История Азербайджана в личных письмах известного востоковеда В.Ф.Минорского (1877-1966)

С.Гамзабекова

Владимиру Федоровичу Минорскому (1877-1966) – крупнейшему специалисту по истории Востока, принадлежит большой вклад в изучении истории Азербайджана. Особое внимание он обращал на исследование и публикацию первоисточников по политической истории, социально-экономическому положению и культуре Азербайджана периода средних веков.

Профессор В.Минорский находился в дружеских отношениях с рядом азербайджанских учёных, в частности с известным азербайджанским историком А.Ализаде. Например, известна переписка В.Минорского с А.Ализаде, где затрагиваются важные аспекты истории Азербайджана. Данная переписка продолжалась более 15 лет.

В.Минорский активно интересовался изданием в Азербайджане его книг, и, прежде всего, его главного труда «История Ширвана и Дербента». О важности издания книги «История Ширвана и Дербента» сам профессор В. Минорский писал в письмах, при этом настоятельно просил академика А.Ализаде о распространении данного труда среди научной общественности республики.

Без сомнения, это свидетельство большого желания Владимира Минорского ознакомить азербайджанских учёных с историей их родной земли, раскрыть новые, ранее малоизученные аспекты истории Азербайджана.

В письме от 31 октября 1958 года Владимир Минорский писал А.Ализаде: «Только что вышла моя книга «Ширван», изданная за счёт школы. Цену за неё назначили очень высокую для её объёма в 200 страниц, а мне дали только 5 экземпляров (и конечно, ни копейки не заплатили). Пусть Ваша Академия или Институт непременно потребуют эту книгу. В книге моей совершенно новый материал, заполняющий бывшие пробелы. В Баку ей многие заинтересуются. Она писана именно для Баку и для Махач-Калы.».

Данная ремарка – лишнее свидетельство порядочности Владимира Минорского как учёного, переживавшего за результаты своего кропотливого труда, и просто человеческого отношения к представителям нашей страны, чью историю так любил этот неординарный человек.

Нужно отметить, что труд В.Ф.Минорского «История Ширвана и Дербента в X-XI вв » была издана на русском языке под редакцией академика А.Ализаде.

В 1963 году по поводу своей работы В.М.Минорский в письме адресованному А.Ализаде писал: «Я пытаюсь написать историю Ширвана вообще. Между тем моей задачей было восстановить и выявить точные данные древнего «Джами ад Дувал» отрывки которого касаются 10-11 вв. Они лишь случайно уцелели в компиляции Мюнеджим баши. Это источник, в котором для Ширвана, а также для Дагестана и Гянджи сохранился материал, заполняющий полный пробел других источников. То, что Мюнеджим баши сообщает после этого периода, запутано и неточно, и я вынес все это в очень краткий комментарий на 6 страницах /стр. 76-183/. Например, высказывается сожаление, что мной мало использована эпиграфика, важная для строительных сооружений и т.д. Я могу сослаться на стр. 372 новейшего труда Бретаницкого «Историческая архитектура Азербайджана», где для моего периода глухо цитируется лишь одна строительная плита 920 г. Для 10-11 вв. нет тех обильных параллельных источников, какие есть, например, для монгольской и послемонгольской эпохи. Мой период значительно раньше эпохи, которой Вы посвятили ряд своих ценных работ…».

По мнению В.Минорского «История Ширвана и Дербенда» делится на две части, так как автор рукописи расположил сведения по династийному признаку.

В письме от 24 января 1963 года Владимир Минорский выражал озадаченность: «Я крайне огорчен затруднениями с печатанием моей «Истории Ширвана и Дербента». Я сильно надеюсь, что типография не испытает никакого ущерба ее достоинству, если напечатает книгу старого и испытательного ученого. Мне кажется, что Вам надо было показать московской типографии мой английский оригинал, к которому приложены подробные указатели. Отправил Вам на Институт русский текст «История Ширвана»; очень прошу, тотчас по получении, срочно уведомить меня что рукопись, взявшая у нас столько труда, не затерялась. Я отдал ей около 5 месяцев моего дефицитного времени, а жена два раза целиком переписала текст с моими добавлениями и переделками. Надеюсь, что типография и корректоры отнесутся бережно к установленному новому тексту. Я принужден был кое-где вставить в текст подлинные арабские имена без чего объяснения были бы непонятны. Где можно я употреблял очень облегченную русскую транскрипцию. Буду очень рад, если вы напишите ваше введение».

