Тайны Баку: Лютеранская кирха

luteransk-kirxa-baku

О.БУЛАНОВА

Баку, как известно, город интернациональный. И толерантный в вопросах веры. А это подразумевает наличие храмов совершенно разных конфессий. В их числе есть и Церковь Спасителя или Лютеранская кирха.

Построен этот храм был в XIX в. для бакинских лютеран. Но прежде чем мы расскажем его историю, имеет смысл выяснить, как же появились в Баку лютеране.

Первые переселенцы из Германии прибыли в Азербайджан в начале XIX в. В то время в Германии происходили политические и религиозные беспорядки, имели место суеверия, что в Европе приближается конец света и спасение можно найти лишь на Востоке. Наиболее религиозное население устремилось в Россию и на Кавказ, где собиралось основать Новый Иерусалим и ожидать Второго пришествия Христа.

Известен факт, что “Базельское Евангелическое общество” обращалось к российскому императору с просьбой “разрешить основать в Закавказье немецкие колонии из благочестивых семейств…”.

Сначала переселенцы прибыли в Грузию, оттуда – на плодородные земли вокруг Гянджи. В 1819 г. вюртембергскими колонистами в Азербайджане было основано первое немецкое поселение Еленендорф (Ханлар), а в 40 км от него – Анненфельд (Шамкир).

К 1822 г. в восьми колониях жило 5 тысяч немецких колонистов. К слову сказать, с ними у Азербайджана никогда не было проблем: это были очень трудолюбивые, дружелюбные и талантливые люди.

Чуть позже к первой волне присоединились немецкие нефтепромышленники. Так, постепенно складывалась немецкая лютеранская община в Азербайджане, немало привнесшая в культуру и архитектуру Баку и других городов.

В Баку лютеранская община была образована в 1870 г. В 1873 г. вместе с Робертом Нобелем появились лютеране-шведы. В середине 70-х гг. XIX в. бакинские лютеране собирались в переулке, получившем название Лютеранского (позже пер. Лермонтова).

К тому времени в других городах Азербайджана лютеранские храмы были уже построены. Они, конечно, были по виду скромными, не повторяли роскошных соборов “пламенеющей готики” оставленной родины, но их отличала простота и выразительность образного решения, удачный выбор места постройки.

9 марта 1877 г. Бакинский губернатор В.М. Позень разрешил бакинским лютеранам провести выборы председателя и членов церковного совета для постройки кирхи и начальной школы. Разрешение было выдано на основе “благосклонного соизволения Его Императорского Высочества Наместника на Кавказе князя Михаила”.

В Совет в том числе вошли известный на весь город аптекарь Карл Эйхлер, Рихард Зорге (отец будущего разведчика Рихарда Зорге), владелец механического завода и изобретатель Отто Ленц и др.

В 1879 г. Совет обращается с прошением выделить какой-нибудь участок для строительства. Например, на Восточной части Татарского кладбища (около дома “Монолит” и выше). Ведь захоронения там прекратились уже в 1859 г. Однако общине было отказано – в этом месте согласно генеральному плану развития Баку 1878 г. предполагалось построить ремесленные ряды и что-то типа рынка для сельхозпродуктов из районов.

30 ноября 1885 г. Бакинская городская Дума постановила “выделить Лютеранскому обществу, включая в него все нации этого вероисповедания, какие есть в городе, под постройку молитвенного дома и школы на Телефонной улице близ Завода Масумовой и Мельницы Вермишева участок земли в 1400 кв. саженей”.

16 августа 1886 г. был утвержден проект пастората и школы. Он был разработан архитектором лютеранского вероисповедания Иваном Васильевичем Эделем. Однако проект этот осуществлен не был. Возможно, все дело в элементарном отсутствии у лютеранской общины средств, а их для постройки требовалось немало.

Поэтому было решено построить вдоль Суpаханской улицы (позднее Диляры Алиевой) одноэтажное каменное здание – для молитвенного дома и несколько классов школы. Проект разработал талантливый 24-летний архитектор Адольф Эйхлеp, племянник члена совета Карла Эйхлера.

Здание было небольшим для почти девятитысячной лютеранской общины Бакинской губернии, но оно было уже своим. В последующие годы оно подверглось перестройке, а после Октябрьского переворота там организовали детский сад.

6 марта 1894 г. тем же самым Эйхлеpом на утверждение собрания общины был представлен проект кирхи, и 14 марта 1896 г. Министерство внутренних дел Российской империи разрешил постройку. Таким образом, от прошения до постройки прошло целых 14 лет.

На радостях община даже забыла получить в городской управе акт укрепления на передачу участка в собственность и только через 24 года об этом вспомнила.

Члены общины попросили Эйхлера сделать бакинскую кирху похожей на Еленендоpфскую, однако архитектор не пожелал копировать чужое творение – у него хватало собственной фантазии и имелся уже сложившийся творческий почерк.

