Женщины Карабахской войны: Гюльтекин Аскерова


Отправляясь на Карабахскую войну, лейтенант медицинской службы, врач Гюльтекин Мелик гызы Аскерова, знала, как нелегко придется ее единственной дочке Амине. Как ни отговаривали ее мать Рафига, сестры Арзу, Набат, Кифаят, девушка оставалась непреклонной.

“Понимаешь, мама, я нужна там”, – повторяла Гюльтекин. Она думала о бойцах, нуждающихся в ее помощи. Ведь сколько жизней спасают врачи и медсестры, оказывая первую помощь раненым прямо на передовой, под пулями.

Гюльтекин родилась в Баку 20 ноября 1960 г. Училась в школе №200, рядом с домом. Училась на “пятерки”, интересовалась всеми предметами. Даже по начальной военной подготовке получала “отлично”. За считанные секунды разбирала и собирала автомат Калашникова. Однажды на уроке шепнула подруге: “У тебя склонности к искусству, а я рождена для автомата”.

Семья Гюльтекин жила в Наримановском районе Баку, возле станции метро “Гянджлик”. Тогда в том районе проживало немало армян и поэтому большинство учеников в школе принадлежали к этой национальности. Гюльтекин никогда не делила одноклассников на своих и чужих, со всеми у нее складывались ровные отношения. В старших классах, в свободное от занятий время, ребята собирались в квартире Гюльтекин. Маленькая хозяйка угощала однокашников самой приготовленными сладостями.

Гюльтекин была талантливой. На уроках по рисованию могла изобразить на бумаге самую сложную часть или деталь предмета, что не под силу остальным. За ночь нарисовала для многих учеников рисунки в альбомы. С детства привыкла помогать нуждающимся. Заведующий Наримановского райотдела образования Шахраманян включил в список представленных к золотой медали учеников фамилии преимущественно армянских ребят. В знак несправедливости Гюльтекин отказалась от золотой медали.

Армяне, дружившие с азербайджанцами, делившие вместе хлеб-соль, вдруг стали врагами, открыто заявили о “своих правах” на чужие земли, напрочь забыв о прежнем добром отношении к ним азербайджанцев. Так случилось, что Гюльтекин бросила вызов врагу и отправилась на фронт. Но это будет чуть позже. Пока в воздухе не пахло войной.

Гюльтекин решила стать врачом и лечить людей. Правда, осуществить давнюю мечту оказалось не так легко. Взяточники-преподаватели отсеивали знающих абитуриентов, зачисляли в вуз сынков и дочерей богатых родителей, не выделявшихся особыми знаниями. Наконец, Гюльтекин успешно преодолела эти барьеры и добилась своего. Студенческая жизнь целеустремленной девушки проходила в напряженном ритме – семинарские занятия, экзамены, зачеты, библиотеки… Гюльтекин училась на лечебно-профилактическом факультете, одновременно работала медсестрой в госпитале.

Спустя некоторое время в дом Гюльтекин пришли сваты. Поначалу мать не хотела опасалась выдать дочь за районского парня, но не устояла перед чувствами молодых… Через год родилась Амина. Появление пухленькой черноглазой красавицы подарило радость молодой семье. Студентка Гюльтекин стала матерью, забот прибавилось. Не хватало денег, приходилось часто менять квартиры. Гюльтекин терпела все – отсутствие роскоши, комфорта, своей крыши над головой. Узнав об измене мужа, не выдержала, и рассталась с отцом Амины.

НЕ МОГЛА БЫТЬ, КАК ВСЕ

Измена мужа не сломила ее, Гюльтекин не поддалась унынию. Закончила мединститут, работала, воспитывала дочку. По ночам, когда Амина спала, оставшись наедине с собой, вспоминала прошлое, незаметно выражала чувства в стихах. Утром рвала их на мелкие кусочки.

