Первые появления произведений М.Ф.Ахундова на сцене театра (XIX в.)

Гуманитарными науками внесен большой вклад в дело изучения и освещения многогранной деятельности М.Ф.Ахундова, его философских, социально-политических, атеистических, эстетических взглядов. Немало написано о его художественном творчестве, в частности, о его драматургии.

В трудах о М.Ф.Ахундове, в материалах периодической печати, в книгах и брошюрах, посвященных истории азербайджанского театра, в монографиях об актерах и в других исследованиях содержатся подробные сведения и о сценическом воплощении комедий великого писателя.

История азербайджанского театра неотделима от драматургии М.Ф.Ахундова — нет ни одного сколько-нибудь значительного этапа в ее развитии, который не был бы связан с постановкой его пьес.

Прежде всего необходимо остановиться на тех условиях, в которых появились пьесы М.Ф.Ахундова. Несомненно, важнейшую роль в их создании сыграла тифлисская театральная атмосфера. Тифлис в эти годы был административным и культурным центром Закавказья, тесно связанным с русской культурой.

По приезде нового наместника Воронцова выдвигается идея постройки в Тифлисе специального театра, и вскоре был построен театр на Эриванской площади. Русский театр начал работать в Тифлисе с 1845 г. В 1851 г. в распоряжение наместника в Тифлис приехал В.Соллогуб. Через некоторое время он был назначен директором выстроенного театра по сценическо-репертуарной части.

В.Соллогуб в статье «Новый театр в Тифлисе», так писал о зарождении просвещения в эти годы: «Здесь уже чувствуется необходимость просвещения, туземцы печатают статьи свои в Кавказских газетах, приготовляются обильные материалы для издания ежемесячного грузинского журнала. Князь Георгий Эристави начал писать комедии на грузинском языке, а Мирза Фатали Ахундов на татарском».

Спустя некоторое время в статье, посвященной сцене вообще и в частности Тифлисскому театру, В.А.Соллогуб писал: «И в туземной публике понятие об искусстве тоже начинается. Любовь к искусству вкрадывается в ее домашнюю жизнь, и это отрадное явлеление займет, хоти и скромное, но не последнее место в числе тех бесчисленных усовершенствований, которыми обновляется жизнь здешнего края».

Видя задачу театра в просвещении народа, в пропаганде прогрессивных идей, борьбе с беззакониями шариата, молодой М.Ф.Ахундов страстно мечтает о национальном театре. Всецело преданный этой мысли, он в период 1850—1856 гг. создает свои знаменитые комедии.

В 1859 г. было издано собрание сочинений под названием «Комедии и повести капитана Фетх-Али Ахундова» на «татарском языке». В предисловии, где давались элементарные понятия о театре, драматург говорил о себе следующее: «Для подготовки мусульманского народа к этому делу (драматургии) в виде опыта я написал шесть комедий и один рассказ. Представляя их все в одном томе просвещённому обществу, я не прошу, подобно прочим авторам, закрыть глаза на их недостатки и достоинства, наоборот, мое желание заключается в том, чтобы познакомившись с этим новым искусством, и другие, по мере своих сил, начали писать подобные произведения, чтобы благодаря их стараниям, оно нашло распространение среди мусульман. Моим делом было показать пример и образец и заложить основу».

Драматургическое наследие М.Ф.Ахундова состоит из шести комедий, и все они были поставлены на сцене азербайджанских театров. Но самой выдающейся, популярной комедией, не только выдержавшей очень много представлений, но и надолго сохранившейся в репертуаре, была его замечательная комедия «Гаджи Кара» («Приключение скряги»).

Как «Гаджи Кара», так и другие комедии М.Ф.Ахундова представляют большой художественный и историко-позиавательный интерес. Вместе с тем, они могут служить не только материалом для изучения творчества писателя, не только свидетельством эволюции его мировоззрения, но также дают основание для суждения о развитии сценического искусства в Азербайджане. К тому же надо отметить, что Ахундов был не просто драматургом, одновременно он являлся и теоретиком, оставившим ценнейшие мысли о драматургии и театре, которые использовались и развивались его последователями — драматургами и деятелями сцены.

Страстно любя свое дело и заставляя других осознать мощную воспитательную силу театра, признать его великой школой, М.Ф.Ахундов боролся средствами театра за просвещение народа. Хотя он знал, что в ближайшее время нельзя было надеяться на создание национального театра, он, несмотря на это, прилагал немало усилий к тому, чтобы его комедии были напечатаны и по возможности поставлены на сцене. Этому способствовала историческая обстановка и широкое признание, которое встретили комедии М.Ф.Ахундова после того, как они были опубликованы на русском языке.

