Из истории Габалы – древней столицы Кавказской Албании (в трудах А.Крымского)


П.Балагадирова

Кавказская Албания занимает значительное место в античной и средневековой истории Кавказа. В I-VII вв. Албания занимала обширную территорию на севере от главного Кавказского хребта до реки Араз на юге, от Иберии на западе до Каспийского моря на востоке.

Албанский историк Моисей Каланкатуйский в «Истории албан» отмечает, что, «Албания чарующая страна, расположенная среди высоких гор Кавказа со многими богатыми дарами природы. Великая река Кура (Кюр) течет спокойно по ней, принося с собой большие и малые рыбы, и она впадает в Каспийское море. Поля вокруг него изобилуют хлебом и вином, нефтью и солью, шелком и хлопком, бесчисленными оливковыми деревьями. В горах находится золото, серебро, медь и охра. Есть и хищные звери, львы, тигры, барсы, дикие ослы, орлы и т.д.».

Наиболее яркий и богатый материал по античной истории был обнаружен в крупнейшем городе древней Албании – Габале, долгое время бывшей столицей этого государства.

Изучением столицы Албании занимались многие ученые. Содержательные труды по данной теме посвящены статьи востоковеда, арабиста, исламоведа, тюрколога и ираниста А.Е.Крымского (1871-1942). Первая статья Крымского под названием «Страницы из истории северного или Кавказского Азербайджана» (Классической Албании), была опубликована в 1934 году (посвящена городу Габала), и вторая статья была посвящена Шеки (1938).

Вышеуказанные статьи Крымского носят преимущественно историко-географический характер. Автор поясняет, что его задачей является представить историю Габалы и Шеки. На деле же вопрос о Шеки он затрагивает только попутно и на нем специально не останавливается. А что касается истории Габалы, то он и ее не представляет, так как вопрос о местоположении этого древнего города в его время продолжало оставаться спорным. История Габалы у Крымского неизбежно сводится к перечню всех упоминаний Кабалы или Кабалаки, имеющихся у античных, а также у арабоязычных авторов.

Крымский указывал, что в настоящее время «трудновато указать с безусловной точностью, даже само местонахождение Кабалы», той древней, старейшей столицы албанцев, того главного города для обоих берегов реки Куры, который лежал вдали от моря, где – то в глубине левобережья, в до сих пор еще определенно невыясненном пункте, во всяком случае – западнее, чем Шемаха, восточнее чем Нуха (Шеки).»

По мнению К.Алиева, первое подробное описание Албании представлено в «Географии» Страбона, жившего в конце I в. до н.э – начале I в. н.э. Одним из ранних источников по древней Азербайджанской Албании, использованных Страбоном, были сведения географа III в. до н.э. Эратосфена, которые в свою очередь, восходят к отчету Патрокла, путешествовавшего по Каспийскому морю.

Крымский высказывает мнение относительно отсутствия сведений о Габале у Страбона. Он предполагал, что это обстоятельство связано с тем, что переписанные сочинения Страбона “дошли до нас не полностью”. Однако, Крымский на основе других источников проследил историю Габалы до XIV в. По этому поводу он отмечал: «Как бы то – ни было, первый раз имя «Cabalaca» мы в письменно – констатированном виде встречаем не у Страбона, а уже у Плиния (вторая половина I в.)».

Крымский затронул и вопросы границ Албании. Он писал, что «Кабалака проникла в греко – римский мир несомненно через тех историков – дееписателей «великого триумвира – Помпея», которые сопровождали его в римском походе 66-65 г. до н.э. на Албанию или получали сведения от других очевидцев, участвовавших в походе».

А.Яновский, Б.Дорн, С.Юшков и др. также затрагивали вопросы о границах и территории исторической Албании. Например, С.Юшков, в своей статье «К вопросу о границах древней Албании» (1937 г.) представил анализ сведений древних авторов и, опираясь на данные античных авторов, указал, что древняя Албания включала в себя территорию Азербайджана и Дагестана, а на севере граничила с территорией скифско – сарматских племен.

С.Юшков, в отличие от других исследователей, считал центром древней Албании область по реке Самур, в связи с чем и Габалу он помещает между реками Сулак и Самур. Однако разобрав письменные источники в пользу подобного толкования северных границ Албании, К.Алиев пришел к заключению о том, что «ни один автор древности, не дает повода для утверждения, что Албания включала в свои пределы весь современный Дагестан, простираясь до Терека или Сулака».

А.Яновский, основываясь на первоисточниках, в 1846 г. локализовал Албанию в бассейне реки Алазань, по соседству с Шеки и Ширваном. Город Габалу, он помещает недалеко от реки Турианчай».

Б.А.Дорн в 1875 г. предложил топографию для Кабалы в своей работе “Каспий. О походах древних русских в Табасаран”. А.Крымский отмечал, что «Дорну было известно указание А.Казембека, что Шекинский (Нухийский) уезд состоит из двух магалов: Ареш и Каб(а)ла».

