Участие азербайджанских купцов в торговле Дагестана (XVII-XVIII вв.)


Н.Магомедов, М.Абдурахманова

Территория Дагестана, в частности его Прикаспийская низменность, являлась важнейшей торговой магистралью в российско-азербайджанской торговле. Вдоль западного берега Каспийского моря были расположены важные экономические центры и морские порты, где производилась торговля, в которой в значительной степени участвовали азербайджанские купцы.

Много азербайджанских купцов проживало в Астрахани, Кизляре и Дербенте, поддерживая торговлю с Россией и азербайджанскими городами. В Астрахани купцы из Азербайджана останавливались в Гилянском гостином дворе.

В архивных документах часто упоминаются азербайджанские купцы, ведшие торговлю в Астрахани: Мухаммед-Асан из Гянджи; Кебалаи Агарза из Дербента; Ага Али-Акпер, Ага Расул Мешади, Абдул-Али из Тебриза; Ага Абдулла Ага-Асан из Шемахи; Мухаммед-Али, Зейналабдин из Баку и др.

Один из азербайджанских купцов, проживавших в Астрахани, Ага-Усейн указывал, что он уже девятый год живет в Астрахани и торгует разными товарами, присланными ему из разных городов Азербайджана и Ирана. Азербайджанские купцы, ведя большую торговлю с Россией, участвовали в торговой компании астраханских предпринимателей и нередко брали их суда на откуп.

Как отмечал С.Броневский в 1823 г., азербайджанские и иранские купцы «за провоз товаров платят российским судовщикам… выгодные цены». В.Уляницкий в 1899 г. также сообщал, что приказчик астраханского купца заключил контракт с бакинскими купцами «с персиянами на 6 месяцев», обязался вывезти «их товары в Астрахань», которые составляли нефть, соль и пр. Передача русских судов на откуп азербайджанским торговцам для перевозки товаров была обычным явлением.

Средние сроки откупа, как видно из вышеприведенных данных, составляли полгода. Активную торговую деятельность вели азербайджанские купцы в Кизляре. Как отмечал азербайджанский исследователь Г.Абдуллаев, архивы свидетельствовали о торговых связях азербайджанцев с Россией «сухим путем с Кизляром». Указывалоcь, что купцы вывозят свои товары на юг через Кизляр.

В торговле Дербента азербайджанцы также активно участвовали наряду с армянскими, грузинскими, индийскими и дагестанскими купцами. Через Дербент шла торговля с Губой, Шемахой, Шеки, Баку, а также северными иранскими городами. Азербайджанские купцы, приобретая товары в разных районах Азербайджана, привозили их в Дербент, а оттуда отправляли их сухопутно в Кизляр или морем в Астрахань.

Привозимые из России в Дербент товары как по морю, так и сухопутно были разнообразны. Русский консул М.Скибиневский, описавший состояние торговли в Северо-Восточном Азербайджане, перечисляя привозные в Дербент товары, писал, что в 1791 г. через Астраханский порт «из России в Дербент привозят сукна, краски, кошениль, ароматы, сахар, шелковые и хлопчатобумажные товары, писчую бумагу, мягкую рухлядь, фють, товары домашнего обихода и пр.», общая стоимость которых составляла 11850 руб. 73 коп. Значительная часть этих товаров из Дербента поступала в Азербайджан.

Архивные данные позволяют утверждать, что Дербент в изучаемый период играл важную роль как перевалочный пункт в российско-азербайджанской торговле.

Многие азербайджанские города и торговые центры вели оживленную торговлю с Россией через Дагестан. Так, Шемаха связывалась с ней двумя путями: через Баку и Дербент. Связи Шекинского ханства с Россией осуществлялись в основном сухопутно через Дербент. Это подтверждается свидетельством купцов, которые торговали шекинским шелком.

Важную роль в развитии торговых контактов России с Азербайджаном играл Низабат, или, как писал Я.Стрейс, «красивая деревня Низабад, лежащая в плодородной и приветливой равнине», где смыкались караванный и морской пути.

Данная пристань контролировалась правителем Дербента. Об этом свидетельствует Ф.Котов, указывавший на наличие в Низабате даруги, т.е. приказного человека из Дербента (Хождение купца Ф. Котова в Персию), Низабат был местом коммерческой деятельности русских, азербайджанских, иранских и других восточных купцов.

