Матросов бросали прямо в пролив: ‘Кровавое воскресенье’ Турции глазами бакинца (1969 г.)


Заслуженный журналист Азербайджана Азад Шарифов (1930-2009) за свою карьеру успел поработать в газете «Молодежь Азербайджана», «Физкультурник Азербайджана».

Шарифов также работал в Москве в ЦК ВЛКСМ в секторе печати, затем заместителем главного редактора журнала «Вокруг света». Был корреспондентом газеты «Известия» по Турции, Ирану и Афганистану. В 1969 году А.Шарифов стал заведующим отделом культуры ЦК КП Азербайджана. Он также занимал должность директора «Азеринформ».

В одной из своих книг, Шарифов рассказал о поездке в Турцию во второй половине 1960-х (1965—1969 гг.). В Стамбул А.Шарифа послали вместе с группой советских артистов. В Турции это был «первый концерт советских артистов после холодной войны», как писал журналист.

В данном материале – воспоминания А.Шарифова о “кровавом воскресенье” в Турции – событих связанных с прибытием и квартированием 6-го флота США в Турции в 1960-х годах. Прибытие 6-го флота США в Стамбул в 1967—1969 годах встретило массовое сопротивление как среди левонастроенной молодежи, так и среди обычного населения.

**********

В начале феврале 1968 года в Стамбул с очередным визитом дружбы прибыла группа кораблей 6-го американского флоте, дислоцированного в Средиземном море. Визит возглавил флагман-авианосец «Форрестол».

Следующим утром я на стареньком пароме пересекал Босфор, переправляясь с азиатского берега на европейский. Мы медленно шли мимо стальной громады. Пассажиры хмуро смотрели на серые «утюги», загромоздившие пролив.

Когда наш паром подошел к причалу, неподалеку от дворца «Долма бахче», я не узнал набережную. Еще накануне, 22 молодежных и студенческих организаций Турции направили правительству протест, потребовав запретить американским военным кораблям посещать стамбульский рейд. Молодежь дала клятву не допустить американских матросов в город. В ответ власти стянули в Стамбул несколько тысяч жандармов и полицейских со всей страны.

И вот в это утро вся набережная была заполнена толпами студентов, вышедших на демонстрацию протеста под лозунгом «6-й флот, убирайся домой!». Настроение в городе было такое, что даже падкие на доллары хозяева отелей и увеселительных заведений на Бейоглу тоже присоединились к бойкоту. Вечером в городе состоялась демонстрация стамбульских женщин и девушек, которые несли огромный плакат: «Турция — не публичный дом США!». Целую неделю простояли на рейде корабли 6-го флота, и ни разу за эти дни ни один американский моряк так и не решился выйти на берег, памятуя печальный опыт летних стычек со студентами когда в ответ на попытку матросов высадиться на берег их стали выбрасывать обратно в пролив.

В день окончания визита, в воскресенье, которое теперь в Турции называют «кровавое воскресенье», несколько тысяч юношей и девушек, представители 48 студенческих и рабочих организаций, с разрешения губернатора собрались на центральной площади Таксим на митинг. К площади предусмотрительно стянули несколько сот полицейских.

В самый разгар митинга, по чьей-то команде, из близлежащих мечетей, на площадь устремились отряды фашистских молодчиков, набранные в стамбульских притонах. Как свидетельствует пресса, их было больше двадцати тысяч. Легко «прорвав» полицейские цепи, бандиты, вооруженные пистолетами,, ножами, кастетами и самодельными бомбами, набросились на студентов и рабочих. В один миг площадь превратилась в арену зверского избиения мирной демонстрации. Заодно шла охота и за журналистами. Полиция и жандармы молча наблюдали за побоищем.

Над городом кружил вертолет, поднявшийся с одного из американских кораблей. Свыше двухсот студентов оказались на больничной койке, несколько человек погибло. Бандитам дали возможность уйти безнаказанными. Всю ночь, под лучами прожекторов, с площади смывали кровь пожарными брандспойтами. На рассвете, американские корабли покинули Стамбул, так и не высадив на берег ни одного матроса, зато оставив за собой сотни раненых, десятки арестованных студенческих и молодежных лидеров.