Дорн не был согласен с Яновским по вопросу о местонахождении Габалы, которую тот помещал на реке Туриан, где произвел археологические раскопки на мусульманском кладбище. Однако Б.А.Дорн локализовал столицу Кавказской Албании между реками Гирдыман и Ахсу.

Крымский используя персоязычную географию 983 г. «Худуд-ел-алем», фиксировал Габалу между Шеки, Бардой и Ширваном, и округ Габалы вслед за округом Шеки, по течению реки Куры.

Ал-Масуди (X в.) помещал область Кабала в близком соседстве с областью Шеки. И общая картина похода Эмира Тимура свидетельствует о том же: “в Карабаг, т.е. к югу или юговостоку от Шеки Эмир Тимур идет через Кабалу.”

Некоторые историки, ссылаясь на значительно поздние средневековые источники, пытались поместить Габалу далеко за пределы Албании. Крымский указывал на мнение известного востоковеда Г.Лестренджа, который мимоходом утверждал, что после сообщения о Дербенде, будто «в горах, возле Дербенда находилась крепость Кабала». Крымский утверждал, что Г.Лестрендж в данном случае доверчиво повторил сбивчивое и потому совершенно не подходящее указание арабского географического словаря Якута Хамави (XII в.) и указание персидского географа Хамдаллаха Казвини (XIV в.) , тогда еще не изданного.

Крымский также отмечал, что Г.Лестрендж десять лет спустя понял свою ошибку и, издавая персидский текст сочинения Хамдаллаха Казвини, ссылался на “Тимурову историю” Шерафеддина Йезди, опровергающую соседство Габалы с Дербентом, а в английском переводе (1919) Г.Лестрендж определенно пояснил: «Кабала не далеко от реки Кура».

Крымский также подверг критике Е.С.Токайшвили и Н.А.Караулова, которые локализовали Габалу не только далеко к западу от Шеки, но совсем за границей Албании. По этому поводу он высказывал следующее мнение: «Оспаривать эту слишком уж очевидную несуразность даже не приходится».

А.Е.Крымский (1871-1942)

Аршакиды и Сасаниды вели одинаковую политику по отношению к народам Южного Кавказа, т.е. они с целью укрепления своей власти в вассальных от них государствах сажали родственных им правителей. Так поступили Сасаниды с Албанией в VI – VII вв., утвердив здесь родственных Михранидов. К концу второй половины I в. н.э. на албанском престоле утвердилась династия албанских Аршакидов.

Крымский отмечал, что “столицею Кабала тогда уже была для династии албанских Аршакидов“.

Низвержение Аршакидсков новой династией, (Сасанидской), не повлекло за собой низложения Аршакидов в Албании; они там с резиденцией в Габале, продержались еще свыше двух столетий, включили в свои владения и правый берег реки Кур, и даже породнились с сасанидскими шахами.

Необходимо отметить, что религия в Албании развивалась в основном как составная часть политического строя. Первые сведения о проникновении христианства в Албанию относятся ко II в. н. э. Миссионеры христианства II в. нашей эры предпринимали попытки распространить христианскую религию среди жителей Албании. Крымский отмечал, что «царская столица Кабала превратилась в уважаемую кафедру христианского епископа».

Азербайджанский историк С.Ашурбейли также отмечала, что в V в. в Габале находилась резиденция епископа.

Крымский, высказывал мнение о том, что “Габала перестала быть столицей Албании после албано – аршакидской династии в V в. при сасанидском шахиншахе Фирузе (459-484) в 464 г. Наместники – «марзбаны», назначаемые шахиншахом быть может, в силу стратегических соображений, выбрали для себя резиденцией не Кабалу, отделенную от военной базы сасанидской империи широкой рекой Кур. Марзбаны поселились на правом берегу реки (в г. Партаве, т.е. в Барде), откуда сноситься с шахиншахом был для них в любую минуту легче.

С.Ашурбейли подтверждала, что в I-V вв. Габала была резиденцией албанских царей Аршакидов, но с V в. она стала резиденцией марзбанов, назначавшихся сасанидами. В VI в., в связи с нашествием хазар, резиденция марзбанов была перенесена в Партав (Барду). Габала входила в состав хазарских владений до 737 г., когда она была завоевана арабами.

В III в. н. э. династия албанских Аршакидов сменилась новой династией. Главное различие между ними заключалось в том, что Сасаниды ввели в стране более централизованный строй. При Сасанидах отмечалось интенсивное развитие раннесредневековых городов в Албании. Пехлевийские и арабские источники («Шахристаниха – йи Еран», Ибн Хордадбех, Балазури, Ибн Хаукал и др.) сообщают об укреплении существующих городов Ширвана и Азербайджана и об основании новых городов сасанидскими правителями.