Академик А.Ализаде в предисловии к книге «История Ширвана и Дербенда X-XI веков» написал о значении работ Владимира Минорского для изучения истории Азербайджана: «Это время, богатое историческими событиями и имеющее важное значение для изучения истории Азербайджана и Дагестана, за отсутствием достоверных материалов для настоящего момента не было в полной мере исследовано. Благодаря усилиям проф. В.Ф.Минорского, привлекшего уникальные источники, история этого периода была в значительной степени раскрыта. В результате многолетней плодотворной научной деятельности проф. В.Минорского сделан ценный вклад в разработку многих малоизученных проблем и вопросов социально-экономического развития стран Ближнего и Среднего Востока, в том числе Азербайджана. В.Минорским проделана кропотливая работа в области исследования и публикации первоисточников, многие из которых являлись редкими и малодоступными».

Владимир Минорский также затрагивал вопросы политической и социально-экономической жизни Азербайджана конца XV века, связанные с правлением династии Ак-Коюнлу.

Он писал: «Я сейчас заканчиваю пересмотр моей рукописи (сокращённый перевод) чрезвычайно интересный и важный для Азербайджана истории Султан Якуба Ак-Коюнлу. Отрывок из неё я опубликовал в статье о земельных реформах Ак- Коюнлу (послана Вам). В 1489 году описывается как Якуб, уходит на кишлаг на север, спасаясь от чумы в Тавризе».

Минорский интересовался географическим положением ряда историических топонимов: «… Он переходит Аракс у Бергюшета, а далее идет через подножье горы, которая возвышается в лесу посреди кышлага. Дараглы есть к северо-востоку от Шуши, но возможно, что просто отселок от другого какого-нибудь Дараглы. Что касается Кара-агач, что я по карте нашёл лишь зимовье этого имени на Шамхорской реке, километров 25 к западу от Гянджи. Гора поблизости его названа Чутял. Что Якуб стоял здесь отчасти подтверждается тем, что с Кара-агача были посланы подкрепления Халил-бекташу, освободившему Тифлис. Не можете ли сказать, что за место названо совместно с Дараглы, а также известно ли и Дараглы?».

В ответном письме академик А.Ализаде высказал своё мнение по поводу этих названий, о чем Владимир Минорский искренне его поблагодарил 15 апреля того же года: «Благодарю Вас за любезный ответ по поводу Кара-агач. Самый интерес в самом гышлаге, где произошло столько событий: смерть султанши, принца Юсуфа, Якуба, бой после смерти Якуба. В Гулистан-и Ирем говорится, что Джунейд был убит около Гапца и перенесён в Хазра. В 30- х годах я читал в Известиях, что мавзолей Джунейда был найден».

Как видно из писем, Владимир Минорский прекрасно был осведомлен об истории Азербайджана конца XV – начала XVI веков.

Также Владимир Минорский сообщает некоторые данные о вожде народного восстания VIII века – Бабеке: «Вам будет интересно, что по моей просьбе в Персии разыскано место, где был центр Бабека. Пока мне сообщают, что место лежит на запад от Кара-су недалеко от Хомарлу, близ Меше-паре».

По этому поводу Саид Нафиси (1895-1966) писал следующее: «Родина Бабека граничила на юге с Ардебилем и Марандом, на востоке с Каспийским морем, Шемахой и Ширваном, на севере с Муганской равниной и рекой Аракс, а на западе с Нахичеваном. Место, где жил Бабек, находилось в северной части горы Савалон».

Как указывает З.Буниятов, что с помощью первоисточников удалось локализовать столицу «страны Бабека» крепость Базз. Далее З. Буниятов пишет, что с этим выводом также согласен В.Ф.Минорский. Центром движения хуррамитов был азербайджанский город-крепость Базз, расположенный к северо-западу от Ардебиля, в Гарадаге.

Владимир Минорский хорошо владел азербайджанским языком. Учёный, разменявший девятый десяток, в ответ на поздравление академика А.Ализаде c юбилеем (85-летием), написал ответ в виде стиха на азербайджанском языке.

