О типах земель и землепользовании в Карабахском ханстве


З.Гаджиева

Оправдывая захватническую политику царизма, русские кавказоведы Кунаев, Зелинский, Дубровин, отрицали наличие в азербайджанских ханствах частной земельной собственности, законов и обычаев. С.Зелинский утверждал, что у жителей Гарабагского ханства не было сознания о праве собственности на те земли, которые обрабатывались ими.

В советское время, в Азербайджане отмечали, ссылаясь на высказывание И.Сталина о существовании до октябрьского переворота 1917-го года в большей части Азербайджана, за исключением Баку, первобытных форм полупатриархального-полуфеодального быта, что, якобы, в ханствах, в том числе и Гарабагском, господствовали примитивные полупатриархальные-полуфеодальные производственные отношения.

С другой стороны, исторические факты ясно показывают, что в Гарабаге, как и в других ханствах Азербайджана, преобладали развитые феодальные отношения. В ханстве имелись формы земельной собственности, характерные для завершающего периода развития феодализма.

Большая часть земель Гарабагского ханства находилась в собственности хана. Материальной основой политического могущества хана являлся обширный земельный фонд и оросительные системы. Гарабагскому хану принадлежали огромные участки пахотных земель. Часть их возделывалась с помощью принадлежащей хану тягловой силы, трудом и орудиями производства ранджбаров.

Часть собственности хан передавал своим родственникам, приверженцам и близким людям в пожизненное пользование или в наследственную собственность. Взамен они вместе со своими слугами должны были отбывать воинскую повинность, принимать участие в обороне ханства, управлять населением вверенной им территории. Землевладельцы оставляли себе часть податей и повинностей, собираемых с территории, находящейся в их управлении.

Земли, принадлежащие непосредственно хану и его семье, назывались «халисе». Кроме того, имелись государственные земли – «дивани», которые были наивысшей формой земельной собственности. В действительности же разница между землями дивана (казны) и собственными землями государя (халисе) постепенно исчезла, и обе категории земель стали рассматриваться как земли хана.

В период ликвидации Гарабагского ханства ханской семье принадлежало 130 сел. В них имелось 2264 хозяйства (914 – плательщики податей, 1350 – неплательщики), что составляло 12,20% от их общего количества в ханстве.

Мирза Джамал, долгое время бывший визирем Ибрагимхалил хана, писал: «Помню, как-то однажды считали, сколько у Ибрагимхалил хана пар скота и плугов. Оказалось, что столько же, сколько у всего населения Гарабага вместе взятого; и даже на две пары больше. Весь этот провиант и скотина использовались для нужд армии, дворца, гарема, слуг, служилых и гостей. Кроме этого, хан имел доход от аренды, даров, Гарабагского экспорта и монетного двора, из азербайджанских провинций ему присылали также множество подарков чистокровными конями и деньгами».

Мюльк

Эта форма земельной собственности состояла из земель, отданных ханом бекам, меликам, агаларам, родственникам и другим близким к власти людям. Такие земли можно было покупать, продавать, дарить, завещать, закладывать. Владение мюльком не было связано с несением службы у хана. Не очень распространенной формой мюлька был мюльк-халисе. Наряду с землями, подаренными властелином, мюльк-халисе образовывался в результате дарения или продажи бекам земель в провинции.

Беки, владеющие подобными мюльками, различными способами привлекали крестьян из соседних магалов и других ханств, заселяли их в этих местах. Села, образовавшиеся подобным образом, становились частной собственностью беков, и назывались они «халисе». Мельницы и сады также могли быть мюльками-халисе. С мюльков-халисе в казну подать не взималась. Что же касается мюльков, которые не относились к халисе, то их владельцы обязаны были платить подать в казну. В Гарабаге было много мюлькедаров, владеющими несколькими селами, крупными мюльками.

Население сел, принадлежавших мюлькедару, не платили подати в пользу хана и не отбывали повинности, крестьяне служили только своему феодалу.

Тиюль

Слово «тиюль» – тюркское, оно означает «вешь, переданная кому-то», «вещь, приносящая доход», «вещь, подаренная для получения дохода», и тиюльные земли не являлись наследственными. Так как тиюльные мюльки и населявшие их крестьяне считались ханскими (казенными), тиюльдар не имел права без ведома и согласия хана продавать, передавать, дарить их. В случае смерти тиюльдара и переходе тиюля его сыну для закрепления права владения необходимо было издание нового ханского указа. Примером сказанного может служить талига (грамота) Мехдигулу хана от 1809-го года, согласно которой был подтвержден тиюль, выданный Рустам беку покойным Ибрагимхалил ханом на передачу в собственность сельской общины Эфендилер.

Условия передачи ханской земли в тиюльное владение были различными. Чаще всего жители села делились на две части, одна из которых работала в пользу хана, выплачивая ему подати и отбывая повинности, а другая – в пользу тиюльдара.

В период ханств феодалы стремились превратить тиюли в мюльки. Наряду с тиюльной формой землевладения, широко была развита откупная система. Феодалы и люди на службе – юзбаши, личные беки, а также отдельные маафы, получали у хана определенное место для сбора податей и повинностей и право оставления себе части собранных денег и урожая.

Зависимый от феодала крестьянин имел свое частное хозяйство, основанное на личном труде, и, частично, собственную землю. Сюда относились подворья, сады, виноградники, пахотная земля, очищенная от леса и кустарников. Этой землей крестьянин имел право распоряжаться по своему усмотрению (продавать, завещать и т.д.).

