Приметы о волосах и стрижке в истории азербайджанского фольклора


Б.Абдулла

Одним из самых интересных и архаических жанров азербайджанского устного народного творчества является сынама (примета).

Как известно, в эпоху первобытного мышления люди были бессильны в поисках понимания природы большинства явлений окружающего мира, в своих попытках обобщить свои наблюдения. Причину трудностей и препятствий, с которыми им приходилось сталкиваться в своей жизни, они выискивали в природе, в различных явлениях и предметах окружавшей их среды, усматривая в малейшем сходстве определенную внутреннюю связь, зависимость.

Сынама, отличающиеся обширным и разнообразным тематическим содержанием, обладают весьма богатыми специфическими особенностями.

Некоторым словам и оборотам речи, обладающим поначалу определенным смысловым содержанием, впоследствии не удалось сохранить их в первоначальном виде.

Обратимся к весьма распространённому поверью: «У наступившего на стриженные волосы заболит голова». Возникновение приведённого суждения, разумеется, также не было случайным. Оно восходит к древнейшим верованиям людей. Любопытно, что данное высказывание далеко от какой бы то ни было региональной ограниченности.

Существует множество мифов, где о волосах человека говорят как о средстве, сохраняющем жизнь людей и даже способным воскресить их после смерти. В древности близкие покойника отрезали или выдергивали волосы на своей голове и оставляли их на теле умершего.

К примеру, Ахиллес, прощаясь с Патроклом, срезает клок волос у себя на голове и кладет его в ладонь мертвому другу. Окружающие же в это время выдёргивает волосы у себя на голове, рассыпая их по трупу Патрокла. Описанное явление наблюдается также в быту у скифов, в жизни древних кавказских народностей.

Обычай рассыпать вырванные с головы волосы по телу умершего существовал и на территории Азербайджана. Совершался он в основном родственницами умершего во время плача и громких причитаний над ним.

Отмеченное здесь явление проникло и сохранилось также в ряде образцов устного поэтического творчества:

Дорогой, разорванный,
На куски разорванный,
Рвет мать свои волосы,
Пока саван шьет тебе.

В небе селезни летят,
Близко так друг к дружке,
Станут, рыдая, волосы рвать,
Матеря сыновей погибших.

То же можно наблюдать и в эпосе «Китабе Деде Коркут». Во второй песне Салор-Казан, дом которого разрушили, видит во сне, что его волосы, распустившись, покрыли его глаза. Это сновидение истолковывается как «забота». А в песне «Удалой Домрул» краснокрылый Азраил, прежде чем отнять жизнь у героя, прилетает к его матери и обращается к ней со словами:

Дашь ли ты мне свою душу,
Или будешь плакать, приговаривая:
Сын мой, удалой Домрул!
Впустишь острые ногти в белое лицо твоё,
Будешь рвать свои чёрные,
Подобные тростнику, волосы, мать!

У многих народов мира существовало поверье о человеческих волосах, согласно которому способность к совершению магических действий у всех существ, являющихся воплощением злых сил, связано якобы с их волосами. Отрезать их – значит лишить тем самым этого злого духа его магической силы. Подобное поверье имело место и в Азербайджане. Его реликты отчётливо прослеживаются в легендах, связанных с мифическими образами «Ал»а («Хал»а).

Однако отчаявшаяся нами особенность относится не только к самой сфере действия злых сил, источники свидетельствуют, что в Древней Греции юноши, достигшие половой зрелости, приносили свои волосы в жертву Аполлону, девушки же – Артемиде – в тот момент, когда над ними совершался обряд бракосочетания.

Этот обычай виде реликтов продолжал сохраняться в быту у большинства народов мира, в том числе и у азербайджанцев. Девушку, готовящуюся стать невестой, отличали от ее подруг по ее волосам, особой челке.

Все это способствовало возникновению среди людей и веры в то, что стрижка волос или их отрезание означает будто бы укорачивание жизни. Вот почему выражения «Сачы кесилмиш» (со остриженными волосами), «сачын кесилсин» (чтобы тебе волосы отрезали), употребляемые в азербайджанском языке в качестве проклятий, требуют своего толкования.

В силу отмеченных здесь поверий люди старались по возможности носить длинные волосы. Отращивание волос шаманами (гамами) и священниками, как показывается в ряде источников, является следствием данного поверья.

Нами уже говорилось о том, что, согласно представлениям древних, сила и мощь злых духов заключались в их волосах. Такое представление исходило из того, что причиняемый людям вред исходил из их же волос, что приписывалось действию злых духов. При этом считалось, что и головная боль возникала якобы в момент беспокойства. Предполагалось частое мытьё, расчёсывание и стрижка волос.

Как сообщает Геродот, правитель Ирана мыл голову лишь один раз в году – в день своего рождения. В некоторых странах, например в Новой Зеландии, для стрижки волос учреждались специальные дни, во время которых устраивались ритуальные церемонии.

В Азербайджане первые волосы ребенка стриглись в день, когда ему исполнялся год от роду. Событие это становилось семейным торжеством. В том случае, если в течение первого года своей жизни ребенок часто болел, родителями давался обед: во имя выздоровления ребенка совершить денежное приношение в размере веса его первых волос.

Очевидно, рассматриваемое явление относится к числу признаков тех воззрений, которые связаны с представлениями древних людей о том, что болезненность младенца следует попытаться уговорить, смилостивить дух, гнездящийся в его волосах, и тем самым изгнать, отдалить от него болезнь.

На постриженные впервые волосы ребенка старались не наступать, не рассыпать их, а подчас родители пытались даже сохранить их. В противном случае они рисковали навлечь на себя гнев духа в волосах ребёнка. Все сказанное и стало непосредственной причиной возникновения поверья о том, что у наступившего на отрезанные волосы заболит голова.

По книге автора “Азербайджанский обрядовый фольклор и его поэтика”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.