Страны хазар, кимаков, гуззов, харлухов и баджанаков в труде азербайджанца Бакуви (XV в.)


Н.Керемов

Абд ар-Рашид ибн Салих ибн Нури ал-Бакуви занимает видное место среди средневековых деятелей науки и культуры Азербайджана. Он был путешественником, географом, климатологом, космографом.

Географический труд Бакуви “Китаб Талхис ал-асар ва аджаиб ал-малик ал-каххар” (“Сокращение [книги] о “памятниках” и чудеса царя могучего”) представляет собой свод сведений о странах и народах, известных в его время ученым Востока и дополненный автором на основе личных наблюдений.

Согласно данным историков, сочинение было написано в 1401-1414 гг. Особенностью предисловия является выделение в нем двух подглавок. Первая из них названа автором “Глава о воспроизводстве”, вторая — “Глава о делении на климаты”.

В подглаве “О делении на климаты” Бакуви пишет:Знай, что круг небесного экватора делит земной шар на две половины, из коих одна называется югом, другая — севером. И если предположим, что круг проходит по обоим полюсам экватора и пересекает Землю, то земной шар станет четырьмя четвертями: две южных четверти и две северных четверти”.

Всю известную ему Землю он делит на семь поясов (климатов) и дает обоснование этому делению. Основная часть книги посвящена географическим характеристикам этих поясов. В каждой из семи глав рассказывается соответственно о каком-то одном поясе, о странах, городах, населенных пунктах, приводятся исторические сведения, делается попытка объяснить происхождение того или иного названия.

В данном материале рассмотрим “шестой климат” из сочинения Бакуви.

Шестая зона (шестой климат)

Шестая зона (шестой климат) “начинается от поселений восточных тюрок — кани, кун, хирхиз, кимак, ат-тогузгуз, стран туркмен, хазар, алланов и ас-Сарир и тянется к ал-Кустантини, Великому ар-Румийа, стране алман и франков, идет по северу ал-Андалуса и оканчивается у моря ал-Магриб“.

В шестой зоне у Бакуви дается описание 36 географических объектов; часть их находится в Азии на территории, где проживают тюркские народы, а большая часть касается стран, городов и некоторых народов Восточной и Западной Европы. Мы начнем пересказ статей, двигаясь с востока на запад.

В описаниях шестой зоны есть отличие от всех других зон. Здесь значительная часть статей (16 из 36) названа не по городу или области, а по народу, населяющему ту или иную местность.

“Страна кимаков” — так называется статья, посвященная уйгурам; сообщается, что они живут на огромной по размерам территории: “их страна тянется на расстояние тридцати пяти дней пути“. Бакуви также рассказывает об их образе жизни: дома они сооружают из шкур животных, “их пища — овощи, горох, мясо барана и козла“, однако мясо самок они не едят. Отмечено, что в их земле есть месторождение золота, которое легко поддается разработке.

О “стране хазар” сказано у Бакуви очень мало. Расселены хазары “за Баб ал-Абвабом” [Дербентом]. Живут на берегах реки Итил [Волги]“. Это многочисленный тюркский народ, состоящий из двух групп — белых и смуглых. Отличаются веротерпимостью: “Среди них много мусульман, христиан, иудеев и идолопоклонников“. Живут они в шатрах, но есть у них жилища и из глины. И еще один обычай отметил Бакуви: “Есть у них великий царь, которого называют “малик”… Когда их царю минет сорок лет, они свергают его и убивают“.

Также на берегах Волги, в стране хазар, находится обширная область, которую Бакуви называет Буртас (Мордва). По его словам, язык у ее обитателей не похож ни на какие другие языки. Он, конечно, прав: мордовский язык относится к финно-угорской группе языков, не похожих на языки, известные Бакуви. О людях, населяющих Буртас, он пишет, что дома у них “из дерева и они живут в них зимой. А летом спят в шатрах“.

При описании шестой зоны две отдельные небольшие статьи — “Страна тогузгузов” и “Страна гуззов” — посвящены двум группам огузов — тюркоязычного народа. Первая из них участвовала в формировании уйгуров, вторая являла собой союз племен, ведших кочевой и полуоседлый образ жизни в Приаралье и Прикаспии.

О первой замечено, что они почитают лошадей и празднуют появление радуги, о второй группе сказано, что хотя это большой тюркский народ, но исповедывают они христианство и что у них есть город, построенный из камня, дерева и тростника. Тут же приводятся исторические сведения, согласно которым огузы некогда были под властью турок-сельджуков и под их руководством вторглись в Хорасан и прикаспийские земли. В дальнейшем они сыграли свою роль в формировании нескольких народов, населявших Прикаспии и Причерноморье.

