Горхмаз Суджаддинов: Великий скульптор из Гянджи


О.БУЛАНОВА

Один из выдающихся, но мало упоминаемых скульпторов Азербайджана – Горхмаз Суджаддинов (1932-2010). Это автор многих монументальных памятников, заслуженный художник Азербайджана.

Суджаддинов родился в 1932 г. в Гяндже и до конца своих дней оставался верным своему городу. В 1937 г. арестовали его отца, Мамеда Таги Аскербейли, известного в Гяндже ученого и истинного интеллигента, заведующего кафедрой почвоведения сельскохозяйственного института, и пятилетний мальчик стал полусиротой. И получил фамилию Суджаддинов – чтобы уберечь Горхмаза от страшной участи изгоя, сына врага народа, бабушка записала его под материнской фамилией и отвезла мальчишку в Баку.

С 14 лет он был вынужден зарабатывать себе на жизнь, с самого детства мечтая стать скульптором. И как бы трудно не было, Горхмаз шел к своей мечте. И стал первым скульптором – выходцем из Гянджи.

В 1953 г. он окончил сначала Художественное училище им. Азима Азимзаде в Баку, потом продолжил профессиональное образование во Львовском художественном институте, а затем перевелся в Тбилиси – в Академии художеств, которую и окончил. Со студенческих лет Г.Суджаддинов участвовал в выставках, а в 28 лет, в 1960 г., стал членом Союза художников СССР. Его стали приглашать на более серьезные выставки – в СССР и за рубежом.

Одной из первых профессиональных его работ стал фонтан-памятник «Бахрам Гур, убивающий дракона» в Баку, установленный в 1959 г. на площади перед т.н. Домом ученых на проспекте Нефтяников. Это была во всех отношениях знаковая работа. Во-первых, это был один из первых памятников в Баку, отлитый из бронзы. Во-вторых, никто еще в Азербайджане не ставил памятников литературному герою, а трое студентов – Горхмаз Суджаддинов, Аслан Рустамов и Альберт Мустафаев – рискнули и выиграли конкурс, объявленный Алишем Лемберанским на лучшую статую для недавно образовавшейся площади.

В советскую эпоху, когда повсюду в архитектуре памятников торжествовало «трафаретное» искусство, молодые художники не ожидали, что их работу оценят, и из-за нехватки времени и средств для оплаты работы натурщика использовали в качестве модели Альберта Мустафаева. Памятник получился великолепным, стал одной из визитных карточек города, в нем был выражен тонкий и умелый подход к декоративной скульптуре, рассчитанной на природное окружение и городскую среду.

Затем были самые разные работы, в основном, в родной Гяндже. Так, в 1958 г. был установлен памятник Ленину, вторая масштабная работа скульптора, первая и при этом последняя монументальная «политическая». Хотя на заказ, чтобы элементарно было что поесть, приходилось «лепить» многочисленные бюсты Ленину и другим вождям.

«Я против политики в искусстве, – говорил мастер, который, кстати, умудрился не вступить ни в пионеры, ни в комсомол, ни в компартию. – Я хотел бы подарить Баку памятник любви».

В 1974 г. Гянджа увидела бронзовый памятник Гатыр Мамеду – герою первых лет советской власти. Памятник демонтирован в 2008 г., что стало для скульптора большой печалью, потому что получившийся у него Гатыр Мамед был далек от образа политического героя, скорее, в нем было что-то от героя дастана. Когда убрали в площади перед зданием исполнительной власти Гянджи памятник Ленину, таких переживаний не было, хотя скульптор считал, что памятники уничтожать нельзя. Никакие, даже установленные политическим лидерам или диктаторам.

В 70-е при въезде в Гянджу была установлена декоративная скульптура, изображающая женщину, протягивавшую чашу. Своеобразный привет всем приезжавшим в тогдашний Кировабад, очень милая и выразительная работа – несмотря на свой гигантский размер, без малейшей окраски соцреализма. Однако девушку с чашей постигла судьба памятников Ленину и Гатыр Мамеду…

«Она тоже исчезла в период правления Народного фронта, – вспоминал скульптор. – Но тут, видимо, дело было не в идеологии, а в том, что эта фигура высотой с четырехэтажный дом была целиком из алюминия. Ее просто-напросто продали на лом…»

В других городах скульптор также очень успешно работал. Прежде всего стоит упомянуть декоративную композицию «Апшерон» у главного входа в молодежный лагерь (турбазу) «Гянджлик» в Загульбе, невероятно выразительный портретный барельеф Самеда Вургуна на фасаде Театра русской драмы в Баку, одну из последних работ скульптора – надгробный памятник и мемориальную доску великой актрисы Насибы Зейналовой.

В 1992 г. Г.Суджаддинов получил приглашение на работу в Эрзурумский университет Ататюрка и начал педагогическую деятельность. Не забывая, конечно, и о творчестве. И Турция обогатилась памятником Мустафе Кемалю Ататюрку в Эрзеруме, скульптору Синану в Кайсери, а так же памятниками Физули, Юнусу Эмре, турецкому поэту XIII в., украсившими территории знаменитого университет в Кайсери, где Г.Суджаддинов возглавлял кафедру на факультете изящных искусств.

Еще одно направление работы мастера – портретный жанр. Из наиболее известных скульптур – двойной памятник Видади и Вагифу в Газахе, портрет Джавадхана. Чтобы добиться портретного сходства, были изучены останки последнего правителя Гянджи. Получилась удивительно экспрессивная работа, в чертах лица – в орлином носе, массивном подбородке, тяжелых надбровных дугах, резких скулах – проступает сила этого необыкновенного человека. Правитель изображен с непокрытой бритой головой, без короны или головного убора. И видишь перед собой не правителя, а простого воина. Воина-гянджинца.

Помимо металла и камня, скульптор работал с таким материалом, как дерево, который он любил за теплоту, за схожесть с человеческим телом. Из дерева он создал множество милых работ в стиле «ню». Отдельного упоминания заслуживают композиции «Адам и Ева» и «Поцелуй». Кстати, в дереве были исполнены и скульптуры Физули, Хагани, Деде Горгуда и некоторые другие работы.

Но самой, пожалуй, грандиозным, значительным и масштабным творением стала скульптурная композиция «Хамсе» у мавзолея Низами в Гяндже (1991 г.) и работа совместно с архитектором Фарманом Имамкулиевым над новым проектом мавзолея.

Ни об одной своей работе Горхмаз Суджеддинов не говорил с таким воодушевлением, как об этой. Кстати, на момент создания это была самая большая отлитая в бронзе скульптурная композиция в Азербайджане.

Горхмаз Суджаддинов – большой художник, которого еще предстоит оценить потомкам. В своей профессии, по праву считающейся избранной, он никогда не бегал за славой и «прожил» профессию как судьбу, оставив после себя множество прекрасных творений.

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.