Женщины Карабахской войны: Мина Мамедова


Мина Мамед гызы Мамедова родилась 11 ноября 1949 г. в селе Сарыджалы Агджабединского района. Вскоре семья переехала в Агдам, считая родным и близким для себя этот город. Мина – единственная сестра пятерых братьев, по ловкости не отставала от них. Еще с детства она слышала, что во время событий 1905 г. армяне зверски расправились с ее дядей Джамилем. Годы пролетели, Мина повзрослела и сама стала свидетельницей повтора событий начала 20 века.

АСКЕРАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

О территориальных претензиях армян Мина впервые услышала в начале 1988 г., тогда она работала в фельдшерско-акушерском пункте в селе Поладлы Агдамского района. На ее глазах армяне 22 февраля в Аскеране расстреляли двух азербайджанцев. Ситуация выходила из-под контроля, люди были на пределе, многие не сдерживали эмоции, нарастала волна возмущения.

Недовольный несправедливостью армян, народ напоминал вышедшую из берегов реку. Толпа негодовала, не хватало искры, чтобы возгорелось пламя, столкновение и человеческие жертвы были неминуемы. Хорошо, что нашлись трезвые головы, хладнокровные лидеры успокоили народ. Люди прислушались к мудрым словам почитаемого в Агдаме старца – Сеида Лазым ага из села Шихбабалы. Покойная Хураман Гасымова бросила платок между двумя разъяренными сторонами, готовыми растерзать друг-друга. С великим трудом удалось разогнать собравшихся, никто не пострадал.

Аскеранская трагедия, зверское убийство двух невинных агдамцев фактически стало началом Карабахской войны. Не прекращались нападения, убийства, разбои, покушения, провокационные действия армян.

Рассказывает Мина ханум: “Армяне напоминали голодного зверя, они обнаглели и творили беззаконие. Возвращаясь с совещания в районном отделе здравоохранения, разбойники остановили наш автобус и оскорбили женщин – врачей и медсестер, избили водителя. Таких примеров бесчинства армян было немало, их ненависть, вражда против нас усиливались с каждым днем. По обочинам дороги в Шуша армяне развесили белые флаги, что означало “мы уходим от вас”.

АГДАМ: ГОРЯЩИЙ КОТЕЛ

Спустя два дня после Ходжалинской трагедии армяне со стороны села Нахичеваник обрушили мощный артиллерийский огонь на Агдам, были пущены в дело установки “Алазань”. Враг наносил огневые удары даже и по госпиталям. В Гасымлинский сельский медпункт, где работала Мина, доставили раненных. Мина и ее товарищи зачастую работали при свете керосиновой лампы, или свеч, чтобы враг не обнаружил месторасположение медпункта. После оказания раненным первой помощи, их переводили в Гарадагский госпиталь.

Мина и ее коллеги, разделившись на бригады, часто выезжали на передовую, выносили раненных с поля боя.

Отважная женщина вспомнила помощь солдатам в время сражения отряда Ала Ягуба – Гатыр Мамеда за село Храморт: “Известный своей смелостью и прямотой курд Надир потерял много крови, находился в тяжелом состоянии. Я сделала ему переливание крови, поставила систему. Нетерпеливый Надир жаловался, что ему не время валяться в больнице, надо встать на ноги и помочь боевым товарищам. Никогда не забуду мужество и патриотизм, любовь к Родине и других ребят из этого отряда, их бесстрашие и готовность защищать отчизну до последней капли крови.”

Самой Мине тоже немало досталось на огненных тропах войны. Она участвовала в боях за села Шелли, Гасымлы, Гарадаглы Ахмедавар. Приходилось месяцами не видеть Джамшида и Гюльнару, выросших без отца. Супруг Мины скончался молодым, оставив любимую жену и двух детей.

