Народ против правительства на фоне равноправия женщин в Азербайджане (1918-1920)


Исследование политики азербайджанского национального правительства в области женского равноправия тесно связано с особенностями демократии в АДР.

Азербайджанский народ, не имевший опыта в области демократического государственного управления, в течение короткого исторического времени создал нормально функ-ционирующий государственный аппарат. Политический режим первого азербайджанского республиканского государства может быть охарактеризован как тип плебисцитарной демократии.

Согласно автору концепции Максу Веберу (1864-1920), представительство в парламенте индивидуальных независимых депутатов в процессе политического развития постепенно вытесняется представительством политических партий. Именно партии играли решающую роль в политической жизни республики. Разумеется, прежде всего «Мусават», выросший в недрах Мусульманского комитета.

Азербайджанской нации, многоэтничной и поликонфессиональной, удалось создать свое государство. Это стало возможным благодаря тому опыту, что был приобретен в общественных организациях азербайджанского общества и в Государственной Думе России. Благодаря этому была приобретена хорошая база, которая создала кадры национального движения Азербайджана.

В начальный период своего существования молодая республика сталкивалась не только с внешними, но и серьезными внутренними силами, которых пугала привержен-ность азербайджанских лидеров демократическим идеалам и светской модели государства. Определенной популярностью пользовались «илхагисты» – сторонники присоединения Азербайджана к Османской Турции. Основу их составляли буржуазно-клерикальные круги.

Их тревожило то, что Национальный Совет был нацелен на кардинальную реорганизацию политически системы страны на основе демократических принципов: реализация широких демократических свобод; отделение церкви от государства; предоставление женщинам равных с мужчинами прав.

Эти принципы впервые в азербайджанской истории, да и на всем мусульманском Востоке, были провозщашены в самом первом программном документе Азербайджанской Демократической Республики, – «Акте о независимости» 28 мая 1918 года, в первый же день образования Азербайджанской Республики.

Таким образом, азербайджанские женщины впервые в истории страны получили равные с мужчинами права.

Провозглашенные в Акте о независимости принципы вначале носили декларативный характер. Предстояла большая работа по реализации декларированных прав. Азербайджанские лидеры старались сделать эти принципы программой политических действий.

Большинство демократических преобразований, провозглашенных Национальным Советом и ее временным правительством во главе с Фатали хан Хойским, рассматривались отсталыми кругами общества как угроза их привилегиям. Особенно их пугало предоставление женщинам равных прав с мужчинами. Они всячески старались помешать осуществлению этих планов Национального Совета и молодого правительства, которое вынуждено было считаться с их мнением.

Принцип равенства граждан независимо от их национальности, политической, религиозной, социальной и половой принадлежности был так же реализован и в «Законе об азербайджанском гражданстве» от 23 августа 1918 года.

Молодое национальное азербайджанское государство дало женщинам равноправие. За практическое осуществление предоставленных прав боролись и сами женщины. Вопросам женского равноправия в газете «Азербайджан» была посвящена серия статей Шафиги Эфендизаде. В одной из них она писала о том, что если в обществе «мужчины имеют больше прав, а женщины лишены всяких прав, то такая нация никогда не сможет развиваться».

В годовщину образования Республики в газетах публиковались многочисленные статьи, в которых затрагивались вопросы роли и участия женщин в жизни общества.

Один из государственных деятелей АДР Адильхан Зиядханов в 1919 году в связи с годовщиной образования АДР опубликовал серию статей об истории, литературе и политике государства. В одной из статей Зиядханов давал оценку роли женщин в национальном и демократаческом движении азербайджанского народа. Зиядханов на основе этих статей подготовил на французском языке брошюру «Азербайджан», которая была отправлена азербайджанским делегатам, участвующим на Версальской международной конференции в Париже в 1919-1920 годах.