Как писал журнал «Закавказский вестник»:Есть у нас и другая литературная новость.. На днях поступили в продажу комедии (напечатанные в одной книге) Мирза Фатали Ахундова. С произведениями г-на Ахундова отчасти уже познакомила нас газета «Кавказ», в которой они печатались в разное время; комедии Ахундова не напрасно возбудили общее любопытство здесь, у нас и в России; содержание их составляет такой предмет, который до сих пор никем не был затронут. Г-н Ахундов первый выступил с комедиями собственно из жизни одного из племен, населяющих Кавказ, из жизни татар, богатой типичными особенностями и характерами».

Высокую оценку драматургии Ахундова дал и журнал «Библиотека для чтения»: «Слыхали ли вы что-нибудь о Фет-Али Ахундове, сочинителе премиленькой и преоригинальной пьесы под. названием «Мусье Жордан ботаник и дервиш Мастали-шах, знаменитый колдун»? — Конечно, не слыхали, потому что имеем слабость редко читать русских писателей и, кроме того, почитать Петербург каким-то привилегированным пунктом литературной деятельности, — пунктом, вне которого нет спасения. А господин Фет-Али Ахундов, кажемся, никогда не бывал в Петербурге и произведение свое напечатал там, где растет виноград и серебряным венком раскинулись снеговые горы».

Такая оценка комедий М. Ф. Ахундова в русской печати, несомненно, облегчала им доступ на сцену, прежде всего русскую.

Драматургические произведения М.Ф.Ахундова впервые появились на сцене в 1851 г. Дорогу в театр им открыла комедия «Мусье Жордан», которая в 1851 г. была сыграна на сцене одного из домашних театров в Петербурге.

Отозвавшийся на спектакль рецензент указывал: «В С.-Петербурге, — как вам без сомнения известно, — в последние годы сильно развивалась благородная страсть к благородным спектаклям, на пользу бедных, на ничье удовольствие… Несколько недель тому назад я хлопотал о приобретший пьесы поновее и помилее для одного из домашних спектаклей. Один из моих добрых приятелей, – только что вернувшийся из странствования по Кавказу, выручил меня из затруднения, передал мне три фельетона газеты «Кавказ», заключавшие в себе комедию господина Фет-Али Ахундова. Комитет спектакля, прочитав ее, остался в полном восторге, артисты» узнавши, что в ней действуют карабахцы, начали с нетерпением ожидать репетиции. Мужчиным запаслись черкесками и кинжалами, дамы принялись примерять перед зеркалом городские шапочки и бешметы; пьеса принята была бесподобно и я надеюсь, что читатели, познакомившись с содержанием, хоть отчисти согласятся с мнением артистов-любителей».

На закавказских сценах М.Ф.Ахундова начали ставить в 1852 г. Постановка комедии «Медведь – победитель разбойника» Тифлисским русским театром явилась большим событием в культурной жизни города.

Газета «Кавказ», извещая своих читателей о подготовке спектакля, писала: «Будущий четверг, 31 января, будет ознаменован небывалым литературно-драматическим событием. Мы увидим в первый раз на сцене татарские нравы, татарские костюмы, татарские кибитки, всю татарскую жизнь в верном изображении и, что всего замечательнее, мы встретим в первый раз на афише имя татарского сочинителя. Читатели «Кавказа» помнят еще, конечно, комедию Мирза Фет-Али Ахундова «Медведь — победитель разбойника», которая издавна украшала столбцы нашего фельетона. Это произведение даровитого сотрудника «Кавказа», изобличающее истинный комизм и редкую наблюдательность, не могло бы, однако, выдержать испытание без некоторых изменений. Автор сам это почувствовал и со свойственной истинному таланту скромностью, обратился к лицам сведущим, за советами, в которых, разумеется, не было отказа. Таким образом, автор имел случай переделать свою комедию по условиям сцены, и в четверг, в бенефис госпожи Арнольд, он представляет на суд цублики свое первое сценическое произведение».