Согласно О.Исмизаде, некоторые средневековые арабоязычные и персоязычные источники ошибочно приписывают основание Кабалы сасанидскому шахиншаху Кубаду I, правившему в 488-531 гг. Однако о существовании главного города древней Албании (Габалы) античные авторы упоминают намного раньше, чем эти источники и географы, поэтому постройку, относимую к Кубаду I, вероятно, следует понимать как восстановление и укрепление после разрушения.

Крымский отмечал, что “Кубад I, соорудивший целую цепь укреплений на севере, обратил внимание и к г. Кабала: по сведениям арабоязычных авторов, он «застроил», ее т.е. необходимо полагать, создал и здесь укрепление на случай северных вторжений.

В статье Крымского имеются сведения о неоднократных нашествиях гуннов, сабиров, хазар и других тюркских племен на Албанию. Крымский подчеркивал, что “во времена Хосрова I Ануширвана (около 558 г.), хазарское население Албании пополнилось тюрками. Именно тогда из-за низовьев Волги нахлынул на Каспийско-кубанские степи Предкавказья новый поток аваров. Первому удару подверглись хазары-сабиры, которые жили наиближе к низовьях Волги.

Крымский отмечал, что в 627-628 гг. хазары завоевали Албанию. Он высказывал мнение, что хазары обосновались в Габале и арабским завоевателям Габала стала известна под двойным названием: «Кабала-Хазары».

Крымский отмечал, что хазары были в Албании в течение ста лет. Такого же мнения придерживался в своих исследованиях З.Буниятов. З.Буниятов отмечал, что Арран хотя и не был постоянно под властью хазар в течение ста лет, однако их контроль над страной и вторжения были почти непрерывными. Они все время держали страну в напряжении, взимая с нее большую дань.

Хотя А.Е.Крымский писал, что господство хазар в Арране и их опустошительные набеги закончились около 373 г.. З.Буниятов же считает, что вторжение хазар на территорию Аррана были даже в конце VIII в.в 796 или 799 гг.

Водворение сельджуков XI в. в Южном Кавказе ничем печальным на судьбе Габалы не отразилось. В XII в. Габала была городом не только не разоренным, но и по-видимому, еще очень богатым. В это время на Кавказе возвысилась Грузия. Габала и Шеки были захвачены грузинами в 618 г. хиджры (1221 г.) после того, как монголы, опустошив Южный Кавказ, ушли через Дербендский проход на север.

Около 1120 г. Габала подверглась нашествию грузинского царя Давида II. Он в борьбе с сельджуками напал на Габалу и «привез оттуда в свое царство множество золота, серебра и разных богатсв», шелковых материй. Крымский отмечал, что шелководство наряду с земледелием и садоводством, составляло главный источник богатства Габалы.

В 1227 г. визирем Габалы и Шеки, был Сафи ад-Дин Мухаммад Туграи, назначенный султаном Джалал ад-Дином после вторичного захвата Тифлиса. Эти города были захвачены грузинами у владетеля Ширвана несколько лет назад, когда грузины были еще сильны.

Крымский на основании сведений Хамдаллаха Казвини признавал, что «страшное Джингиз-ханово лихолетье Кабала вполне благополучно пережила или по крайней мере не была сметена с лица земли, то наиболее трагически для нее моментом считается конец XIV в., когда на Грузию и на Албанию нахлынули орды Железного Хромца Тимура и вели на этой территории разорительную борьбу против золотоордынского хана Тохтамыша.»

Крымский, опираясь на сообщение Шерефеддина Йезди отмечал, что «Тимур, в 1386 г., действуя в области р. Куры, сильно погромил страну Шеки и направившись на зимовку в Карабаг, расположенный на другой (правом) берегу р. Куры, стоял сперва лагерем-долгонько, как видно, в «местности Кабала», и туда в этот сборный пункт пришли его полуоводцы, которые грабили разные места Кавказа.»

Согласно записям Крымского, «в последующие годы пребывания Тимуровых полчищ в этой «местности Кабале» и оказалось для Кабалы тем роковым ударом,от которого она уже и не успела оправиться, и обратилась с тех пор в бедное незаметное село.»

Однако, в противоречии этому, о продолжении жизни в Кабале и после ужасного погрома, учиненного войсками Тимура, говорит то обстоятельство, что во время похода шаха Исмаила Сефеви в 1500 г. в Ширван, правитель страны Ширваншах Фаррух Ясар скрывался в Габале. О.Исмизаде считал, что к этому времени Кабала еще окончательно не утратила свое значение.

Несмотря на то, что столица Кавказской Албании по политическим и, вероятно, стратегическим соображениям со второй половины V в. н.э. была переведена на правобережье реки Куры, в Барду, город Габала продолжал оставаться одним из крупных политических, административных, религиозных, ремесленных, торговых, культурных центров страны.

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.