Мирза Бала Мамедзаде в статье, опубликованной в газете «Азербайджан» писал, что женщины своим активным участием во всех мероприятиях правительства «еще раз доказывают, что они – это живая сила, что наравне с мужчинами чувствуют себя детьми своего Отечества». Азербайджанские женщины в день годовщины независимости Азербайджана 28 мая 1919 года дружно вышли на демонстрацию и вместе со всем народом праздновали этот радостный день в жизни своей страны. В газете отмечалась «особая значимость того, что тюркские женщины делали это без предварительной подготовительной работы, они полагадись на свои чувства, свое сознание и понимание, на веление времени».

М.Э.Расулзаде впоследствии писал о положении женщин Азербайджана в период Демократической Республики: «мужчина и женщина… имели право без всяких привилегий участвовать в управлении страной и вводить в законодательные органы».

В действительности, женщины работали в аппаратах Парламента и Правительства на административных должностях. Из них Шафига ханум Эфендизаде занимала должность помощника начальника канцелярии Парламента.

Женщины работали на должностях регистраторов и делопроизводителей, работали в канцелярии МВД, в дипломатическом отделе МИДа, в аппарате министерства народного просвещения.

Всего в органах управления работало более 26 мусульманских женщин. Для азербайджанского общества тех лет, бесспорно, это был невиданный успех национального правительства в женской политике. Но, к сожалению, несмотря на то, что в законе о гражданстве женщинам было предоставлено равноправие, в законе о подданстве Азербайджанской Республики от 11 августа 1919 года гражданско-правовая дееспособность женщины ограничивалась, в частности говорилось: «замужние иностранки допускаются к принятию в азербайджанское гражданство лишь совместно с мужьями».

Мамед Эмин Расулзаде

Азербайджанские национальные лидеры, получившие вместе с блестящим европейским образованием и либерально-демократические ценности, вынуждены были с крайней осторожностью подходить к женскому вопросу. Они понимали и учитывали, что всеобщее избирательное право ни в коей мере не может быть свидетельством торжества подлинного равноправия мужчин и женщин, что сила инерции патриархально-конфессионального общества превосходит, и еще долго будет превосходить любое стремление к разрешению женского вопроса.

Этим и объясняется, что характерная черта политической жизни Азербайджана заключалась в том, что «женская» социальная проблематика отсутствовала как феномен во многих известных декларациях и обращениях субъектов политики и государственной власти Республики: Национального совета Азербайджана (29 ноября 1918 г.), правительственных кабинетов Ф. Хойского (17 июня, 7 и 26 декабря 1918 г.) и Н.Усуббекова (14 апреля и 22 декабря 1919 г.), в декларациях парламентских фракций – «Мусавата», «Иттихада», «Эхрара».

Единственное исключение составляла декларация фракции социалистов, – прогрессистов марксистской ориентации. 10 декабря 1918 года, когда публика слушала торжественные декларации фракций, только гумметисты в лице Акпер аги Шейхулисламова заявили: «Женщины, составляющие половину нации, находятся в рабском положении. Мы должны видеть в них людей. Нация, половина которой работает, а вторая половина нет, есть нация ущербная… Если они не будут свободны, то не сумеют воспитать свободомыслящих детей, способных защитить государство и родину и породят рабов.»

В декларации фракции социалистов, было внятно сказано: «Одним из вопросов, является равноправие женщин».

Учитывая состояние массового сознания низов город-ского и сельского населения Азербайджана, правительство Демократической Республики и парламент не могли идти на радикальные реформы в области женского вопроса. Все время приходилось считаться с этим, поэтому «парламентом было отвергнуто несколько законопроектов по женскому вопросу», – отмечал 8 января 1920 года на заседании парламента беспартийный депутат из фракции «Мусават» Ага Гаджи Ашуров.

Женщины не были представлены в Парламенте: женские организации не получили права делегирования. Принятие этого решения нельзя отнести всецело к стратегии национального правительства по отношению к женскому вопросу. Можно сказать, это были временные тактические решения, которые учитывали значение религии и сложившееся положение в стране, это делалось для поддержания политической стабильности.

