Плечом к плечу: чеченцы и азербайджанцы в первой мировой войне


Майрбек Вачагаев

Участие чеченцев в составе российской армии в период Первой мировой войны, явление не совсем ординарное и мало изученное в российской историографии. Изучение этой многогранной темы в историографии должно дать ответы на многие вопросы и раскрыть многие славные страницы, как отдельных персонажей, так и совместных действиях чеченцев и азербайджанцев в бытность российской империи в составе Кавказской туземной дивизии.

После колонизации народов Северного Кавказа во второй пол. XIX века, было потрачено много сил по вовлечению завоеванных народов в политическую и военную систему Российской империи. С целью ослабить влияние мусульманского сопротивления христианской культуре России было решено сделать упор на военно-народное управление в регионе, где адаты должны были стать противовесом шариату. В столице империи не скрывали, что в такого рода окраинах как Кавказ «население не достигло достаточного развития гражданственности». Поэтому и отношение было соответственным со стороны властей.

Горцы вовлекались в общероссийское пространство медленно, шаг за шагом. Здравоохранение, образование, сельское хозяйство и торговля, все еще оставались на примитивном уровне. Исключение составляла промышленность, которая развивалась усиленно, за счет нефтяных разработок в Чечне. Но, и здесь доля чеченцев была ничтожно мала.

Говоря об участии чеченцев в российской армии, как в прочем и других представителей мусульманских народов Северного Кавказа, стоит исходить из того, что не было обязательного призыва в армию. Набор производился добровольно, используя для их призыва в армию известных чеченских лиц из числа военных. России было важно показать, что Кавказ вовлечен в общероссийскую действительность.

То есть, как таковой необходимости призыва горцев на войну под флагом Империи не было. И, если это делалось, то только для создания своей прорусской партии из числа горцев, знающих русский язык, имеющих ордена и медали, живущие на военных пенсиях – все это создавало определенную категорию людей связанных с Россией, что и требовалось для властей.

Например, Арцу Чермоев, уже будучи полковником российской армии, в 1877 году для участия в войне против Османской Империи, организовал набор первого чеченского конно-иррегулярного полка. Весь штат полка вместе с нечеченцами был 765 человек из которых чисто всадники составляли 720.

География населенных пунктов 720 всадников была очень разнообразной: здесь и жители равнинного Терека, жители горной и предгорной Чечни. Выбор службы в армии был связан не только с желанием воевать за Россию, но хоть и скудным, но все-таки денежным содержанием 60 рублей в год всаднику, 90 рублей уряднику, юнкеру 120, мулле 180, прапорщику 441 рублей в период военных действий.

Это был мизер, если учитывать, что учитель в месяц получал в России порядка 40 рублей. Но и этого мизера негде было добыть в Чечне многим. Поэтому, добровольцы из числа горцев на 99 процентов были из числа бедных семей, для которых даже этот мизер считался возможностью прокормить семью.

Неудивительно, что на фоне этого жалованья горцы, не считали себя связанными с необходимостью делиться своей добычей в военных операциях: лошади, оружие и вещи, взятые в ходе боя, в обход госказне продавались ими безоговорочно и без какого-либо осуждения в этом вопросе. При этом, жители сел где останавливались горцы всегда с сожалением провожали их, так как в отношении населения никогда не позволяли себе кого-либо оскорбить или нанести какой-либо вред.

Война 1914 года вновь востребовала горцев в качестве добровольцев на фронтах. В соответствии с приказом Императора Николая II о создании Кавказской туземной конной дивизии от 23 августа 1914 года дивизию составляли три бригады из шести кавказских туземных конных полков (каждый в 4 эскадрона). В состав дивизии входили следующие войсковые части :1-я бригада состояла из Кабардинского конного полка (состоящего из кабардинцев и балкарцев) и 2-го Дагестанского конного полка (состоящего из дагестанцев).