7 февраля 1852 г. состоялся второй спектакль в пользу актера Максимова. Об этом газета «Кавказ» сообщала: «В Тифлисском театре русскими актерами в четверг 7-го января (опечатка — следует читать: 7-го февраля) представлено будет в пользу актера императорских театров г-на Максимова, в первый раз «Медведь — победитель разбойника», оригинальная комедия в трех действиях, соч. Мирза Фатали Ахундова (переделанная для сцены), в коей роль бразильской обезьяны исполнена будет г. Перво».

Необычный успех, сопутствовавший первой комедии М.Ф.Ахундова, заставил руководство театра обратиться ко второй его пьесе. В феврале 1853 г. состоялась премьера комедии «Визирь Сарабского ханства» в бенефис суфлера труппы — Петровского.

Таковы краткие сведения о постановках комедий М.Ф.Ахундова на русской сцене, почерпнутые из прессы того времени. Они позволяют сделать заключение об огромном интересе, вызванном постановкой комедий, о серьезной работе над их сценическими вариантами и успехе, выпавшем на их долю. Эти спектакли были первыми шагами в деле постановки пьес М.Ф.Ахундова на сцене, первыми страницами интересной, яркой и своеобразной книги, запечатлевшей дальнейшую сценическую судьбу драматурга.

Первый спектакль на азербайджанском языке из Ахундовского репертуара относится к 1870 г., когда силами любителей был поставлен на местной шушинской сцене «Гаджи Кара». Постановка этого спектакля связана с именем одного из первых артистов-любителей мусульманской сцены Мирзы Мухтара Мамедова, начавшего с него свою сценическую деятельность.

Разумеется, у шушинских спектаклей не было каких-либо признаков профессиональности. Они не были регулярными и, приуроченные к праздничным дням, носили случайный характер. Именно поэтому спектакль 1870 г., неизвестный прессе и широкому кругу зрителей, не может считаться зарождением азербайджанского театра.

Начало постановки пьес М.Ф.Ахундова на азербайджанской сцене относится к 1873 г., когда любителями была поставлена комедия «Визирь Ленкоранского ханства».

Афиша 1886 г. – “Мусье Жордан…”

В 1873 г., будучи учеником шестого класса, Наджафбек Везиров впервые посетил спектакль русских драматических артистов в театре Г. 3.Тагиева. Спектакль произвел на него большое впечатление – в этот вечер он понял, что такое театр и настоящее драматическое искусство. Наутро, придя в училище, Наджафбек спросил у своего учителя Гасанбека Меликова (Зардаби), есть ли какие-нибудь театральные произведения на родном языке.

Надо сказать, что Г.Меликов, человек передовых взглядов, пользовался большой любовью и уважением среди учащихся Бакинского реального училища, где он с 1869 г. вел курс естествознания. Не ограничиваясь преподавательской деятельностью, большую часть времени он проводил среди учащихся, знакомя их с новыми книгами, журналами, помогал учащимся-азербайджанцам овладевать русским языком.

Вскоре Гасанбек принес в училище томик пьес Мирзы Фатали Ахундова, который он ранее получил в подарок от автора. Когда, собрав азербайджанских учащихся, Наджафбек пришел к Г.Меликову, последний рассказал им о театре, о М.Ф.Ахундове, в частности об одной комедии, которую он посоветовал ученикам сыграть своими силами.

По воспоминаниям Меликова и Везирова, этой комедией был «Гаджи Кара», но позднее было установлено, что первым спектаклем, сыгранным учениками реального училища, был «Визирь Ленкоранского ханства». Началась подготовка спектакля. Репетиции проводились ежедневно после обеда в столовой пансиона. Наджафбек Везиров вложил много труда в подготовку спектакля, проходя все роли со своими товарищами. Спектакль состоялся 10(23) марта 1873 г. в зале Бакинского общественного собрания.

Здесь же 17 апреля, т. е. спустя немногим более месяца, был показан «Гаджи Кара». Оба спектакля имели большой успех, хотя по некоторым свидетельствам собрали немного зрителей, среди которых к тому же мало было азербайджанцев. Об успехе спектаклей говорят опубликованные в газетах «Кавказ» небольшие заметки и воспоминания участников.

Впоследствии Г.Меликов, имея в виду спектакль «Гаджи Кара», шедший, по его мнению, первым, писал в своей статье «Основание мусульманского театра»: «О нашем мусульманском театральном представлении писали в тифлисских газетах. Покойный Мирза Фатали, прочитав об этом, прислал мне подробнейшее письмо, очень благодарил что при его жизни мусульмане на своем родном тюркском языке сыграли его комедию, и очень сожалел, что он сам не мог быть очевидцем этого представления. И сам писал, что «Гаджи Кара» ему нравится больше других своих комедий и просил, чтобы по моему приезду в Тифлис рассказать ему, как каждый из исполнителей сыграл свою роль. Из указанного письма видно, что ни одна из его комедий до этого не исполнялась на тюркском языке. Только во время наместничества князя Воронцова его комедии «Мусье Жордан» и «Визирь Сарабского ханства» исполнялись в Тифлисе на русском языке».

