Средневековые “гранаты” времен государства Ширваншахов


С.Ахмедов

В ходе археологических раскопок в крепости Гюлистан (в 3 км от г. Шамаха) – резиденции правителей азербайджанского государства Ширваншахов (861-1538 гг.) был обнаружен керамический сосуд необычной формы.

К верхней части его сферической основы были налеплены четыре горлышка: один по центру, три – по бокам. Центральное горлышко свободно сообщается с внутренним объемом сосуда, в то время как боковые отделены тонкой глиняной перегородкой, и поэтому что-то залить и что-то вылить из сосуда можно лишь только через центральное горло.

Согласно археологам, сосуд относится к эпохе IX-XII веков, причем подобные сосуды не встречалисьв соседних с Азербайджаном регионах. Была выдвинута версия, что боковые горлышки могли играть роль ручек, но это предположение малопривлекательно: вряд ли мастер стал бы заменять ручки более сложными по форме и трудоемкими горлышками. Между тем, средневековые миниатюры однозначно позволяют определить назначение данного сосуда – это зажигательный снаряд.

Начиная с VIII века до н.э. в военном деле стали широко применять нефть в качестве эффективной горючей смеси. В средневековых европейских рукописях нефть обозначалась как «мидийское масло». Государство Мидия существовало в IX-VI веках до н.э. на огромной территории от границ Анатолии до пределов Индии, но термины «Мидия», «мидийский» использовались применительно к Южному Азербайджану. В мидийском языке слово «нафата» означало «просачивающаяся», «вытекающая».

Зажигательное оружие применяли армия Ахеменидов, атропатено-парфянские войска в войне против римских войск Марка Антония. В Сасанидском военном трактате «Аин-наме» применению нефти в военном деле уделено особое место. От сасанидов нефть позаимствовали арабы.

Нефть хранилась на военных складах, разлитая в кувшины. Так, при раскопках крепости Танаис (III в.) в Крыму было обнаружено более 100 сосудов с надписью «нафта». Даже в районе Смоленска, вдали от нефтеносных районов были найдены могилы воинов, где наряду с оружием лежали арабские дирхемы и кувшины с нефтью, на которых была надпись «горуща» («горючая»).

В 733 году в Дербенте, а в 884 году в Баку были вырыты нефтехранилища (оба города входили тогда в состав государства Ширваншахов). В азербайджанском государстве Саларидов (941-981 гг.) в войсках были специальные отряды нефтеметателей. При боевом построении нефтеметатели располагались во второй шеренге войска, метая зажженные стрелы и зажигательные снаряды поверх голов пехоты первого ряда.

К 1185-му году относится упоминание в Ипатьевской летописи (Киевская Русь) мусульманского бойца армии половецкого хана Кончака, который стрелял из метательной установки снарядами с зажигательной смесью: «…Двинулся… Кончак… на Русь, надеясь захватить и пожечь огнём города русские, ибо нашёл некого мужа басурманина, который стрелял живым огнём. Хан Кончак имел мужа, умеющего стрелять огнём и зажигать грады, у коего были самострельные луки так велики, что едва восемь человек могли натягивать, и укреплены были на возу великом. Сам он мог бросать каменья в середину града в подъём человеку и для метания огня имел особый малейший, но вельми хитро сделанный».

В источниках XI-XII вв. указывается на наличие в сельджукской армии подразделений «нефтеметателей» (ар. «ан-наффатун»). Шариф Мухаммад Мубаракшах в книге «Правила ведения войны и мужество», в главе 19 («О построении боевых рядов и их порядок») указывает: «..андозон (метатели нефти) должны находиться на левом фланге».

Автор XII века Али ибн Марди ат-Тарсуси в книге «Разъяснения владельцев разума о методах спасения в войнах» описывает 17 видов зажигательных смесей, использовавшихся в боевых действиях. Как следует из его рецептов, смесь заливалась в «глиняный горшок, который оборачивался в кусок войлока. И брось его с помощью манджаника в то, что хочешь поджечь. Его уже будет не погасить».

