.”

Уже в следующем месяце, Главнаука Азербайджана, на заседании своей коллегии от 24 апреля, постановила предложить Азгосмузею послать в Главнауку РСФСР примерные списки музейных материалов, в передаче которых Азгосмузей был заинтересован.

Согласно полученным сведениям, в Ленинграде, в особенности в Эрмитаже, хранились ряд ценнейших предметов, как по истории, так и по этнографии Азербайджана: “В особых комнатах, где хранится серебро и золото, куда доступ возможен не для всякого, можно найти ряд предметов, вывезенных из Азербайджана, по его завоевании русской царской армией. В Гохране, инвентарь коего неизвестен, имеются вещи из Азербайджана, наконец в музеях Ленинграда и Москвы, даже по инвентарям и путеводителям можно найти до 2000 номеров исторических и археологических предметов, имеющих непосредственное отношение к АССР”.

Наряду с этим были выяснены названия и местонахождения ряда историко-культурных ценностей, которые были вывезены русскими в Тифлис (Тбилиси) еще в период их первых завоевательных походов. Согласно имеющимся данным, в столице Грузии, хранился “трон наследного принца Аббас Мирзы (как наместника Азербайджана), взятый в 1826г.”; там же хранилось большое колечество исторических предметов, вывезенных из территории нынешней АССР “в период угнетения”: большое количество высоко-художественной ценности старинных ковров, серебрянных изделий, оставшихся от бывшего кустарного музея, ряд знамен периода ханств Азербайджана.

В этом же документе, имеется одно интересное сообщение, о том, что “в период европейской войны один из персидских ханов Меуджу Салтане, переехав со своей семьей в Тифлис, перевез из Персии ценнейшие исторические памятники, касающиеся тюрок Азии, в целом ряде ящиков, все это находилось в подвалах Грузинского Музея.”

Заседавшая в Тбилиси 4 июля 1928 г. Комиссия по изъятию музейных ценностей, подтвердила сообщение о “12-ти ящиках нераспакованных и не занесенных в протокол приема и в инвентарь”.

Следует отметить, что просьба представителя Азгосмузея, посетившего еще в 1925 г. Грузию, о передаче этих ящиков “для разбора” в Азгосмузей, была отклонена. На заседании СНК Грузии от 19 февраля 1929 г. под председательством Г.Мгалоблишвили, признавалось возможным обмен с музеями союзных республик культурно-историческими ценностями при условии сохранения цельности коллекций и общего соблюдения принципов музееведения. При этом, вопрос о передаче Азгосмузею дополнительных коллекций (т.е.дубликатов), оставлялся открытым до окончания работ по развертыванию основных отделов музея Грузии.

Для разрешения “в надлежащих органах” Грузии некоторых вопросов, касающихся Азгосмузея, в частности для получения находящихся там музейных ценностей, имеющих значение для Азербайджана, Наркомпрос Азербайджана командирует в Тбилиси директора Госмузея С.Мануцяна. С аналогичной целью в Россию были отправлены сотрудники Госмузея Евгений Пахомов, Исхак Джафарзаде, Мария Владимировна Кулиева, Морис Фабри и др. Так поступили в Госмузей, наряду с большим количеством художественных произведений, приобретенных в 1926-1927 гг. много музейных ценностей по истории и этнографии Азербайджана, в том числе богатая нумизматическая коллекция.

В этом деле следует особо отметить деятельность профессора Е. Пахомова, прикомандированного в Москву и Ленинград “для работ по азербайджановедению 24 июля – 7 сентября 1928г.” и обогатившего Госмузей не только приобретенными путем переговоров с российскими музеями монетными коллекциями, но и собранным им очень интересным для истории Азербайджана богатым материалом по археологии и эпиграфики.

Согласно его отчету по проделанной работе, он обошел почти всех московских букинистов в поисках книг по Азербайджану, которые отсутствовали в Баку и приобрел несколько редких изданий для библиотеки Госмузея. В Ленинграде, в Азиатском музее Е. Пахомов обнаружил рукописные источники по истории Азербайджана (труды Мирза Джамала, Мирза Адыгезел бека – авторов Гарабах-наме и др.,), а также эпиграфические памятники (бузовнинская надпись) и т.п.

В конце марта 1929 г., следуя договоренности с Государственным Историческим музеем, заведующий Отделом государственного быта этого же музея А.В.Орешников передал по акту слушателю Института Красной Профессуры С.А.Фуксу, действующему по доверенности Наркомпроса Азербайджана, для отправки в Баку, коллекцию из 135 монет, которые в конечном итоге были сданы в нумизматический кабинет Госмузея.

Итак, в результате плодотворной собирательской работы, в которую были вовлечены практически чуть-ли не все научные сотрудники Госмузея, его фонды значительно обогатились достаточно интересными памятниками по истории Азербайджана.

Передача этих ценнейших коллекций, заполнивших ряд пробелов в собрании Госмузея, несомненно сыграла важнейшую роль не только в его росте, но и в установлении и развитии связей с другими музеями, в том числе и иностранными. Ибо в этот период глубокой перестройки и коренной реконструкции советских музеев вообще, и Госмузея в частности, значительный интерес представляли систематическое изучение и учет опыта музейной работы за пределами республики, “изучение и учет не только положительных, но и отрицательных ее сторон под углом зрения интересов и задач советского музея.

Именно в это время Госмузей включается в список “наиболее значительных музеев АССР”, с которыми устанавливает контакт Американская Ассоциация музеев в Вашингтоне. Тогда же Госмузей, решением заседания своего Комитета, утверждает договор “присланный коллективом Госмузея Армении” о соревновании с ним и, обсудив свои реальные возможности, берет на себя ряд обязательств: издать каталоги и путеводители всех отделов Азгосмузея, а к 10-летию советизации Азербайджана – очерк образования и развития Музея; составить предметный каталог библиотеки музея и переплести все ее книги; провести агит-работу путем командировки сотрудников в рабочие районы с докладами по вопросам музея; открыть в картинной галереи комнату современного советского искусства вообще и советского Азербайджана в частности и т.п.”

Следует заметить, что развитие культурных связей с союзными и зарубежными музеями, в конечном итоге создавало определенные перспективы для роста собраний музея, способствовало обмену опытом музейной работы, приводило к весьма поучительным выводам.

Однако, не следует забывать, что как раз в этот реконструктивный период, все правительственные постановления, касающиеся музеев, специально отмечали их значение для пропагандистской и просветительно-учебной работы, их участие в социалистическом строительстве и культурной революции.

По материалам Музея Истории Азербайджана

Читайте также: 1929-1931: Печальная история реорганизации музейного дела в АзССР

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.