Минорский поражался широким знаниям азербайджанских историков и востоковедов. Он часто в письмах спрашивал А.Ализаде: «Не появилось ли в Баку чего для меня интересного. На днях вновь заглядывал в Вашу «Социально-экономическая и политическая история Азербайджана в XIII-XIV вв.». Вот несколько беглых заметок: 1.Очень важно в интересах критирования упрощать громоздкость заглавий книг и статей. Я бы решился переставить История Азербайджана в XIII-XIV вв. (точка). Социально – экономическое и политическое исследование (точка). 2.Главу о политической истории, как общее фактическое обрамление я переставил бы на первое место. 3.Очень полезен Ваш анализ податной системы. Я тотчас процитирую Вам…в переиздании моей статьи о союргале. Есть ли в Баку Энциклопедия Ислама (первое издание). Второе издание очень медленно движется. В нем, конечно, есть поправки, но состав сотрудников совсем не того качества. Вместо В.Бартольда пишут разные компиляторы новички».

Жизнь выдающегося учёного, историка и основателя азербайджанской нумизматики Евгения Пахомова интересовала Владимира Минорского: «Выбран ли уже Е.Пахомов в Вашу Академию? Надеюсь, что юбилей почтенного Е.Пахомова прошел тепло. Радуюсь чести, оказанной Е.Пахомову, он достойнейший кандидат (незадолго до этого Е.Пахомов был избран в Президиум АН). Очень жалко, что с Е.Пахомовым удалось в Москве обменяться лишь рукопожатием».

Е.Пахомов

Учёный интересовался научными процессами и в Институте Истории Азербайджана, в том числе публикациями его сотрудников: «Посылаю Вам оттиск моей последней статьи о хазарах. Может, полезно было бы перевести, так как разжевывать книгу Дэнлопа не очень легко. Ели увидите Пахомова, скажите, что напишу попозже, иншалла, чтобы поблагодарить его за статьи Эфендиева. Но вообще, не выходило ли еще томов Т.И.И., могущих меня интересовать? Здесь их достать нельзя. Не выходило ли в Баку еще чего интересного для меня? Как развивается Ваш Институт? Не отойдет ли к нему часть Истории? Кто Ваши сотрудники? Мы сейчас заняты корректурами английского перевода Трактата Кази Ахмеда о каллиграфах и т.д. Мы перевели предисловие Б.Заходера, но текст мой (по трем рукописям) много дополнен. Вы как-то спрашивали о рукописях Дастур аль-катиб Мухаммеда ибн Хиндишаха. Вот бы Вы издали этот важный источник. Не давайте перехватывать этой важной работы вполне соответствующей задачам вашей Академии».

История государства Сефевидов, в частности взаимоотношения сефевидских шахов с султанами Османской империи затрагиваются в переписке за 15 декабря 1957 года: «Только что вышла и другая моя статья, где я разбираю османско-туркменские (османо-сефевидские – С.Г.) отношения при начале Сефевидов. Я считаю, что когда османлы вернулись на Восток в Анатолию, они слишком привыкли распоряжаться среди сербов, болгар и греков, и кроме того, включили в свою армию и администрацию массы христиан, обращенных в Ислам. Все это не могло нравиться малоазиатским туркменам, привыкших к старому племенному устройству, и не хотевших жить под палкой нового централизованного государства. Вот почему Сефевиды и могли их сплачивать, сперва просто как шейхи, а со времен Джунейда и на крайней шиитской платформе».

Владимир Минорский продолжал заниматься, как и прежде, изысканиями, переводами и публикациями. Он разыскивал все новые труды, в том числе из неопубликованных трудов, а именно средневековые рукописи, некоторые извлекал из Британского музея.

Кроме того, изучение средневекового периода истории Азербайджана является непременным условием правильного познания истории Азербайджана в новое, а, следовательно, и в новейшее время. Обращает на себя широта источниковедческой базы, использованная автором.

Владимир Минорский искренне благодарил научную общественность Азербайджана: «Я хочу, – написал он 12 апреля 1961 года в авторском предисловии к русскому изданию «Истории Ширвана и Дербенда», – чтобы в своем новом виде книга служила воспоминанием о том радушии, которое мы с моей женой и помощницей встретили со стороны местных востоковедов при незабываемом для нас посещения Баку в конце августа 1960 года».

Труды Владимира Фёдоровича Минорского являются без сомнения, одними из наиболее важных научных трудов в исторической науке Азербайджана.

Благодаря трудам профессора Минорского стало возможным связать воедино различные вопросы общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни Азербайджана периода средневековья, раскрыть остававшиеся неизвестными и малоизвестными аспекты истории азербайджанского народа.

По архивным материалам Музея Истории Азербайджана