В страшные январские дни 1990 г. она работала на центральной станции неотложной медицинской помощи. Когда отважные сыны Азербайджана погибали под гусеницами советских танков, Гюльтекин помогала раненым. Улицы и площади родного Баку никогда не видели столько крови, валявшихся под ногами пустых гильз. С медицинской сумкой на плечах. Гюльтекин отвозила раненых в больницы, доставляла трупы в морги.

Она мечтала об аспирантуре, защите диссертации, мечтала стать ученым. Гюльтекин была хорошим специалистом, постоянно следила за новостями медицины, пыталась применить на практике полученные знания. Работая в урологической клинике академика Дж.Джавадзаде, обменялась опытом с коллегами.

Это было время, когда армяне с истошными воплями “Карабах – наш”, стали открыто претендовать на азербайджанские земли, проводить акции протеста.

В этот суровый период истории азербайджанские населенные пункты в окрестностях Шуши подвергались беспрерывным обстрелам. Развязанная вероломными соседями война в Карабахе расширяла свои границы. Сформированные отряды начали решительную борьбу с врагом. Национальная армия делала первые шаги. Именно в эти дни еще один врач спешил на передовую, чтобы стать опорой и поддержкой солдат. Этим врачом была Гюльтекин.

ЗАКАТ ШУШИ

Ранее ей не доводилось бывать в Шуше – городе, символизирующем непокоренность. Гюльтекин родилась в Баку и поэтому не смогла побывать на родине отца, уроженца села Абдал Гюлаблы Агдамского района. А теперь, надо же, стала свидетельницей тяжелых дней Шуши. Гюльтекин стала еще одним защитником города – крепости. Смелый врач изъявила желание сражаться в батальоне Рамиза Ганбарова. Она знала Рамиза, как одного из видных представителей народного движения. Однако ей посоветовали поработать врачом в Шушинском госпитале.

Еще за 10 дней до сдачи города Гюльтекин направилась в прокуратуру. Там речь шла об организации защиты Шуши. Она рассказала о том, что около 120 боевых машин противника подошли к крепости.

Хотя на дворе стояла весна, над Шушой сгущались хмурые тучи, как это обычно бывает осенью. Не радовали привычной красой сады и склоны отвесных гор. Грабежи и убийства, бандитские пули разрушили неповторимый наряд Шуши. Джыдырская равнина оплакивала погибших защитников города-крепости. Было время, когда богатыри здесь соревновались в мастерстве верховой езды, теперь знаменитая местность превратилась в кладбище шехидов. Не счесть числа могил, появившихся тут за короткое время. Здесь же был похоронен и храбрый Рамиз, погибший в боях за родной город.

Перестрелки не прекращались, население страдало от внезапных нападений, провокаций. Людей в городе становилось все меньше. Мирное население спешно покидало Шушу на вертолетах и грузовиках, наступали тяжелые времена. Гюльтекин чувствовала грядущую беду, мороз пробегал по коже, видя пустующие села. Душа болела от этой жуткой картины. В неизвестном направлении исчезли из Шуши 5 танков, 4 установки “Град”, 12 БМП, 10 БТР, артиллерийские орудия и гаубицы. Поступил приказ об эвакуации раненых из госпиталя. 8 мая на вершинах гор Кире и Гырхгыз шли кровопролитные бои.

Гюльтекин так сильно привязалась к Шуше, что даже и не думала оставить этот город. Военный доктор покидала осажденный город одной из последних.

Грохот вражеских танков доносился все ближе. Вне себя от гнева, Гюльтекин вышла из госпиталя, побежала в сторону Джыдырской равнины, на ходу вытирая слезы. Пришла в только что заложенный Шехидляр хиябаны (аллея шехидов), постояла над могилами, на которых еще не были установлены надгробные плиты. Внимательно огляделась вокруг. Нашла поблизости лопату, выравнила землю на свежих могилах… Очень торопилась, сняла с могил фото Рамиза Ганбарова и его однополчан, аккуратно собрала их вместе. Постаралась как можно тщательно замаскировать священное место.

