Тарист Ширин Ахундов: неутомимый пропагандист азербайджанской музыки


Один из талантливых представителей классической азербайджанской музыки, неутомимый ее пропагандист Ширин Ахундов был известен по всему Закавказью.

Родился он в 1878 году в Сальянах. Музыкой он увлекся очень рано: с семи лет начал играть на гармони, а с тринадцати – на сазе.

Отец Ширина Мешади Гусейн занимался садоводством. Он был очень шабожным человеком. Когда сын играл дома на гармони, сазе или таре, отец выходил из себя. На этой почве дома часто случались ссоры. Однажды в порыве гнева Мешади Гусейн сломал тар и бросил его в печь, говоря, что это «порождение дьявола».

Взаимоотношения религиозного отца и сына-музыканта были натянутыми. Кончилось тем, что отец выгнал сына из дому. Говорят, что это произошло, когда в Сальяны на свадьбу приехал певец Джаббар Карягды оглы. Местные любители музыки попросили Джаббара Карягды оглы послушать Ширина. Искусная игра тариста понравилась известному певцу.

Джаббар Карягды оглы посоветовал Ширину приехать в Баку и продолжать там совершенствовать свое мастерство. Воодушевленный похвалой, Ширин вместе с матерью Зарафишан ханум переезжает в Баку и сразу идет к Джаббару Карягды оглы. В то время певец выступал с таристом Арсеном Ярамышевым и кеманчистом Аванесом.

Джаббар Карягды оглы включил молодого тариста в свое трио. Сначала Ширин играл на женской половине свадебных пиршестй. Однако он изо дня в день повышал свое мастерство, присматривался к игре Арсена и Аванеса и, вернувшись домой, разучивал их приемы.

В 1901—1902 гг. Ширин уже аккомпанирует на таре бакинским певцам Мешади Мамеду и Али Сахибу. Он знакомится с известным таристом того времени Марди Джанибековым, который выступал вместе с шекинским певцом Алескером и кеманчистом Мосесом.

Марди некоторое время занимался с Ширином, Именно он свел Ширина с певцом Алескером. Это было в 1903 году. С тех пор между Ширином и Алескером завязалась большая дружба. Позже к ним присоединился кеманчист Левон Караханов.

Трио Ширина, Алескера и Левона долгое время выступало в городах Закавказья. В Баку оно занимало второе место после трио Джаббара Карягды оглы. Искусная игра Ширина, гибкий, приятный, сочный голос Алескера, техническое мастерство Левона восхищали слушателей.

Ширину Ахундову принадлежит также немалая заслуга в развитии театрального искусства. В пору становления азербайджанского театра он отдал все силы и умение его развитию, способствовал созданию полноценных спектаклей.

В январе 1905 года, когда в Баку была поставлена пьеса М.Ф.Ахундова «Везирь хан Сарабский», Ширин вместе с Алескером вели музыкальное сопровождение спектакля.

В газете «Каспий» в ту пору было написано следующее:… художественной стройности спектакля в известной степени содействовали сазандары Алескер и Ширин, исполнявшие ряд небольших восточных музыкальных пьес…»

Кроме того, Ширин долгие годы играл на таре в антрактах спектаклей в театре Г.3.Тагиева, очень часто руководил театральным оркестром. Имя Ширина часто встречалось в печати, на афишах и в программах того времени.

Так, например, в одном из объявлений, опубликованным в газете «Кавказская копейка», сообщалось: «31 марта 1911 года в зале Моряков состоится «Мусульманский вечер». На вечере будет представлена трехактная пьеса Рза Закибека «Старая Турция». В антрактах выступает известный тарист Ширин Ахундов и певцы Джаббар Карягды оглы и Джамиль».

Ханенде (певец) Алескер Абдуллаев (он же Шекили Алескер), тарист Ширин Ахундов и кяманчист Левон Караханов после концерта среди местной знати

Ширин не только прекрасно играл, но и побуждал певцов своей искусной игрой лучше петь. Не случайно он, кроме Алескера, аккомпанировал на своем перламутровом таре Сеиду Мирбабаеву, Исламу Абдуллаеву, Джаббару Карягды оглы, Бюль-Бюлю, а в последние годы — Сеиду Шушинскому.

Певцы считали большой честью петь под аккомпанемент Ширина. Обычно таристов и кеманчистов принято делить на солистов и аккомпаниаторов. Ширин Ахундов счастливо сочетал в себе и то и другое. Его сольные выступления на больших концертах и смотрах неизменно сопровождались заслуженным успехом.

Ширин как до революции, так и после нее активно участвовал в концертах, проводившихся в Баку, Тифлисе и Эривани ш всегда пользовался любовью слушателей.

Его неоднократно приглашали выступать во многие города Закавказья и Ирана. Он дважды ездил в Иран с Алескером и Исламом Абдуллаевым и оба раза возвращался с золотой медалью.

В 1914 году венгерская фирма «Премьер рекорд» пригласила в Баку группу кавказских музыкантов и записала их игру и пение на пластинки. Ширин Ахундов исполнил для записи «Чаргях», «Сегях Мирза Гусейн», «Хасар» и «Мухалиф». Кроме того, он с кеманчистом Левоном аккомпанировал певцу Исламу, исполнившему 16 мугамов, теснифов и народных песен.

В 1920—1921 гг. Ширин Ахундов работает преподавателем игры на таре в Восточной консерватории, ездит в агитпоезде по многим городам Азербайджана.

Активный член Рабиса (Союз работников искусств), Ширин большое внимание уделял музыкальному воспитанию молодежи. В 1923—1926 гг. он создает на фабрике им. Ленина, в «Черном городе», в рабочих клубах кружки игры на таре.

Несмотря на тяжелую болезнь, Ширин до конца жизни сохранил творческую активность. Он беспощадно боролся против врагов тара и мугамата, смеялся над теми, кто считал необходимым «европеизировать» азербайджанскую музыку.

29 октября 1927 года в возрасте 49 лет Ширин Ахундов скончался. Азербайджанская музыка лишилась своего яркого представителя.

В некрологе, опубликованном в газете «Ени ел», говорилось: «Со смертью Ширина Ахундова мы потеряли работника искусства, который в течение 30 лет своей игрой завоевал большое уважение и авторитет среди народов Закавказья. Имя Ширина Ахундова было известно не только мусульманам Закавказья, но и среди армян. Ширин Ахундов своей прекрасной игрой тридцать лет служил азербайджанской музыке. Заслуги его велики.»

Многие известные музыканты высоко ценили игру Ширина. Джаббар Карягды оглы, Мешади Сулейман Мансуров, Сеид Шушинский, Мирза Мансур считали его выдающимся таристом.

Курбан Примов вспоминал, что «… Джаббар всегда брал его с собой в большие компании. Когда Ширин играл на таре, я не уставал слушать его. До сих пор в моих ушах звенит его игра, его исполнение «Махура».

Левон Караханов, хороше знавший Ширина Ахундова, вспоминал: «Я 65 лет играю на кеманче. До сих пор мне нравилась игра двух таристов. Первый – Мешади Зейнал, второй – Ширин Ахундов. Глиссандо в игре на таре осталось на память от Ширина. Нынешние подражают ему. Ширин приложил немало труда к тому, чтобы я стал музыкантом. Он был моим учителем и отцом.»

По материалам книги Ф.Шушинского “Народные певцы и музыканты Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.