Из истории ковроткачества Ширвана


А.Садыгова

Ширванская зона Азербайджана – одна из самых древних зон ковроткачества. Здесь веками создавались многочисленные образцы ковровых изделий, отличающихся оригинальностью композиций, цвета и орнамента.

Сведения о ткачестве данной зоны мы можем почерпнуть из исторических источников. В «Худуд ал-алам» (982 г.) отмечается, что производство шерстяных тканей и ковров, славящихся во всем мире, происходит из трех областей – Ширвана, Хурсана и Лайзана, т.е. в из Шемахи, Баку, Губы, Конахкенда, Лахиджа и др. Здесь же отмечается, что предметами вывоза служили также изделия ремесленников, состоящие главным образом из шелка-сырца и шелковых тканей, ковров, ковровых изделий, покрывал из городов Ширвана.

В анонимной рукописи X в. приводятся сведения о выделке различного рода махфури – ворсистых ковров, паласов в областях Ширвана и Хурсана (зона, куда входили Губа и Апшерон с Баку).

В источнике ХШ в. «Аджа иб ад-дуниа» упоминаются ковры зили и хорошие носки (джурабы) в Абхазе – в городе и местности в районе современной Губы. До наших дней сохранился ворсовый ковер Куба-Ширванской группы, типа Ширван, имеющий геометрический орнамент. Ковер этот датируется XIII-ХIV вв.

Английский путешественник Д.Декат посетивший Ширван в 70-е годы XVI века писал, “что нет такого человека, даже из самых простых, который не сидел бы на ковре, хорошем или плохом. Весь дом, или вся комната, в котором они сидят, устлана коврами“. Другой путешественник, А.Шарден отмечал, что деревенские ковроткачи арендную плату за пользование шахскими землями вносили коврами.

Изображения ширванских ковров также можно видеть на картинах выдающихся художников эпохи Возрождения. Данный факт свидетельствует не только о существовании торговых связей между Ширваном и европейскими странами, но также о широкой популярности ковров данной зоны в Европе. Вывоз ковров из Ширвана и Аррана в страны Западной Европы в большом количестве отмечается в XV в.

Как отмечала в своих трудах историк С.Ашурбейли, купцы из Хазарии, Руси, Ирана, Византии и далеких стран Востока – Индии, Китая, Ирака, Сирии – приезжали в города Ширвана и в обмен на свой товар вывозили… изделия ремесленников, состоящие, главным образом, из шелка-сырца и шелковых тканей, изготовляемых в Шемахе и окрестных ее селениях, шерстяных тканей, ковров, ковровых изделий, покрывал из городов Ширвана.

Следует отметить, что Ширванская ковровая школа веками развивалась как самостоятельная локальная школа и здесь ковры ткались по четырем направлениям, т.е., среди скотоводов, в деревнях, среди городских жителей и, наконец, во дворце. Естественно, ковры каждого направления отличались друг от друга, как по технологии, так и по художественному оформлению. Для успешного развития ковроткачества Ширвана были все условия – благоприятное географическое месторасположение, природные условия, положительно влиявшие на хозяйственный быт.

Ковер стал неотъемлемой частью культуры Ширвана, в узорах ковра нашли свое отражение мифологические, культово-магические представления жителей региона. Войлоки, паласы, килимы, зили, верни, шадда, джеджимы, сумахи, ворсовые ковры и бытовые предметы, сделанные из ковровой ткани – чувалы, мафраши, хейба, хурджуны, надседельники, занавеси, попоны, оркяны, – играли в повседневной жизни жителя гор и равнин огромную роль.

Все эти изделия покрывались геометрическими элементами, в основном связанные с древними верованиями, такими как тотемизм, анимизм и шаманизм. Красный цвет и его разные оттенки были главными в этих изделиях и символизировали солнце.