Зажигательное оружие мусульманских армий полностью проявило себя в войнах с крестоносцами. Миниатюра «Осада Дамиетты в 1219 году» показывает, что при обороне укреплений мусульмане использовали “ручные гранаты” (миниатюра опубликована в книге Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. М., 1980). Мусульмане при обороне крепости 1191/1192 гг. «метали день и ночь нафт и наконец подожгли» передвижную башню крестоносцев, у которой 1-й ярус был деревянным, 2-й свинцовым, 3-й железным, 4-й медным. В 1264/1265 году султан Бейбарс захватил город Кесарею после того, как пять манджаников (катапульт) его войска забросали крепость камнями и «греческим огнем».

Непосредственный участник войн с крестоносцами Усама ибн Мункыз в книге своих военных мемуаров «Книга назидания» описывает случай, произошедший при штурме крепости Кафартаб мусульманскими войсками: «Один воин-тюрок на наших глазах забрался на стену и, несмотря на угрозу смерти, стал продвигаться по стене. Он приблизился к башне и бросил сосуд с нефтью в рыцаря в доспехах, с копьем и щитом, закрывающего вход в башню. И я увидел, что рыцарь, горя, как падающая звезда, упал с камней к своим франкам, а они разбежались, так как боялись, что огонь перекинется и на них. Таким образом, тот человек, который первым забрался на стену Кафартаба, способствовал овладению городом».

Описанный случай произошел в 1115 году при осаде крепости Кафартаб в Сирии «Восточным войском» под командованием эмира Хамадана Бурсука ибн Бурсука.

Население Сирии называло «Восточным войском» отряды из Азербайджана и Персии. «Воин-тюрок» из «отряда отборных храбрецов» использовал, по всей видимости, стеклянную гранату с зажигательной смесью. Применение стеклянных гранат доказывают и рисунки рукописи «Книга сокровищ» (1470 г., Египет).

Примером массированного использования зажигательных снарядов может служить сражение при г.Мансура. Летописец Жан де Жуанвиль писал: «25 декабря 1249 г. король Людовик IX подошел к одному из мелких рукавов дельты Нила, называемому Бахр-эс-Сагир, и подступил к стенам Мансуры. Король решил … построить плотину с тем, чтобы по ней можно было пересечь Бахр-эс-Сагир… Грозный противник возвел на южном берегу Бахр-эс-Сагира «ужасные батареи устройств, беспрестанно разрушающих труды христианских мастеров и строителей, …снаряды арбалетов и греческий огонь летели наподобие дождя… Когда они первый раз выстрелили в нашу сторону, мы пали ниц. Вид греческого огня был такой: он летел на нас в огромных сосудах, и хвост огня, выходивший из них, подобен был большим мечам. Приближаясь, он производил такой шум, что казался громом небесным или драконом, летящим по небу. Свет от него был такой, что все было видно как днем».

В 30-х годах ХХ века в сирийском городе Хама датские археологи во главе с П.Пентцем обнаружили помещение XIII века, которое было идентифицировано как «помещение для производства гранат. Здесь имелся горн для дистилляции газолина, отверстия в стене служили для вентиляции, а широкий кувшин с крышкой в полу был предназначен для того, чтобы защищать газолин от случайного попадания искр; снаружи находилась большая яма для приготовления извести, которая смешивалась с горючим».

Находка показала, что зажигательное оружие производилось в массовом количестве, уровень технологии был достаточно высок для изготовления зажигательной смеси и ее разлива в специальных помещениях. Она также подтверждает сведения письменных источников о применении различных зажигательных смесей с примесями серы, селитры, смолы, ртути и др.

Миниатюра «Осада Дамиетты в 1219 году». Стрелками указаны воины с зажигательными снарядами и “гранатами”

Опыт мусульманского Востока был широко использован армией Чингизхана. Летописец XIII-XIV веков Рашид ад-дин в книге «Джами аттаварих» приводит следующие примеры использования метательных снарядов: «установили маджаники, посыпались камни и стрелы, из сосудов гарура полилась нефть»; «привели нефтеметателя (наффатин), чтобы бросил сосуд с нефтью» («гарура аннафт»); «камнеметчики, огнеметчики, арбалетчики»; «гарура, наполненная зажигательной нефтью».