Низабад прежде занимал важное место в торговле «между Россией, Персией (Азербайджан. – Авт.) и Дагестаном», туда «отправлялось купечество», в результате чего ширванский беглярбек «получал от него великую пошлину», – писал М.Чулков (Чулков М.Д., 1781-1788).

В начале XVIII в., как свидетельствует голландский путешественник и художник Корнелий де Брейн, побывавший в Низовой 23 июля 1703 г., это очень оживленный торговый пункт, куда прибывали суда из Астрахани, Терков, а также из Персии. В тот же день, по свидетельству автора, из Низабата в Астрахань отправились пять судов, нагруженных товарами (Дагестан в известиях русских и западно-европейских авторов.

Низабат называли «пристанью добра». Сюда же сухим путем приходили верблюжьи караваны с товаром, которые затем на лошадях отвозили в Шемаху. В этом процессе была задействована большая часть населения близлежащих сел, в том числе азербайджанских, занимавшихся погрузкой, выгрузкой и перевозкой товаров. Располагаясь на небольшом расстоянии от Дербента, Низабад также принимал часть грузов, прибывавших из России и предназначавшихся Дербенту и восточным странам.

Транзитом через Дербент и Кизляр в большом количестве в Россию вывозился азербайджанский шелк-сырец, «в большей части в оном (вывозе) участвуют шекинские, шемахинские, дербентские, бакинские жители… », – говорится в источнике. Например, в 1790-1792 гг. через Кизляр было вывезено из Шеки и Шемахи 3446 пудов шелка-сырца.

На российских рынках был большой спрос на азербайджанский шелк-сырец, и цены на него постоянно повышались. Так, из некоторых данных Астраханских таможенных ведомостей выясняется, что в Астрахани пуд шелка-сырца в рассматриваемый период продавался в среднем по 60 руб. А на самом деле шелк продавался гораздо дороже. По сведениям П.С.Палласа, в 90-е годы XVIII в. пуд шемахинского шелка, в зависимости от качества, продавался по 135—170 руб.

Архивные данные, в частности сведения самих купцов, подтверждают данные П.С.Палласа. В 1799 г. шамхалом Тарковским было конфисковано 200 пудов шелка шушинских купцов на сумму 24 тыс. руб. Здесь за каждый пуд шелка брали из расчета по 120 руб.

Большим спросом у российских фабрикантов пользовалась и азербайджанская марена, которая приносила местным купцам огромные прибыли. Количество вывозимой в Россию из Дербента, Баку и Сальян марены из года в год увеличивалось.

По официальным данным, из Азербайджана в Астрахань было отправлено:

1789 г. – 3922 пуда
1790 г. – 6463 пуда
1791 г. – 5000 пудов
1792 г. – 7559 пудов
1793 г. – 6996 пудов

Среди азербайджанских купцов наиболее видное место занимали бакинские, шемахинские, шекинские, а также кубинские, гянджинские, тебризские купцы. Крупных азербайджанских купцов русские современники именовали «знатными» или «первостепенными». Например, в русских источниках 1766 г. говорится о знатных бакинских купцах, занимавшихся торговлей: «В Баку жил знатный кубинский персианин Агаси Бек».

Ширванских купцов называли «шемахинскими хаджиями», «первостепенным людьми» или «самыми богатыми купцами (имеющими) при прежних ханах столь великую силу».

Торговлю с Россией в основном вели средние слои азербайджанского купечества. Они не вкладывали торговую прибыль в промышленность, лишь некоторую ее часть пускали в торговое обращение и редко превращали ее в ренту путем покупки земли. Не имели они в отличие от индийских купцов своих классовых городских организаций и самоуправлений.

В астраханских таможенных ведомостях 70-х гг. XVIII в. перечисляются имена азербайджанских купцов и наименования товаров, вывозившихся из Астрахани. Назовем некоторых из них и товары, привезенные ими за один рейс.

Судя по количеству товаров, можно предполагать, что это были купцы со средним капиталом или представители каких-нибудь торговых компаний, ведших торговлю с Россией.

В ведомостях Астраханской таможни фигурируют фамилии и имена других азербайджанских купцов: Джафар Ахмедов из Дербента, Ахверди Мирзабеков из Кубы, Мамедали Велиев из Сальян, Абдулла Юсупов, Хаджи-Али Багиров, Гумбат Багиров, Хаджи-Ага Хусейналиев из Шемахи, Ага Хусейн, Исмаил Алибаба, Хаджи Мирали из Баку, Исмаил Хаджиев из Шеки, Хаджи Хусейнов из Тебриза и др.