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Через три дня после Ходжалинского геноцида, резко увечился поток раненных. Агдамская мечеть была переполнена трупами, армяне оскверняли тела погибших – отрезали уши, носы, на спинах женщин ножом рисовали кресты. В медпункте Мина едва успевала, доставляли много раненных, большинство с потерей крови. Находящихся при смерти переправляли в хирургическое отделение Агдамского городского центрального госпиталя.

В течение трех-четырех суток Мина не выходила из больницы, участвовала на операциях. Помнит, как страдала маленькая Севиндж из Ходжалы. У 10-летней девочки было ранение в область сердца. Доктор Полад, Мина и другие медсестры ни на шаг не отходили от больных.

Мина ханум вспоминает: “Вражеская пуля попала в брюшную полость солдата по имени Горхмаз из села Сарыджалы. Больно было смотреть на него. Мы его трижды оперировали, положение временно улучшилось. Каждый раз, когда обследовала больного, он с надеждой смотрел на меня. Навещавшие его друзья рассказывали, что Горхмаз – т.е. бесстрашный, полностью оправдывает свое имя… Наши усилия оказались тщетными – Горхмаз проиграл этот последний бой…”

Такие горькие и обидные потери утраивали ненависть к армянским фашистам. Как известно из военной истории, во время войн медикам достается нагрузки не меньше, чем самим офицерам и бойцам. Врачи и медсестры, под свист пуль и взрывы снарядов, гранат выносят с поля боя раненных, спасая их от верной гибели. Мина и ее боевые подруги иногда забывали о времени, днем и ночью боролись за жизнь солдат.

БОЙ ЗА АХМЕДАВАР

Вокруг Агдама, в селе Шелли не прекращались ожесточенные сражения. Санитарная бригада получила задание доставить лекарства и перевязочные материи бойцам, укрепившимся на высоте Гарагая. Мина, взяв сумку с препаратами, только отправилась в путь с товарищами, как попала под град пуль. Бросившись врассыпную, каждый пытался скрыться от непрекращавшихся выстрелов. Мина едва успела укрыться за ближней скалой, как туда угодил артиллерийский снаряд. Получившая контузию, Мина от сильной боли в спине поняла, что ранена. К счастью, беда миновала.

Армяне сжимали кольцо вокруг Агдама, один за другим уходили близлежащие села, приближалась печальная развязка. Жители покидали дома, превращаясь в беженцев, в белокаменных домах все реже появлялся свет. Агдам называли опорой Карабаха. Армянские оккупанты рушили эту опору и вместе с ней надежду карабахцев на спасение.

Вспоминала Мина ханум: “Наше село Ахмедавар граничило с Аскераном. Учившийся в Баку сын во сне увидел, что меня взяли в плен. Приехав в село, он рассказал мне об этом. С трудом успокоив его, стали ждать лучших времен. Когда положение дошло до критической точки, вместе с деверем Чингизом, соседом Эльданизом (впоследствии ему ампутировали обе ноги) я покинула родной Ахмедавар самой последней. В суматохе повредила коленную чашу, меня доставили в Баку, наложили гипс.”

Напряженность, стресс подорвали здоровье Мины ханум. Одно время ее лечил врач-психиатр Надир Исмайлов. Подлечившись, Мина ханум приступила к работе в хирургическом отделении Бакинского центрального военного госпиталя. В то время некоторые русские врачи оставили работу, категорически отказавшись лечить раненных. Медсестрам прибавилось работы. Мине часто приходилось смотреть за 15-16 больными, подключать им системы, помогать врачам на операциях.

ВОСПОМИНАНИЯ, ВОСПОМИНАНИЯ

Мина часто вспоминала страшные фронтовые будни, успешные сражения: “Армяне вновь перехватили село Шелли, продолжались бои за возвращение деревни. Житель Шелли Фазиль наведался в Агдамский госпиталь и спросил о сыне. Несчастный отец не знал, что его мальчик погиб в танке вместе с Джанполадом – сыном Гатыр Мамеда. Представляете, как сложно, почти невозможно передать отцу весть о гибели сына. Ведь через три дня отец собирался женить сына, сыграть свадьбу и привести в дом невестку…”

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.