2-я бригада состояла из Татарского конного полка (состоящего из азербайджанцев) и Чеченского конного полка (состоящего из чеченцев). И, наконец, 3-я бригада состояла из Черкесского конного полка (состоящего из черкесов, абхазов и карачаевцев) и Ингушского конного полка(состоящего из ингушей).

Формирование самого Чеченского полка началось 9 августа 1914 года в г. Грозном. Была организована запись добровольцев во всех десяти участках Чечни. 26 августа 1914 г. командиром Чеченского полка был назначен подполковник Александр Сергеевич Святополк-Мирский. И, уже 6 сентября полк прибыл в состав Кавказской туземной конной дивизии. В начале октября полк отбыл к месту сбора частей дивизии на Украине. Командиром Татарского полка был Половцев П.А.. (с 1916 года был кабардинец князь Федор Николаевич Бекович-Черкасский), Командиром 2-бригады Туземной Кавказской дивизии был назначен кабардинец Константин Хагондоков.

Вообще, в целом все полки были очень интернациональны, в особенности это касается командного состава. Не было по существу ни одного подразделения, которое было бы сформировано исключительно по моноэтническому признаку. В Татарском полку был например чеченец поручик Ибрагим бек Саракаев, и так далее.

Совместные действия чеченцев и азербайджанцев на фронте. С декабря 1914 года оба полка воевали уже на Юго-Западном фронте против австрийцев. Так сложилась, что на протяжении всей войны два полка Чеченский и Татарский будучи во 2-й бригаде воевали бок о бок, дополняя друг друга в боях и протягивая руку помощи в различных сражениях. Как это произошло 12 декабря 1914 года, когда 2-я бригада Кавказской туземной конной дивизии в составе Чеченского и Татарского полков проводила усиленную разведку в районе сел. Волосате, Буковиц, у высоты 1251 и в районе Шандровец, обеспечивал правый фланг 7-го стрелкового корпуса.

И, ровно через неделю, 19 декабря Чеченский и Татарский полки, совершив обходной манёвр, атаковала австрийцев, которые вышли в тыл Жлобинской позиции. В ходе этого боя, благодаря мужеству и самоотваге горцев, австрийцы не только отступили, но, в бою полки 2-й бригады взяли в плен 9 офицеров (в том числе полковника и майора) и 458 нижних чинов, а также захватили 400 винтовок. Это была своего рода визитная карточка этой бригады впоследствии. Почти все участники этой операции были отмечены на самом высоком уровне. На самом деле такого рода взаимодействие и взаимодополнения были отмечены все три с лишних года войны на фронтах Первой мировой войны Чеченского и Татарского полков.

Легенда о горцах шла впереди них. 17 февраля 1915 г. Петроградское телеграфное агентство передало из Ставки телеграмму, в которой речь шла о горцах в связи с их боевыми делами в рядах Кавказской конной дивизии: “В Восточной Галиции события развиваются повсюду согласно нашим предположениям. Наши кавказские горцы наводят страх на венгров… Горцы решительно отказываются уступить кому-либо первенство под неприятельским огнем. Психология горцев в отношении боевых порядков решительно сближает их с рыцарями, которых можно было заставить сражаться лишь на началах боевого равенства в одношеренговом строю”.

Самое позорное для горцев было когда от них требовали спуститься с лошади и занять позиции в окопах. Этого горцы не могли понять: как можно было воевать не устремляясь вперед к врагу на полном скаку и стрелять из укрытия по врагу.

На войне отличились и те, кому было суждено в дальнейшем стать во главе Горской Республики. Как например, Штабс-ротмистр Абдул-Меджид Чермоев, больше известный как Тапа Чермоев. До войны он был офицером собственного Его величества конвоя, но, война заставила его попроситься на передовую, и здесь в Чеченском полку он был определен адъютантом полка. Чермоев пользовался большим влия¬нием среди чеченцев, если не сказать абсолютным. Характерной чертой была смелость и умение моментально из своих же ошибок сделать выигрышный номер.