Вакф

В ханстве имелась земельная собственность, принадлежащая религиозным учреждениям. Слово «вакф» означает договор о передаче своего имущества во имя Аллаха религиозным учреждениям или самому духовному лицу. Согласно этому договору, владелец имущества передавал право на управление своим имуществом учреждению или определенной личности. В свою очередь, эта организация или личность доход от переданного имущества должны были использовать в определенных целях. Согласно исламскому праву, вакф позволял использовать доходы от движимого и недвижимого имущества в пользу учреждения, общества или же личности, однако оно не является его частной собственностью.

Вакф считалась собственностью Аллаха. Эта форма собственности слагалась за счет пожертвований. Весь прибавочный продукт с этих земель поступал в распоряжение духовенства. Вакфной собственностью могли быть не только земли, но и каменоломни, сады, мельницы и другие хозяйственные объекты. В вакфную собственность в основном принимали недвижимость, строения, земельные участки.

В период правления Надир шаха с целью ослабления позиций шиитского духовенства значительная часть вакфной собственности в Азербайджане была конфискована и передана в распоряжение казны. И только в период ханств вакфная собственность восстановила прежнюю значимость.

Например в вакф мечети Говхар ага, построенной в 1768-м году в Шуше, были включены села Гарачуха, Магсудлу Джаванширского магала, Элоглу – Губадлинского магала. В состав этого вакфа также входило, за исключением мюлька некоего Мухаммеда Гулу Таиба, все село Даргалы, а из села Шыхлы – виноградники и сады.

Вакфы имели и христианские церкви. К примеру, Мехдигулу хан подарил 5 сел Гандзасарскому (Албанскому) монастырю. Гандзасарскому монастырю принадлежали село Венг, состоящее из 37 семей; виноградный сад; 2 мельницы; каменоломни, где изготавливали жерновые камни. Монастырь только на Новруз байрам платил хану “байрамлыг”.

Вакфы пользовались всевозможными льготами и были освобождены от податей и повинностей в пользу ханской казны.

Земли общин

Существовала также земельная собственность, принадлежавшая сельским общинам. Эти земли формировали общинную земельную собственность. Общине принадлежали озера, леса, луга, выпасы, пустоши, водопои, кладбища. Член общины имел право заниматься рыболовством, охотой и т.д.

В силу неэкономического принуждения весь прибавочный продукт крестьянина поступал в пользу феодала. Ситуация с собственностью мелких крестьянских хозяйств была противоречивой. Здесь совмещались государственная собственность и фактическая частная собственность. Сидя на обжитой поколениями земле, крестьянин считал себя собственником, а хан, руководствуясь мусульманским правом, передавал села, оймаги и магалы вместе с населением в наследственную (мюльк) и пожизненную (тиюль) собственность светских и духовных феодалов.

Землепользование

Карабахское ханство и его окружение

Земли, принадлежащие хану, бекам, мюлькедарам и тиюльдарам, находились на определенных условиях в пользовании крестьян. Земли периодически делили между членами общины.

Общинные земли могли быть подвергнуты переделу в любое время по решению общины. Изменения обычно происходили один раз в 3-6 лет: участки росли, если состав семьи увеличивался, или отрезались – вследствие уменьшения состава семьи. Передел земли производился агсаггалами (старейшинами). Земельный пай выделялся либо в зависимости от количества членов семьи мужского пола или же – исходя из экономических возможностей и потребности каждой семьи в отдельности. В некоторых местах переделы не производились вовсе. Земли и хозяйства совершенно вымерших семей использовались по усмотрению общины.

В Гарабагском ханстве использовали различные способы измерения земельных участков. Во многих селах посевы измерялись так называемой единицей «чувал». В 1 чувале (мешке) помещалось 7 пудов пшеницы, а 1 чувалом земли считался участок, который засевали 7 пудами пшеницы. Эта площадь не везде была одинаковой, так как расход семян зависел от почвенных и климатических условий.

На богарной (неполивной) земле высеивали меньше семян. В предгорной зоне расход семян для посевов был меньше, чем на таком же участке горной зоны. В горной зоне величина 1 чувала равнялась 2500 квадратных саженей, площадь чувала в селах, расположенных в предгорной зоне и ближе к равнине, составляла 2300-2450 кв. саженей, в низменности, на орошаемых землях – не более 2200 кв. саженей. Таким образом, площадь «чувала» была чуть меньше десятины.

В долине Хекери для измерения площади посевов применялись более мелкие единицы: «кевуз» и «кили». Один кевуз был равен 9 килям; по весу один кевуз содержал в себе 1 пуд и 30 фунтов пшеницы или же 1 пуд и 20 фунтов чалтыка или ячменя. Одну десятину земли засевали 4 кевузами пшеницы, 5 кевузами чалтыка или ячменя. В низменных селах посевные площади измерялись также величиной, соответствующей площади дневной вспашки одной или двумя парами быков.

В христианских селах посевные участки измерялись посредством веревок. Длина веревки определялась количеством кулачей (кулач равнялся наибольшему расстоянию между средними пальцами распростертых рук у человека среднего роста). Количество кулачей и длина веревок были неодинаковыми в различных селах: в одних за основу бралось 12 кулачей, в других – 20, 24 и даже 30 кулачей.

Пастбища делились по принципу «тара» (скотина) или «гылча» (лошадиная нога). Семье, которая имела пару голов крупного рогатого скота и 40 голов овец или одну голову крупного рогатого скота и 80 голов овец, выделялся участок длиной в 75 веревок и шириной в 2 веревки (длина веревки равнялась 11 саженям).

Каждая семья, имевшая поголовье скота, соответствующее площади пастбищ в 18150 кв. саженей, ежегодно должна была вносить различных податей и повинностей под названием «гара» до 10 рублей. В некоторых общинах единица оплаты называлась «гылча». Существовала система раздела пахотной земли по наличию сох и плугов. Более широко применялся раздел земли по семьям.

По материалам книги автора «Гарабагское ханство»

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.