Многие из этих купцов доставляли в Азербайджан из Астрахани, Кизляра и Дербента российские и реэкспортные товары из Европы. Основными предметами российского вывоза в Азербайджан являлись сукна, бархат, краски, кошениль, пряности, сахар, атлас, шелковые и хлопчатобумажные товары, холст, писчая бумага, башмаки, мягкая рухлядь, юфть, сундуки, коробки, глиняная и хрустальная посуда и пр.

Кроме того, в российском экспорте важное место принадлежало таким ремесленным изделиям, как топоры, молотки, стремена, медные серьги, подсвечники, оловянные перстни, калмыцкие мерлушки. В числе запрещенных товаров оставались железо, сталь, золото, серебро, золотые и серебряные монеты.

Товары заграничного происхождения успешно конкурировали с российскими товарами, постепенно вытесняя их с восточных рынков. Ассортимент евро пейских товаров, которые реэкспортировались в Азербайджан, выгодно отличался от российского: бритвы, писчая бумага, зеркала, имбирь, иголки, ножи, нашатырь, атлас, олово, ртуть, парча, перец, хрустальная и фарфоровая посуда, тафта, янтарь. Среди европейских товаров, ввозимых в Азербайджан через Кизляр и Дербент, особое место занимали товары немецкого происхождения. В 1789 г. в Азербайджан морским путем через Россию было привезено немецкого сахара и разных сортов краски на сумму 86719 руб.

Положение азербайджанских купцов на внешних рынках, в том числе на российских, было не лучшим. Их интересы никем не защищались, лишь отдельные ханы могли заступиться за своих купцов только тогда, когда вопрос касался их прямых интересов. Россия, получавшая огромные прибыли от восточной торговли, строго следила за торговыми операциями своих купцов.

По условиям Рештского (1732) и Гянджинского (1735) договоров русские купцы были освобождены от уплаты торговой пошлины как в Иране, так и в Азербайджане. Однако после распада державы Надир-шаха самостоятельные правители отдельных провинций, в том числе и азербайджанские ханы, не признававшие верховную власть Ирана, стали принуждать русских купцов платить пошлину. А с образованием Дербентско-Кубинского ханства под эгидой Фатали-хана на подвластной ему территории русские купцы были освобождены от уплаты торговой пошлины.

В свою очередь азербайджанские купцы не пользовались беспошлинной торговлей в российских городах, в том числе на территории Дагестана, несмотря на старания Фатали-хана решить этот вопрос. Российское правительство под разными предлогами отказывалось выполнять его просьбы, и пошлинами облагались даже те товары, которые принадлежали лично дербентско-кубинскому правителю.

Во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Россия в своей таможенно-пошлинной политике была вынуждена пойти на некоторое смягчение этого положения, потому что в Дагестан и Азербайджан зачастили турецкие эмиссары с целью антироссийской пропаганды. Данное обстоятельство не могло не беспокоить царское правительство, и чтобы пресечь протурецкие настроения дагестанских и азербайджанских правителей, оно решило смягчить свою пошлинную политику.

В 1788 г. сын Фатали-хана Ахмет-бек обратился к кавказскому губернатору Петру Текеллию с просьбой «о пропуске через Кизляр… за проданный в Астрахани шелк вырученных тысяч рублев денег». В «рассуждении преданности сих владельцев ко всероссийскому престолу» губернатор решил удовлетворить его просьбу.

В следующем, 1789 г. Ахмет-хан, уже будучи ханом Кубы, просил астраханского губернатора освободить принадлежащие ему товары от уплаты пошлины. Просьба кубинского хана была обсуждена в Государственном Совете. В своем докладе в Госсовет астраханский губернатор предложил удовлетворить эту просьбу «хотя на то время пока кончится продолжающаяся война». Таким образом, купцы кубинского хана приобрели право на беспошлинную торговлю, хотя оно было временным.

Анализ вышеприведенного позволяет констатировать, что коммерческая деятельность азербайджанских купцов в прикаспийской торговле была весьма разнообразной. Они участвовали в торговых связях Азербайджана с народами Дагестана и Северного Кавказа, между Азербайджаном и Россией, в развитии внутридагестанского товарооборота.

Но основная роль азербайджанского купечества в Дагестане заключалась в посреднической торговле между Россией и Закавказьем, восточными странами. Более активно торговая деятельность азербайджанских купцов на территории Дагестана проявлялась в Дербенте, являвшемся транзитным центром в азербайджано-российской торговле.

По материалам Вестника института ИАЭ

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.