В статье о печенегах (“Страна баджанаков”) основное внимание обращено на внешний облик: “Они длиннобородые, среди них много длинноусых, они сильны и неодолимы“. Бакуви также отмечает, что “пищей им служит просо. И что примечательно, они никому не платят дани.”

Еще об одном средневековом тюркском племени пишет Бакуви — о харлуках (“Страна харлухов”). Он пишет в основном об обычаях, и притом с явным осуждением: “Это люди, чинящие насилие и несправедливость, нападающие друг на друга. Прелюбодеяние у них совершается открыто. У них есть азартная игра, в которой играющий может проиграть другому игроку жену, свою сестру или мать. Женщины у них очень красивы и порочны, а мужчины их малоревнивы. Вино у них из проса. Они едят мясо, только обмакнув его в соль… У них есть рудник серебра, которое они добывают вместе с ртутью“.

Есть в сочинении Бакуви интересные, хотя и краткие записи о Византии (“Страна внутренних румов”). Это, по его словам, большое государство, куда входят и Рим, и Константинополь. Государство богатое: “там много плодов и скота“.

Пишет он о верованиях и обычаях населения, отдает должное уму и непривычному для стран Востока того времени благородству правителей: “До того как у них появилась христианская вера, они следовали учению философов… Цари ар-Рума (Рима) именуются цезарями. Это наиболее деятельные, умные и ученые среди царей… В числе их обычаев – они никогда не захватывают своего врага врасплох, а сначала предупреждают его“.

Едва ли не самую большую статью Бакуви посвятил Риму (“Румийа”). Однако включил в его описание не только сам город, но и все его окрестности, и прилегающие территории, вплоть до морского побережья. Видимо, таким было описание Рима в тех источниках, откуда Бакуви черпал сведения, а сведения эти были выдержаны в мажорных тонах, с явным преувеличением – восхищение величием бывшей столицы Римской империи, какое она вызывала у путников из далеких и менее цивилизованных стран, впервые попавших в нее, даже после частичного ее разрушения и разграбления варварскими племенами.

Рим, по его словам, это “одно из удивительных мест мира по величине своих зданий и множеству людей“.

Несколько примеров его восторженных оценок Рима с достаточно фантастическими цифрами: “Там двенадцать тысяч улиц, и в каждой улице текут два канала: один для питья, а второй — для садов. Там двенадцать тысяч рынков, и на каждом по двое весов. Все рынки вымощены белым мрамором, стоят на медных колоннах, прикрытых медными створками. Там есть шестьсот шестьдесят тысяч бань, учебные заведения для тех, кто желает изучать науки — медицину, астрономию, геометрию. В Риме — десять тысяч монастырей для мужчин и для женщин“.

Примерно в таких же тонах и с теми же преувеличениями рассказывается о римских соборах: в одном из них, например, кормятся 50,000 епископов, дьяконов и других прислужников, там есть “десять тысяч кувшинов и десять тысяч столиков из золота, десять тысяч кубков и десять тысяч светильников из золота“.

В гораздо более спокойных тонах дается описание Константинополя, и содержит оно главным образом рассказ о дворцах и соборах города. Но одним из “чудес мира” называется маяк: “Он закреплен свинцом и железом на площади. Когда дует ветер, он наклоняет маяк на юг, на север, на восток и на запад от самого основания его опоры“.

В одной из стетей, озаглавленной “Зирих Гаран”, речь идет о двух селениях, расположенных на высоком холме над Дербентом. Само их наименование, говорит Бакуви, означает “делающие панцирь”. Он пишет: “Жители их — высокие, белокурые. У них нет другого ремесла, кроме выделки панцирей и кольчуг. Укрепленность их местожительства позволяет им уклониться от уплаты дани.”

Отмечает Бакуви и своеобразный обычай захоронения, несомненно очень древнего происхождения: когда кто-либо умирает, мясо отделяют от костей; кости собирают, кладут в мешок; пишут на нем “имя хозяина костей, имя его отца, дату рождения и время смерти”, а мясо скармливают птицам: если покойник был мужчиной — то воронам, если женщиной— то коршунам”.

Известен был Бакуви миф об амазонках. Он передает его в своей интерпретации. В статье “Мадинат ан-Ниса” рассказывается о большом городе на острове, расположенном в Атлантическом океане (море ал-Магриба).

Бакуви пишет:Жители его — женщины. Мужчины не имеют никакой власти над ними. Они ездят верхом на лошадях и ведут между собой войны. Они проявляют огромную храбрость при стычках. У них есть рабы. Каждый раб по ночам посещает свою госпожу и остается с ней всю ночь до зари и скрытно уходит. Если одна из них родит ребенка мужского пола, они сразу убивают его, оставляя лишь девочек“.

По материалам книги автора “Путешествия Бакуви”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.