Зардаби ошибается, когда пишет о постановке «Мусье Жордана» на тбилисской сцене. На самом деле, была поставлена комедия «Медведь — победитель разбойника».

Известна и такая подробность: М.Ф.Ахундов, отвечая на телеграмму, направленную ему в связи с постановкой «Гаджи Кара», писал: «Сегодня, показав «Гаджи Кара» со сцены, вы этим продлили мою жизнь еще на десять лет».

Между тем, как указывал доктор искусствоведения Дж.Джафаров, ахундовские комедии ставились в Губе (1875) и в Нухе (Шеки) в 1879 году.

Любопытные данные о постановке «Гаджи Кара» в Нухе в 1879 году сообщает организатор этого спектакля — писатель и педагог Рашидбек Эфендиев: «В 1878 году Мирза Фатали лежал у себя дома больной гриппом. Когда я приехал в Тифлис, мне удалось повидать его. Я пришел к нему за помощью — устроиться в одну из школ, содержащихся на государственные средства. Посоветовав мне поступить в горий-скую семинарию, он сказал: Дружище, я хотел бы, чтобы поставили одну иа моих комедий, выберите, что вам больше понравится. Я исполнил его желание. В 1879 году, соорудив сцену в одном из складов, где хранились коконы шелкопряда, мы сыграли «Гаджи Кара» («Приключение скряги»).

Имеются данные и о последующих спектаклях в Нухе по инициативе местных любителей театра Г.М.Шихлинского и Ш.Эмирджанова. В ноябре 1883 г. с участием мусульманской молодежи вновь состоялся спектакль «Гаджи Кара».

Несмотря на сложность драматургического материала, любители удачно справились со своими ролями. Выручка от представления в сумме 162 рубля была отдана в пользу учащейся молодежи. Спектакль произвел на нухинцев большое впечатление, и они с нетерпением ждали следующего показа.

30 декабря 1879 г. по канцелярии начальника управления наместника Кавказского округа было дано Кавказскому цензурному комитету распоряжение: «…для представления драматургических, вообще сочинений на театрах Кавказского Закавказского края требуется дозволение наместника, вследствие чего государь великий князь изволил приказать возложить на Кавказский цензурный комитет рассмотрение всех драматических сочинений на туземных языках, назначенных к представлению…».

Это распоряжение было сообщено также тифлисскому губернатору и нанесло немалый вред начинавшему развиваться в Азербайджане театральному делу. Не имея на руках других драматических пьес, любители театра должны были провести сочинения М.Ф.Ахундова через цензурный комитет, который не только задерживал выпуск спектаклей, но временами и совсем запрещал их без каких-либо причин, препятствуя развитию театрального искусства.

Но несмотря на эти трудности, во многих городах Азербайджана — Нухе, Шуше, Нахичевани и других были показаны первые спектакли на материале драматургии М.Ф.Ахундова. Так, в 1884 г. в Шуше силами учителей местной русской школы бьмй поставлены комедии «Медведь — победитель разбойника» и «Мусье Жордан».

Впоследствии, вспоминая эти спектакли и свои первые опыты на поприте драматургии, А.Ахвердиев писал: «В 1884 году, 14-летним мальчиком я впервые посетил театр. Играли пьесу «Медведь — победитель разбойника» Мирзы Фатали. Пока занавес не был открыт я думал, что будут показывать фокусы. Занавес открылся, и я увидел своего учителя Юсиф бека, на нем была чоха, на голове бухарская папаха, на поясе висел кинжал, в руке он держал винтовку, стоял на сцене и говорил какие-то слова об удали, геройстве. Затем я увидел и других своих учителей и постепенно понял, что такое театр, что такое комедия. Через несколько дней те же учителя сыграли комедию «Мусье Жордан». Театральный спектакль произвел на меня особое впечатление, и я в тот же день, легко раздобыв сборник Мирза Фатали, начал читать его. Среди его комедий мне больше всего понравилась «Гаджи Кара». Под влиянием этой комедии летом 1888 года я написал комедию «Гаджи Дашдамир», очень близкую по содержанию к «Гаджи Кара».