Автор сообщает, что хорезмшах Джалаладдин использовал огнеметчиков в полевом бою. Огнеметные установки использовались монголами против городов Ургенч, Нишапур, Багдад, но особенно широко на территории Булгарии и Руси, где большинство укреплений были деревянными. Летописец середины XIII века Ата Малик Джувейни говорит о «метателях горшков с горячей нефтью» в составе монгольского войска.

В битве при Лигнице в Польше монголы применяли «боевые дымы», а в битве при Шайо в Венгрии, 11 апреля 1241 г., «на защитников обрушился ливень стрел и камней, сопровождавшийся громоподобным шумом и огненными вспышками».

Уникальные сведения о зажигательном оружии дает Хасан ар-Раммах (XIII в.), автор «Книги по военному искусству и соответствующим военным орудиям». Его военный трактат, снабженный красочными рисунками, является незаменимым источником при изучении зажигательного оружия.

В XV-XVII вв., несмотря на развитие огнестрельного оружия, зажигательные составы сохраняют свое значение в военном деле. Так, при осаде крепости Махани на южном берегу Каспия Тимур «забросал его снарядами с нефтью и сжег». В 1572 году огнеметатели (нафтандаз) войска Абдаллах-хана разрушили мощные стены города Термез.

Значительные запасы зажигательных снарядов и смесей хранились в Москве, причем в русских источниках азербайджанская нефть обозначалась как «кызылбашская», так в просторечии называли государство Сефевидов со столицей в азербайджанском городе Тебриз. В 1636 году в «государевой казне» было «нефти кизылбажской 162 пуда 32 гривенки с полугривенкой». В 1686 г. для «сибирской даурской службы» было послано из Пушкарского приказа в Сибирский приказ вместе с другими «гранатными припасами» «полпуда нефти». В 1701 г. в Таванске в числе гранатных припасов было налицо «5 сулей нефти, в том числе одна неполна».

Приведенные примеры показывают, насколько широко применялось зажигательное оружие. В подавляющем большинстве случаев зажигательная смесь металась в керамических горшках и кувшинах, называемых в источниках «горшки с нефтью», «огненные горшки», «горшки огня».

Формы этих горшков, судя по изображениям на миниатюрах, различны. На одной из миниатюр военного трактата Хасана ар-Раммаха «Китаб ал-фурусйа фи расм ал-джихад» (1295 г.) рядом с противовесной катапультой изображен круглый, полый внутри снаряд с 5 горлышками. Горлышки красного цвета, по всей окружности снаряда изображены красные язычки, что, вероятно, символизирует огонь. В этой же книге изображен аналогичный снаряд с названием «ал каррас ал-ираки».

В вышеописанной осаде мусульманами Мансуры в 1249 году они применяли снаряды «кидр алираки» (иракские горшки), которые при ударе об цель взрывались. На третьей миниатюре рукописи ар-Раммаха указаны суда, перевозящие сосуды с зажигательной смесью. И если на 2-м судне показаны обычные кувшины, то на первом бросаются в глаза снаряды с тремя горлышками.

На миниатюрах рукописи «Ал-махзун фи джамииал-фунун» наряду со сфероконическими грушевидными гранатами изображены гранаты с плоским дном и тремя горлышками. Ж.Ф.Фино приводит изображения других снарядов из работ ар-Раммаха, и вновь мы видим снаряды с тремя горлышками. Четкое изображение такого же снаряда из рукописи «Китаб аниг фи-л манаджиг» приводит А.С.Юнусов. Вырывающиеся язычки пламени ясно указывают на горлышки сверху и в верхней части сосуда.

Как мы уже отмечали в начале статьи, миниатюры позволяют с полным основанием предположить, что сосуд, найденный в крепости Гюлистан, предназначался для заполнения зажигательной смесью. Вероятно, через центральное горло заливалась зажигательная смесь, и горло затыкалось пробкой. В момент, когда снаряд надо было метнуть, острым металлическим раскаленным предметом (типа длинного шила) пробивали перегородки в боковых горлышках, и тем самым смесь поджигалась.

Возможно, наличие нескольких горлышек нужно было для притока достаточного количества в оздуха, чтобы смесь горела и не затухала в полете. Если учесть, что крепость Гюлистан – резиденция ширваншахов не раз становилась ареной кровопролитных боев, версия представляется обоснованной.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.