Обвинения в адрес политики деятелей АДР в женском вопросе в том, что не смогли дать мусульманской женщине полную эмансипацию, были не совсем справедливы. Не преуспела в этом сначала и советская власть в Баку (1917-1918 г.). До июля 1918 года, т.е. в период правления Бакинского Совета женщины-азербайджанки, за исключением отдельных революционерок, не отличались особой активностью и не участвовали в общественно-политической жизни общества. Женщины других национальностей были привлечены к общественно-политической деятельности, они занимали высокие должности. Например, Надежда Колесникова занимала высокий пост народного комиссара просвещения Бакинского Совета Народных Комиссаров.

Отношение представителей мусульманского модернизма к женскому равноправию можно было назвать «либеральным консерватизмом». Они полагали, что необходимо постепенное преобразование мусульманского образа жизни, в том числе и положения женщин.

Таким образом, женская проблематика всецело была подчинена политическим соображениям. Все это значительно повлияло на политику деятелей азербайджанского национального движения в области женского равноправия, несмотря на то, что все национальные деятели Азербайджана были сторонниками женской эмансипации, боролись за их равноправие и избирательные права.

Например, Ахмед бек Агаев был одним из первых в Азербайджане поднял вопрос о правах женщин. Сторонником женского равноправия был и А.Топчубашев. Он считал, что затворничество и отчужденность мусульманских женщин от общественной жизни вовсе не лежат в основе религии мусульман.

Он говорил, что «напротив, как это доказывает история, первые два с половиной века мусульманской эры женщины играли в общественной жизни крупную роль».

Топчубашев подчеркивал: «Только впоследствии, под воздействием других народов, мусульманская женщина была поставлена в те условия, в каких она находится и до сих пор». Он был уверен, что «просвещение, которое уже проникло в среду мусульман, отведет мусульманке ту роль, которая в обществе должна принадлежать ей по праву».

М.-Э.Расулзаде, о котором современники держались мнения, что он «верит в то, что говорит» и «заставляет верить и слушателей», в своих выступлениях подчеркивая судьбоносный смысл лозунга «Тюркизация, исламизация, модернизация», трактовал его как необходимость для каждой нации «иметь присущее ей государство и строить свои отношения с другими нациями на основе принципов всемирной федерации».

Если первое положение о «своем» государстве указывало на национализм, то есть на представление о том, что «основой государственности… является нация», то второе, говорило об открытости мировым процессам, о приверженности модернистскому проекту жизнедеятельности нации.

Надо было сочетать открытость европейским влияниям со стремлением сохранить свой национальный облик, которая, в свою очередь, была к тому же политически нагружена, так как просвещенческий авангард азербайджанцев нуждался в массовой поддержке мусульманского социума. Это противоречие более всего проявилось в реальном наполнении лозунга женской эмансипации, который, будучи модернистским, вступал в противоречие с лозунгом исламизации, – усилением в обществе фактора идеократичности.

Вместе с тем можно привести интересный факт из законодательной практики АДР.

При обсуждении статьи 96-й законопроекта по выборам в Учредительное собрание (19 июня 1919 года) запрещавшей агитации в мечетях, М.Э.Расулзаде обосновал эту меру следующими доводами: «Мы устраиваем государство не теократическое, а демократическое, на новых началах. Религия и мечеть должны хранить свою святость, оставаясь вдали от политики… Муллы не должны превращать мечеть в местоположение политической пропаганды.»

За короткое время существования Азербайджанская Демократическая Республика сделала шаг на пути к эмансипации женщины – сумела предоставить женщинам равноправие, дала избирательное право, в то время как во многих развитых странах мира эти вопросы еще не были решены. Но свершение октябрьского переворота в России и оккупация большевиками Азербайджана, положили конец прогрессивным преобразованиям в республике.

По материалам книги Л.Алиевой “Женщины в общественно-политической жизни Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.