С 1886 г. комедии Ахундова ставились на азербайджанском языке в Тифлисе. Эти факты говорят о том, что дело, начатое в 1873 г. зачинателями азербайджанского театра, получило дальнейшее развитие благодаря энтузиазму и неустанному труду передовых представителей интеллигенции — учителей, писателей, просветителей. Интенсивный рост театрального движения привел к тому, что в 1888 г. в Баку под руководством учителя Габиб-бека Махмудбекова была создана театральная труппа, ставившая более или менее регулярно драматические пьесы.

Первые ахундовские спектакли носили любительский характер и были подготовлены учащимися школ. Так было не только в Азербайджане, но и в различных городах России. В одной из своих корреспонденции в «Терджиман» Фирудинбек Кочарли, описывая первый любительский спектакль в Эривани в 1886 г., с болью писал о жизни тогдашнего мусульманского общества, указывая на его крайнюю отсталость и инертность по сравнению с другими мусульманами, населявшими Закавказье.

Отрадным явлением в этой застойной жизни была лишь молодежь, среди которой выделялась группа учащихся, подававших надежды. Силами этих воспитанников учительской школы 3 января 1886 г. был устроен домашний спектакль, привлекший много зрителей, где была показана комедия М.Ф.Ахундова «Мусье Жордан, ботаник, и дервиш Мастали-шах, знаменитый колдун».

Этот спектакль, завоевавший успех, по желанию публики был вторично дан 29 декабря 1886 г. Таковы были первые театральные спектакли в жизни мусульманского общества Эривани.

В 1890 г. учениками эриванской семинарии была вновь поставлена по разрешению властей комедия М.Ф.Ахундова «Мусье Жордан». Показанный 4 апреля спектакль прошел удачно и собрал много публики, горячо аплодировавшей исполнителям.

17 декабря 1891 г. было получено разрешение на постановку пьесы М.Ф.Ахундова «Визирь Сарабского ханства». В декабре 1892 г. армянскими артистами под руководством ханум Малян в зале Миры была сыграна на азербайджанском языке комедия «Мусйо Жордан и Мастали Шах».

В марте 1895 г. любители Елисаветполя (Гянджи) с благотворительной целью решили осуществить на сцене общественного собрания постановку пьесы «Гаджи Кара». Так как она не вошла в список пьес, дозволенных в 1893 г., была послана телеграмма в цензурный комитет, однако последний, отвечая Елисаветпольскому полицмейстеру, запретил ее постановку.

Таким образом, пьеса «Гаджи Кара» в течение долгого времени находилась под запретом и только в конце 1890-х годов труппой учителя Габиббека Махмудбекова было получено разрешение на ее постановку и в ноябре 1898 г. бакинский зритель увидел это замечательное творение М.Ф.Ахундова. В спектакле, хотя и далеком от профессионализма в настоящем понимании этого слова, покорил публику своей естественной и правдивой игрой артист-любитель Джахангир Зейналов. Благодаря его участию работа труппы получила высокую оценку как большое и нужное начинание.

Поэтому постановка «Гаджи Кара» в 1898 г. была одним из самых интересных событий в театральной жизни города. С одной стороны, она сняла запрет с пьесы, а с другой — помогла выявлению целой плеяды азербайджанских актеров, утверждению реалистической линии в театре. Реализм ахундовских пьес требовал от актера естественной игры на сцене, и поэтому эти спектакли стали своеобразной школой мастерства для азербайджанских любителей.

Газета «Кавказ» ссылаясь на «Терджиман», сообщала о постановке «Мусье Жордана» 27 ноября 1898 г. в Гяндже. Уже в следующем 1899 году, 3 марта, была поставлена другая пьеса М.Ф.Ахундова — «Мусье Жордан».

31 янраря 1898 г. на тифлисской сцене на грузинском языке была осуществлена постановка комедии «Визирь Сарабского ханства». Считая этот спектакль событием в культурной жизни города, газеты «Иверия», и «Тснобис пуртсели» высоко 0ценили работу актеров и отметили игру Б. Канделаки (хан), Б. Габеванова (визирь) и К.Черкезишвили (Зиба ханум).

Таковы вкратце постановки ахундовских пьес, осуществленные до создания первой постоянной драматической труппы в начале XX века.

По материалам книги А.Алиевой «М.Ф.Ахундов и театр»