— Чем объяснить такой размах антиамериканизма в Турции? — спросил меня мой собеседник, известный стамбульский журналист.

Мы медленно шли с ним по Галатскому мосту, переходя на другой берег бухты Золотой Рог, в старую часть города. Прямо передо мной, густыми и тесными этажами поднимались вверх дома, заставленные мечетями с уткнувшимися в небо остриями минаретов.

— Вы помните дело сенатора Тунчканата?
— Да, конечно, я хорошо знаю эту историю, н0 чем она закончилась?..

…Это было летом 1966 года. Анкара изнывала от жары. Наступали последние работы меджлиса. В такие дни зал заседания обычно пустовал. Депутаты и сенаторы, да и журналисты все время проводили в прохладных холлах. В этот день приехав в меджлис, я удивился оживленности и даже нервозности, которая там царила.

— Что случилось? — спйосил я знакомого газетчика. Он отозвал меня в сторону и заговорщицки проговорил. — Пожизненные сенаторы, это бывшие члены Комитета Национального единства, осуществившие военный переворот 27 мая 1960 г. в результате которого был свергнут режим Баяра-Мендереса, кажется, собираются сделать сенсационное заявление, кого-то разоблачить. Шеф оставил мне место на первой полосе.

В полукруглом зале сената негде было повернуться. В отличие от национальной палаты здесь более респектабельно, почти не бывает драк и потасовок. Нет, нет, я не оговорился. Рукопашные дебаты, довольно широко расостранены в медресе. Помню, когда я впервые попал сюда, то по ходу прений по какому-то вопросу два депутата сцепились друг с другом. Я был страшно удивлен этим, но мне объяснили, что бывает и похлеще.

Едва началось заседание, как слово попросил сенатор Хайдар Тунчканат. С высокой трибуны он огласил документы, изобличающие США в ведении шпионажа против Турецкой республики. В зале поднялось что-то неимоверное, все кричали, топали ногами, кто-то рвался на трибуну, неистово стучал молоточком председательствующий, но на него никто не обращал никакого внимания. Из заявления сенатора и из предъявленных им документов, которые произвели впечатление разорвавшейся бомбы, следовало, что в конце декабря 1965 года один американский агент, передал офицеру Эдвину Моргану, который служил в штабе СЕНТО, секретный доклад, свидетельствующий о наглом вмешательстве американцев во внутренние дела Турции. В документе содержалась секретная информация по широкому кругу вопросов н давалась оценка настроений офицерского корпуса.

Морган, в свою очередь, снабдив донесение сопроводительным письмом, направил его военному атташе посольства США в Анкаре полковнику Д. Диксону. Кстати, когда поднялся весь этот шум, полковника уже в Анкаре не было, он ночью срочно покинул турецкую столицу.

Сразу же после заседания сената группа турецких журналистов поехала домой к Моргану. Думая, что это приехали покупатели его машины, американец спокойно пустил их к себе домой. Позже, узнав, кто они, он растерялся и с испуга сказал, что не знает даже полковника Диксона, т. е. своего непосредственного начальника. На другой день сенатор Тунчканат устроил пресс-конференцию, на которой показал многочисленным представителям печати фотокопии документов, в частности секретный доклад американского агента от 28 декабря 1968 г., письмо за подписью Моргана с грифом «сов. секрет-о».

Сенатор показал журналистам также список 50 видных государственных и политических деятелей, депутатов, журналистов и военных, рекомендованный агентом для «нейтрализации».

Когда сенатора спросили, что он думает по поводу того, что некоторые правые газеты пытаются представить это дело как «игру русских», он ответил: «Это смешно, В случае со сбитым американским шпионским самолетом «У-2» они тоже заявили, что это к ним не относится. Однако, позже истина была восстановлена. В настоящее время точно установлен факт шпионажа; Америка использует в Турции своих агентов, на этот раз ЦРУ попалось с поличным и отрицать это бесполезно».

По материалам книги “Чайки над Босфором”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.