Ширванские равнины привлекали и скотоводческие племена из Средней Азии. Социальные условия жизни кочевых скотоводов, характеризующиеся повышенной степенью контактности, способствовали сложению племенной организации. Каждое племя имело свою атрибутику, отличительные знаки, которые нашли свое отражение в коврах.

Ворсовый ковер “Шильян”. Ширванская школа.

Если коврам скотоводов были присущи геометричность, родовые и племенные знаки, тамги, знаки, определяемые древними верованиями и обрядами, вошедшие в ковер в качестве основного элемента, отсутствие растительных моментов и единичные зооморфные мотивы, стилизованные и предельно обобщенные, то в коврах земледельцев рядом со строго соблюдаемым каноном, сохраняющимся в орнаменте, становится возможным и включение элементов, рожденных фантазией автора. Так возникли многочисленные изображения различных животных, в поле ковра вторгались и растительные мотивы.

В городских коврах в отличие от двух предыдущих направлений, в композиции выделялась бордюрная часть. Она становилась более самостоятельной. Узоры городских ковров Ширвана, прежде всего его столицы, Шемахи, генетически связаны с узорами ковров Герата, Тебриза, Мириш, Ардебиля, что говорит о культурных взаимовлияниях средневековых городов Востока.

Для городских ковров был характерен абстрагированный растительный декор, идея которого символизировала красоту божественного творения. Шемахинские мастера не копировали образцы иногородних ковров, отдавая предпочтение собственной декоративной интерпретации; в результате возникали оригинальные композиции, прототип которых узнавался с трудом.

В свою очередь дворцовые ковры Ширвана по своему художественному оформлению отличались высокими техническими качествами, в основном ткались из шелковых, шерстяных, золотых и серебряных нитей нередко с применением драгоценных камней.

История дворцовых ковров связана с городской культурой, а самое главное с историей создания государства Ширваншахов. Государство Ширваншахов являлось одним из крупных средневековых феодальных государств, и о нем было известно, как в Закавказье, так и на Ближнем Востоке. Городское ремесленное производство составляло одно из ведущих отраслей экономики. В Ширване производились шелковые ковры тонкой выделки и не исключено, что у Ширваншахов имелась дворцовая мастерская, где ковры производились для дворца и дворцовой знати.

В этом отношении представляет интерес сведение Абу-Джафара Табари. Описывая завоевания Азербайджана арабами в середине VII века, он отмечает, что на северо-востоке страны производились отличные ковры. Именно во времена Ширваншахов Мазьядидов в дворцовых мастерских производились шелковые ковры с применением золотых и серебряных нитей, а также драгоценных камней.

Как отмечал азербайджанский эксперт по коврам Лятиф Керимов, что во время правления III государя Омейядов, халифа Гишама Бин Абдул Малика (723-742) в городе Шаме (Сирия-Дамаск) во дворце Гишам Бин Абдул Малика находился большой халы, сотканный из шелка с металлическими нитями, похожий на халы «Бахарыстан» или «Гышлаг» из Медаина (Ктесфона). Этот большой халы, сотканный в Шемахе был видимо захвачен во время арабского нашествия и увезен в Дамаск или преподнесен в дар тогдашнему правителю Гишам Бин Абдул Малику.

Для сравнения – уместно напомнить записи того же арабского историка Табари, который описывая взятие столицы Сасанидов (город Медаин) в 636 г. отмечал, что арабские войска войдя во дворец Сасанидов награбили очень много ценных вещей, дорогого кумача и драгоценных камней. В ковровом хранилище дворца они нашли халы типа диба (из шелка) длиной 300 аршей, и шириной 60 аршей. Этот ковер назывался «земистани». Края этого ковра были затканы зеленым изумрудом, а сам ковер украшен драгоценными камнями.

Побывавший в Шемахе в конце 20-х годов XVI столетия англичанин Томас Герберт писал, что наряды знати и богатых людей значительно отличались. Естественно, дворцовая знать не только одевалась роскошно, они же пользовались дорогими коврами.

Ворсовый ковер “Биджо”. Ширванская школа.