Так по рассказам его современников, Тапа «средь бела дня, увлекшись разведкой, не заметил, как очутился буквально в пятидесяти шагах от окопов противника. Эта дерзость так ошеломила австрийцев, они даже не стреляли, а уж чего выгодней мишень: всадник в полусотне шагов. Тапа Чермоев не был бы горцем, если бы, заметив свою оплошность, бросился бы наутек. И он сделал так же лихо, как делали его предки чеченцы в борьбе с русскими. Он задержал коня и, молодецки заломив папаху, посмотрел на ошеломленных австрийцев; а потом с гиком, стегнув коня плетью, взвил его на дыбы, и, повернув, как на оси, с места понесся карьером назад, к своим».

Такого рода истории могли рассказать почти все участники сражения на фронтах Первой мировой войны из числа не только Чеченского и Татарского полков, но и всей 2 -й бригады Кавказской туземной дивизии.

С середины января 1915 года 2-я бригада вела бои на правобережье Сана и в верховьях Днестра, в районе населенных пунктов Ломна и Лутовиска. С целью прикрыть город Ломну со стороны Карпатских гор, был сформирован отряд в составе Чеченского конного, Татарского конного, 491-го Варнавинского пехотного полка и четырёх орудий 2-го конно-горного артдивизиона под общим командованием полковника Хагондокова.

На протяжении 1915-1916 гг. Чеченский и Татарский полки провели ряд успешных военных операций в районе Черновцы и верховьях реки Прут. В этих многочисленных операциях горцы Чеченского и Татарского полков удостоились десятков орденов и медалей. Почти все офицеры, урядники, прапорщики и др. получали по несколько наград в течении года за смелые действия против врага.

17 февраля 1915 года командиром полка был назначен персидский принц полковник Фейзулла Мирза Каджар. Он чеченцами воспринимался не иначе как азербайджанец, поэтому его назначение только обрадовало, их. Под его командованием горцы продолжили продвижение к Карпатам оттесняя врага все западнее. В мае 1917 г. вновь произошли изменения в командном составе дивизии. 7 мая 1917 г. командир Чеченского конного полка азербайджанец полковник принц Файзулла-Мирза Каджар за боевое отличие был произведен в генерал-майоры, а 30 мая того же года он был назначен командиром 2-й бригады дивизии в составе Татарского и Чеченского полков.

Однако ситуация изменилась в самой стране с отстранением императора Николая II в феврале 1917 года. Дикая дивизия была переброшена к маю месяцу по ближе к ставке Генерального штаба в Могилев, и после к осени 1917 года отправлена на Кавказ, с целью роспуска ее как военной единицы.

При этом, все кто служил в Дикой дивизии, не разорвали свои связи установленные в бытность службы в армейских рядах. Неудивительно, что Тапа Чермоев первым делом обращался после провозглашения Союза Горцев Северного Кавказа и Дагестана за помощью именно к Азербайджану. Становится понятным, почему первый съезд Союза горцев Северного Кавказа финансировался азербайджанскими меценатами.

Нет ничего удивительного в том, что чаще всего чеченского генерала российской армии Ирисхана Алиева считали то азербайджанцем, то персом. В этом есть своего рода показательность, насколько в те времена была взаимосвязь между мусульманскими народами Кавказа. Они были объединены своей любовью к Кавказу и для них не было пустым звуком дружба, пройденная через годы войны на фронтах Первой мировой войны.

Война только приблизила и укрепила связи между чеченским и азербайджанским народами. Братство, закрепленное в войне между чеченцами и азербайджанцами, сыграло и свою историческую роль в организации Горской Республики, именно Азербайджан протянул руку дружбы горцам и до конца был верен этому союзу. Они стали ближе, чем когда-либо, и это родство они пронесли повсюду, в том чисел и будучи в эмиграции за рубежом.

По материалам конференции “К 100-летию начала первой мировой войны. Малоизвестные страницы истории.”

Читайте также: О помощи горцев азербайджанцам в дни геноцида 1918 года

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.