Бюль-Бюль и Великая Отечественная война (1941-1945)


Б.Заболотских

В последние три года перед войной—1938, 1939 и 1940 — советский Азербайджан развивался особенно бурно. Поднимались корпуса новых заводов и фабрик. За невиданно короткий срок, всего за пятьдесят дней, был сооружен методом народной стройки стосемикилометровый Самур-Дивичинский канал, подавший живительную влагу на засушливый Апшеронский полуостров. Продолжала хорошеть столица республики — Баку.

Впечатляющими были успехи и в области культуры. Республика стала краем сплошной грамотности. Важным событием явился переход с арабского алфавита на новый, основанный на графике русской письменности.

Также началась реконструкция здания Оперного театра. Одноэтажная постройка примыкавшая к сценической коробке, была снесена и на ее месте принялись возводить пятиэтажный корпус, где планировалось разместить репетиционные залы для хора, балета и солистов, а также различные мастерские — пошивочную, бутафорскую, столярную…

Состоялась премьера первого национального балета — «Девичья башня» молодого композитора Афрасияба Бадалбейли. Продолжалась работа и над новыми оперными спектаклями. К созданию новой оперы приступил Уз. Гаджибеков, избравший темой восстание Бабека. Над своей первой оперой «Ширин» начал работать Ниязи, ранее проявивший себя как талантливый дирижер, а над оперой «Низами» — А. Бадалбейди. Все они писались с учетом вокальных и сценических возможностей знаменитого азербайджанского певца из Шуши Бюль-Бюля.

Такое внимание не могло не радовать певца. Он горел желанием работать, поскольку в театре был занят всего в одной партии — Кёроглы. Правда, выступать приходилось часто, по два, а то и по три раза в неделю — таков был интерес к опере.

Довольно интенсивную работу в театре Бюль-Бюль совмещал с общественной деятельностью. Он был избран депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР. Со всей ответственностью Бюль-Бюль воспринял свою новую обязанность.

На сессии Верховного Совета, открывшейся 22 июля 1938 года, он затронул ряд серьезных вопросов, касающихся культурной жизни республики, в частности, повел речь о необходимости дальнейшего развития начального музыкального образования, о создании во всех районах Азербайджана музыкальных школ, расширении производства музыкальных инструментов, указал на важность собирания народной музыки.

Сам Бюль-Бюль живо интересовался музыкальным фольклором. Также продолжались экспедиции для записи сельских музыкантов и ашугов. Большое внимание уделялось изучению уже имеющихся записей и их обработке. Были подготовлены и изданы С.Рустамовым Альбомы песен ашугов Асада, Мирзы и Фатуллы. Под редакцией и с предисловием Бюль-Бюля вышел из печати сборник «50 азербайджанских народных песен», составленный из мелодий, напетых Джаббаром Карягды. Увидели свет также два учебника, разработанные в кабинете музыки: игры на кеманче и игры на барабане.

Ничуть не меньше энергии Бюль-Бюль отдавал педагогической деятельности, без которой не мыслил своей жизни. Осенью 1938 года, когда в консерватории развернулась подготовка ко Всесоюзной конференции по вопросам вокального образования, он представил на обсуждение доклад «Азербайджанская школа пения», в котором обобщал свой педагогический и исполнительский опыт, давал глубокий анализ особенностей народного пения, в том числе ханенде и ашугов, делал интереснейший экскурс в историю развития классических традиций европейского вокального искусства, высказывал оригинальные соображения по поводу органического слияния общепринятой манеры пения с народной, показывал пути сохранения и обогащения народных певческих традиций.

Бюль-Бюль, певец-орденосец. 1930-е гг.

31 января 1939 года тезисы доклада были утверждены руководством консерватории и высланы в Москву организаторам Всесоюзной конференции. Вскоре пришел ответ: «Материал … представляет бесспорно значительный интерес — в связи с чем время, отведенное на выступление представителю Баку, увеличивается. Доклад т. Бюль-Бюля ставится нами как основной доклад по вопросу о подготовке национальных певцов».

Срок проведения Всесоюзной конференции по вокальному образованию был определен с 25 января по 2 февраля 1940 года. Выезжая в Москву, Бюль-Бюль решил взять с собой большую группу певцов: восемнадцать взрослых и четырех юных вокалистов. Сопоставление их голосовых аппаратов представляло значительный теоретический да и практический интерес, поскольку в Азербайджане все выдающиеся певцы-ханенде, в том числе и Бюль-Бюль, начинали профессиональные выступления в раннем возрасте, и традиционная постановка голоса позволяла им петь до глубокой старости без ущерба для связок.

Всесоюзную конференцию, собравшую многих видных представителей консерваторий страны, открыл ректор Московский консерватории А.Б.Гольденвейзер. 29 января 1940 года на очередном заседании выступил Бюль-Бюль. Его доклад, вызвавший большой интерес, иллюстрировался выступлением учеников. Тогда же принимается решение об организации особой конференции по вопросам подготовки национальных певческих кадров, причем местом ее проведения назначается Баку.