Бакинскую кирху он создал в лучших традициях немецкой готики. Правда, строительство кирхи стало единственной крупной работой Эйхлера, в 1911 г. по невыясненным причинам застрелившегося.

Существует мнение, что Эйхлера вдохновила церковь св. Елизаветы в Марбурге либо Евангелическо-лютеpанская церковь Св. Марии в Саратове. Но это не так – достаточно сравнить три здания и понять, что выполнены они в совершенно разном ключе, хоть и в одном стиле. Роднят их только однобашенная композиция, стройные пропорции и четкое членение основных частей сооружения.

Торжественная закладка первого камня произошла 21 марта 1896 г. Для участия в мероприятии официально прибыл и Эммануэль Hобель. Во время закладки было оглашено и название нового храма – церковь Спасителя. Осуществлял дальнейшее строительство инженер А.Лотер. Строился храм исключительно на пожертвования прихожан, включая товарищество братьев Нобель, и обошлась в 70 тыс. руб.

24 июня 1898 г. на шпиль кирхи был водружен изящный позолоченный крест весом в 213 кг и стоимостью в 15 тыс. руб., изготовленный на деньги Бруно Дебура, брата председателя лютеранской общины Льва Дебура.

В начале 1899 г. были установлены церковные колокола и орган. Церемония освящения, собравшая около тысячи зрителей, состоялась 14 марта 1899 г. Любопытно, что первый концерт органной музыки, на котором прозвучали сочинения Иоганна Себастьяна Баха, состоялся в кирхе уже в 1900 г. Впоследствии церковные концерты стали традиционными и продолжались вплоть до 1928 г.

Когда к власти пришли большевики, они стали избавляться от “буржуазного наследия”, в том числе и от храмов. Была снесена Биби-Эйбатская мечеть, взорван Александро-Невской собор и другие храмы.

Кирха также была в “черных списках” на слом в страшных 30-х гг. Но уцелела. Почему? Любопытно, что помогли в этом большевики. Точнее, один большевик – Сергей Киров. Еще точнее, памятник Кирову.

Первый секретарь ЦК Компартии АзССР Сергей Киров в 1934 г. был убит. Но революция даже если и пожирала своих детей, в долгу не оставалась: обеспечивала им “светлую память”, иными словами, активно занималась мифотворчеством.

Одной из сторон такой политики было создание памятников убиенным. Вот и память Кирова решили увековечить. Поэтому скульптор Пинхос Сабсай получил заказ на возведение памятника Кирову в Баку. Огромного памятника.

Но где его делать? Никакой мастерской с очень высокими потолками предусмотрено не было, поэтому Сабсай попросил предоставить ему в качестве мастерской кирху, в которой к тому времени разместили Союз кожевников. Вполне возможно, что Сабсай преследовал две цели: и памятник сваять, и кирху сохранить, ведь решение о ее сносе к тому времени уже было принято. Но Сабсай – это имя, это репутация, и он получил добро.

Кирха осталась “жива”, девятиметровый памятник Кирову с постаментом чуть ли не в два раза больше в 1939 г. был создан, решение о сносе кирхи как-то забылось, потому что после Сабсая там стали трудиться другие скульпторы. Так лютеранский храм избежал участи храмов других конфессий, в том числе прекрасного польского католического собора Св. Марии.

И коль уж мы затронули тему памятника Кирову, стоит обратить внимание на довольно значимый факт в истории азербайджанской скульптуры. В работе Сабсаю необходимы были помощники, и он привлек к созданию памятника группу молодых, подающих надежды скульпторов.

В их числе была Зивяр Мамедова. Она происходила из семьи Наджафгулу Тагиева, вместе со своим двоюродным братом Агагусейном Тагиевым владевшего несколькими крупными домами в Баку. Но самое любопытное то, что З.Мамедова была первой в Азербайджане женщиной, которая занялась чисто мужским (как тогда считалось) делом – скульптурой. Она участвовала в исполнении барельефа, опоясывавшего пьедестал памятника.

В художественных мастерских в здании кирхи получил первые практические навыки и талантливый сын З.Мамедовой, позднее прославленный скульптор, народный художник Азербайджана, лауреат Госпремии СССР и Азербайджана, член-корреспондент Академии художеств РФ Токай Мамедов.

Что же касается лютеранской общины, то в 1936 г. советская власть ее ликвидировала. 9 сентября 1937 г. последнего пастора бакинской кирхи Пауля Хамберга арестовали как участника “шпионско-фашистской организации, действующей под прикрытием лютеранской общины”. 1 ноября 1937 г. он и семь членов общины были расстреляны. Лютеранская община возобновила в Баку свою деятельность лишь в 1994 г.

А кирху отреставрировали, с помощью посольства Германии в Азербайджане и немецкой фирмой “Wintershal”.

Из серии «Тайны Баку»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.