Сведения о Ширванских дворцовых коврах можно почерпнуть из записи английского купца – мореплавателя XVI в. А.Дженкисона: «Я прибыл в город, называемый Шемаха, выше названной страны Гиркании, иначе называемой Ширваном. Я получил приказание явиться к королю, по имени Абдалла Хан. Весь шатер его был покрыт богатыми коврами, а пол был устлан квадратным ковром, сшитым серебром и золотом, на котором были положены две подушки соответственного достоинства».

Исторически сложились несколько орнаментальных композиций ширванских ковров, ставшие со временем классическими. Каждая из этих композиций имеет свое название, связанное с названием села, где традиционно ткалась та или иная композиция, или с названием основного орнамента, используемого в ковре. Например, известный ковер под названием «Ярпаг» назван в связи со стилизованным изображением основного элемента трилистника, заполняющего все серединное поле композиции. Другая композиционная схема, широко используемая в коврах Ширвана, строилась на основе решетчатой структуры, под названием «Бенди-руми».

К коврам с таким построением композиции относятся классические ковры под названием «Шильян», «Хырда- гюлли». Здесь можно встретить затейливые растительные сюжеты, изображения цветов граната. Иногда для достижения большей рельефности использовали диагональную композицию.

Еще один вариант композиций ширванских ковров – ковры с несколькими медальонами, обычно от двух до пяти, располагающихся в один или два ряда. Реже встречались композиции с одним центральным медальоном. К таким композициям можно отнести ковры, под названием «Ширван», «Сандых-гюлли», «Арджиман».

Ковровые орнаменты Ширвана олицетворяли собой мировоззрение местного народа. Например, среди ширванских ковров встречались такие с древними изображениями петроглифов Гобустана. Также отдельные сцены в ширванских коврах идентичны с наскальными изображениями Гобустана – всадник с ловчей птицей на руке (охотничий мотив), сцена ритуального танца (ковер « Мугань»), караван верблюдов (ковер «Мараза») и т.д.

Канонизированные образцы животных и птиц (орла, змеи, петуха, барана, дерева), бывших тотемами у древних жителей Ширвана, окружающие объекты реального мира воплощались в условно-геометрических формах. В медальонные ковры Ширвана ковроделы включали фигуры горного козла, лошади, петуха, барана, сокола, утки, павлина – небесные символы своей мифологии.

Плоскость ковра была для ковроткачихи своеобразной моделью мира, часто соответствующей всей системе мироздания. Ряды треугольников узкой каймы показывали цепи гор, полоски, обрамляющие кайму, «cу», водное пространство, центр ковра олицетворял центр мира.

Одним из основных элементов, олицетворяющих Ширванское ковроткачество, является элемент бута, название которого связано с названиями старинных ковроткацких пунктов – символ божественного солнца, главный символ жизни и счастья. Бута – это росток, бутон. Следовательно, он олицетворяет растительный мир.

В коврах Ширвана цвет нес в себе, определенную символическую идею. Основным фоновым цветом в коврах Ширвана являлся темно-синий цвет. В связи с этим орнаменты в композициях светлые, яркие и сочные. Бордюрные полосы, под названием «су» и «си-чандиши» в основном ткались черными или белыми.

Таким образом, раскинувшаяся на северо-востоке Азербайджана Ширванская область, славившаяся природными богатствами, явилась родиной многих искусных мастеров- ремесленников. Ковроделие прошло здесь длительный путь развития, начиная с периода раннего средневековья, и оказало немаловажное влияние на народные промыслы соседних стран.

В то же время, на протяжении многих веков шло становление Ширванской школы ковроткачества, отличающееся стилистическими, композиционными и декоративными особенностями. Ковры Ширвана, отразившие в себе самобытность и красоту данного региона, представляют собой историко-культурную и художественную ценность.

По материалам науч. конференции “Путешествие из современного Азербайджана в историческое государство Ширваншахов”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.