Вскоре после окончания Всесоюзной конференции в январе 1941 года по решению вокальной кафедры консерватории Бюль-Бюлю было присуждено ученое звание профессора.

Через два месяца после этого знаменательного события в жизни артиста, в Баку состоялась Всесоюзная конференция по вопросам подготовки национальных певческих кадров, на которой Бюль-Бюль выступил с обширным докладом, зачитанным на двух заседаниях. В нем содержалось десять разделов, в которых рассматривались коренные вопросы подготовки национальных певцов.

Главным итогом конференции явилось письмо Наркомпроса СССР, предписывающее создать по примеру Бакинской консерватории при всех высших музыкальных учебных заведениях классы сольного народного пения, а при училищах — подготовительные курсы. А еще через три месяца произошло событие, доставившее Бюль-Бюлю немалое удовлетворение как педагогу. 17 июня 1941 года в партии Альфреда («Травиата» Верди) удачно выступил его ученик С.Неведов.

19 июня Театр имени М. Ф. Ахундова выехал на гастроли в Ереван. В поезде, поздним вечером отошедшего от перрона Сабунчинского вокзала, было шумно и весело. Никто из артистов не подозревал, что это были последние мирные дни.

Великая Отечественная война

Бюль-Бюль в роли Аслана. Опера “Ветен” (Родина) К.Караева. 1945 г.

Великая Отечественная война застала артистов Оперного театра на гастролях в Ереване. Прервав гастрольную поездку, театр возвратился в Баку. Часть артистов записалась в ополчение, многие в составе концертных бригад разъехались по республике.

Бюль-Бюлю пришлось воевать с врагом не с винтовкой руках, а оружием искусства. Он выступал в концертах, проходивших под лозунгом «За Родину» в Ханкенди, Шуше, Лачинском и Кельбаджарском районах. Пел и в клубах, и под открытым небом. Порой его слушали сразу до двух тысяч человек. Уже за две недели артист дал восемнадцать концертов, длившихся по нескольку часов.

Отправлявшиеся на фронт бойцы в музыке черпали духовные силы, она помогала им преодолевать все трудности и опасности. Особую популярность в те дни получили песни. Глубоко патриотические, зовущие в бой, они создавались повсеместно, в том числе и в Азербайджане.

Однажды в коридоре консерватории Бюль-Бюля остановил Уз.Гаджибеков. Глянув на его осунувшееся лицо, участливо обронил: “Что-то ты неважно выглядишь. Зайди-ка вечерком ко мне”.

Вечером у Гаджибекова разговор велся о войне. Обсуждалась носледняя сводка Совинформбюро, напечатанная в газете. Вести были нерадостные — немецкая армия продолжала продвигаться в глубь страны. Отложив газету, Гаджибеков подсел к роялю, чтобы показать свои последние песни: «Сестра милосердия», «В добрый путь», марш «Джанги». Это были одни из первых песен азербайджанских композиторов, откликнувшихся патриотическими песнями на войну.

В декабре 1941 года советские войска под Москвой нанесли фашистским захватчикам первое серьезное поражение. В Бакинском оперном театре было решено отметить это событие постановкой героико-патриотической оперы Ниязи «Хосров и Ширин». Бюль-Бюлю была поручена роль Фархада.

Сюжет оперы «Хосров и Ширин», заимствованный из одноименной поэмы Низами, полон драматизма и острых коллизий. Музыка «Хосров и Ширин» уже с первого прослушивания понравилась Бюль-Бюлю — в ней было немало мелодических красот. Сродни певцу были лирико-героический настрой партии, кантиленность арий и дуэтов и особенно образ героя — возвышенно-благородного, смело бьющегося за правду, справедливость и добро.

Премьера оперы «Хосров и ширин» состоялась 22 мая 1942 года. Постановщик И.Идаятзаде строил спектакль на столкновений двух непримиримых сил: Фархада – олицетворяющего благородное начало, и Хосрова  – низменное.

События, происходившие в тот вечер на сцене театра, борьба сил добра и зла, справедливости и вероломства во многом были созвучны действительности. Зрители бурно сочувствовали главному герою. То и дело в зале вспыхивали восторженные, ликующие аплодисменты.

В мае 1942 года началось немецкое наступление на Сталинград. Немцы вышли к предгорьям Северного Кавказа. В сводках замелькали названия городов, не так уж далеко отстоящих от Баку — Армавир, Краснодар, Майкоп, Грозный. Стало ясно, что гитлеровцы нацелились на бакинскую нефть. Позднее стало известно, что была даже определена дата взятия города —25 сентября 1942 года.