Машина “скорой помощи” въехала на Джыдырскую равнину и остановилась возле Гюльтекин. Вышедшие из госпиталя последними, товарищи забрали Гюльтекин, покинули город… Вначале приехали в Лачин, оттуда – в Баку. Через несколько дней после падения Шуши в бакинском Шехидляр хиябаны появилась еще одна надгробная плита – на символической могиле Рамиза Ганбарова.

В госпитале села Махрызлы Агдамского района Гюльтекин приняли как родную. С первых дней она завоевала доверие коллег и раненых дружелюбием, заботливостью и скромностью. Ее называли Гюльтекин Шуши, потому что ее боевой путь начался в Шуше, название этого города не сходило с ее уст. Она всегда стремилась на передовую. Подняла на ноги немало раненых в боях за Гюлаблы, Аранземин, Пирджамал… Гюльтекин не ограничивалась работой в госпитале, вытаскивала с передовой раненых из-под смертельного огня.

В июне 1992 г. начались ожесточенные сражения за село Нахичеваник. 12 июня доставили труп доктора Низами, 16-го погиб врач Мухтар, подобно молнии пронеслась весть о гибели смелого тележурналиста Чингиза Мустафаева. Смерть славных сынов Азербайджана потрясла Гюльтекин, она не находила себе места, даже медсестры не смогли утешить военврача Аскерову.

АРАНЗЕМИН В КРОВИ

В Аранземине кровь текла рекой. Высоту перед этим селом армяне давно превратили в осиное гнездо. Закрепившись на труднодоступной местности, армяне обстреливали Нахичеваник. С санитарной сумкой за плечами, Гюльтекин поднималась на возвышенность. Недалеко от позиций азербайджанских войск нашла укрытие и притаилась. Бой не утихал, обе стороны несли тяжелые потери. Худощавая девушка в военной форме, оставив свой “передвижной госпиталь”, под градом снарядов ползла к раненым. Вынесла одного, второго… Бросилась на помощь третьему бойцу.

Бой разгорался с новой силой. Азербайджанские солдаты упорно поднимались на высоту, чтобы заставить замолчать вражеские орудия и пулеметы, нацеленные на Агдам. Много в те дни оборвалось молодых жизней, отцы и матери потеряли сынов, стали сиротами малыши, лишились женихов и мужей невесты и жены.

Гюльтекин была занята ранеными, иногда открывала огонь по врагу. Армянский стрелок засек Гюльтекин, он не мог не заметить отличительный знак врача санбата и выстрелил в ее сторону из гранатомета. Увидев раненого военврача, на помощь поспешили старшина Рахиль Алиев и рядовой Мехман Гусейнов.

Но армянский стрелок не хотел упускать добычу, открыл огонь и убил Мехмана, Рахиль получил тяжелое ранение. Командир Алибайрамлинской роты Джавад Гусейнов вместе с земляком Нариманом Манафовым и бойцом из третьей роты вынесли тела с передовой.

Командир Джавад Гусейнов рассказывал, что трудно было сдержать слезы, глядя на убитую Гюльтекин. Героическая смерть военврача Аскеровой потрясла всех.

Доблесть и мужество на поле брани бесстрашной защитницы Родины снял на видеокамеру журналист из Вильнюса Ричардас Лапайтис. После возвращения на Родину, в литовской печати он выступил с серией статей, посвященных отважному азербайджанскому медику. Лапайтис в своих материалах правдиво отобразил борьбу азербайджанского народа за территориальную целостность республики, за это подвергался давлению армянскими националистами.

20 ноября 1993 г., Указом президента Азербайджана, за защиту суверенитета и территориальной целостности республики, спасение раненых бойцов и проявленные при этом личные отвагу и героизм Гюльтекин Аскеровой посмертно присвоено звание Национального героя Азербайджана.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.