16 сентября 1942 года филармонический оркестр под управлением А.Гасанова взялся за разучивание Седьмой «Ленинградской» симфонии Д.Шостаковича, только что созданной в блокадном городе на Неве.

В суровые дни 1942 года, когда фашистская пропаганда уже трубила на весь мир о скором захвате Баку, в Азербайджане начался сбор средств на танковые колонны, деньги вносили районы, предприятия, отдельные граждане. Не мог остаться в стороне от этого и Бюль-Бюль. В октябре, вместе с исполнителями народных песен Шовкет Алекперовой и Мухтаром Якубовым он совершает длительную концертную поездку, все средства от которой перечисляет в фонд обороны – на строительство танковой колонны. Высоко патриотический поступок певца советское правительство отметило приветственной телеграммой.

В начале войны на митинге Бюль-Бюль говорил, что в любой момент готов идти в бой на коне Кёроглы. Теперь же на фронт отправился танк, названный именем Кёроглы.

В начале 1943 года грандиозное сражение на Волге – Сталинградская битва — завершилось полным разгромом немецких войск. В войне наступил коренной перелом.

Композитор Ниязи и Бюль-Бюль. 1939 г.

Сотни тысяч азербайджанцев сражались на различных фронтах, имелось и чисто национальное соединение – 416-я дивизия, которая дошла от предгорий Кавказа до Берлина. Понятно, с какой радостью певец воспринял известие, что ему поручено возглавить концертную бригаду, отправляющуюся непосредственно в действующую армию.

В августе 1943 года артисты из Баку прибыли на Брянский фронт. Только что завершилось сражение на Курской дуге. Вдоль дорог, в кюветах, на полях виднелись остовы разбитых машин и сожженных вражеских танков. В облаках пыли на запад двигались бесконечные воинские колонны, катились орудия. Готовилось наступление для освобождения Брянска.

С большим воодушевлением Бюль-Бюль пел перед войнами, которым в скором времени предстояло идти в бой. И каким бы краткосрочным не было его выступление, он всегда появлялся перед зрителями во фраке, в накрахмаленной белоснежной сорочке. Такого же уважительного отношения к фронтовой аудитории он требовал и от остальных членов концертной бригады.

Двадцать пять концертов дал Бюль-Бюль в дивизиях Брянского фронта, исколесив немало фронтовых дорог. Часто бригада попадала под артобстрелы и бомбежки. Последнее выступление состоялось 14 сентября 1943 года. В этот день, наконец, закончилось временное затишье на фронте – советские войска, взломав оборону противника, стремительно приближались к Брянску. Весть о взятии города застала Бюль-Бюля уже в Москве.

В годы войны основу концертного репертуара певца составляли народные песни и произведения азербайджанских композиторов. С особым чувством он исполнял романсы Уз.Гаджибекова «Севгили джанан» и «Сенсиз», полные глубокого философского раздумья. Их Бюль-Бюль пел до последних дней, открывая перед слушателями все новые красоты этих маленьких шедевров. С годами в голосе певца звучало все больше затаенной скорби. Ведь в романсах шла речь о безвозвратно уходящей жизни, воспоминаниях о любви.

В  последний военный год Бюль-Бюль приступил к подготовке партии Аслана в опере «Вэтэн» («Родина») молодых композиторов К.Караева и Дж.Гаджиева, повествующей о событиях Великой Отечественной войны.

Опера «Вэтэн» создавалась в трудной обстановке. Шла война. Но композиторы не оставляли работы над партитурой. Бюль-Бюль активно помогал молодым авторам, редактировал партии, подсказывал интересные вокальные решения. Еще задолго до постановки оперы он включил в свой концертный репертуар две арии Аслана. Их исполнение неизменно встречало самый живой отклик у зрителей.

Впоследствии, вспоминая дни общения с певцом, Кара Караев писал: «Композиторы Азербайджана многим обязаны чудесному художнику. Бюль-Бюль был страстным пропагандистом нашего творчества — это был глашатай нашей музыки, борец за ее успехи и признание. Он был не только мудрым советчиком, учителем, но и инициатором создания многих произведений в самых различных жанрах и масштабах — от простой массовой песни до крупных, ныне общепризнанных симфонических произведений и опер. И его требовательность, высокая мера, с которой он подходил к нашей работе, поразительное чутье и непримиримость к малейшим недостаткам являлись для нас критерием в творческой работе».

Премьера «Вэтэн» состоялась на следующий день после Победы над фашистской Германией—10 мая 1945 года. И в зале, и за кулисами все были в приподнятом настроении. Все понимали, что начинается новая жизнь, полная мирного созидательного труда. Не удивительно, что зал искренне и очень эмоционально реагировал на все происходящее на сцене, не скупился на аплодисменты и проявление радостных чувств.

По материалам книги автора «Соловей из Шуши»

ВСЯ СЕРИЯ:

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.