О таинственном орнаменте на здании института в советском Баку

baku-ornament-stroy

О.Буланова

Традиции азербайджанской национальной архитектуры уходят своими корнями в далекое прошлое. Из глубины веков к нам пришли конструктивные особенности и приемы оформления фасадов, их резное каменное убранство.

И в каждом самобытном памятнике национального зодчества видна несомненная связь времен и преемственность устойчивых архитектурных традиций.

Эта связь времен не была нарушена и во времена советского строительства, даже в 1970-х гг., когда все было подчинено либо экономической целесообразности, либо советской пропаганде.

Пример тому – новое здание Инженерно-строительного института, построенное в 70-80-х гг. (Это был типичный долгострой – 16- этажное здание возводили больше десяти лет.)

Это железобетонное сооружение абсолютно ничем не примечательно, мимо пройдешь – и взгляду остановиться не на чем. Такие общественные здания строились по всему СССР, они все – как братья-близнецы, и возникает даже мысль, что все они имеют одного автора – не очень талантливого и совсем не креативного архитектора. Однако мы недаром в начале заговорили о связи времен и преемственности архитектурных традиций.

На Востоке любые здания было принято украшать, и в т.н. “период застоя” тоже старались хоть как-то украсить фасады. И вот вдоль всего фасада на двух огромных бетонных панелях, идущих снизу доверху, были выполнены геометрические орнаменты.

Они довольно необычны – не выступали рельефно на поверхности, а были как бы вдавлены. Но их главная необычность на самом деле была совсем не в этом, а в том, что эти орнаменты обозначают.

На первый взгляд это совсем незамысловатый геометрический узор из черточек, на который никто никогда не обращал внимания. Однако, это был вовсе не орнамент, а надпись. Зашифрованная надпись.

И чтобы ее зашифровать, были использованы приемы, которыми пользовались многие средневековые мастера: надпись, состоящая всего из одного повторяющегося слова, была исполнена в зеркальном отображении, более того, каждый следующий рисунок был выполнен в перевернутом виде. Использованный прием “углубленного” орнамента дал также и сильный контраст теней, который затруднял расшифровку.

Так что же это за слово такое загадочное, которое так зашифровано? Это слово – “Аллах”! Кроме всех вышеописанных хитростей, оно было выполнено еще и куфическим шрифтом. Все эти хитрости и шрифт и позволили долгое время не задумываться над расшифровкой.

Вот так безликое здание стало одной из “изюминок” бакинской архитектуры, точнее, одной из изюминок декора бакинских фасадов.

Хотя, надо сказать, что орнамент в виде слова “Аллах” для национального зодчества более чем традиционен и у этой традиции глубокие корни – еще со времен Средневековья.

Глубокие корни и у традиции зашифровывать надписи.

Слово “Аллах” в зашифрованном исполнении встречается в национальной архитектуре на мавзолее “Нушабе тюрбеси” (Барда). Этот мавзолей был построен в 1322 г. нахичеванским зодчим Ахмедом ибн Эюбом ал-Хафиза.

Внешняя поверхность мавзолея была покрыта узором из глазурованного бирюзового кирпича, уложенного вертикально, и отшлифованного красного кирпича, уложенного горизонтально.

Слово “Аллах”, многократно повторяющееся по всему фасаду и написанное все тем же куфическим шрифтом, образовало сочетание различных расцветок и фактуры кирпичей. Повторяющаяся надпись покрывала всю поверхность мавзолея и шла по диагонали.

Чуть более поздний памятник архитектуры, в котором использовано слово “Аллах”, – это мавзолей культового комплекса на кладбище Имамзаде, построенный на восточной окраине Нахчывана.

Мавзолей был построен в XVIII в. и в его декоре был использован светло-охристый кирпич. Многократно повторяющаяся надпись “Аллах” образовалась темно- фиолетовыми глазурованными кирпичами, уложенными вертикально – по принципу бардинского мавзолея. В случае с этим мавзолеем орнаментом была покрыта не вся его поверхность, а только барабан купола.

Все эти приемы пришли в национальное зодчество благодаря распространению на территории азербайджанских ханств ислама, который оказал существенное влияние и на архитектуру в целом, и на приемы декорирования фасадов и внутренних помещений.

Официально в исламе запрещено изображать человека и животных, то неудивителен расцвет исламской орнаменталистики (которая, к слову сказать, послужила прототипом для появления европейской), которой стал характерен бессюжетный орнамент – растительный, геометрический и эпиграфический, т.е. использующий графические начертания букв.

Этот орнамент стал настоящей жемчужиной исламской культуры. С его помощью писались даже целые суры из Корана.

В Средние века этот орнамент стал широко использоваться для украшения монументальных зданий, но, в основном, конечно, культового характера, и создавал их неповторимый художественный облик.

И вот такой прием мы вдруг видим в ХХ в. на здании Инженерно-строительного института! Как такое прошло незамеченным в советское время, в самый его застойный период, остается только гадать.

Может быть, партийные функционеры были плохо образованы или им просто в голову не приходило, что в советское “безбожное” время кто-то осмелится вот так открыто на фасаде написать слово “Аллах”?

Хотя тот факт, что это стилизация под арабскую вязь, мог не заметить только слепой. Но в стилизации под арабскую вязь партийные бонзы не видели, видимо, ничего плохого или подрывающего советские устои.

Кто же это придумал? В чью голову пришла такая хитрая мысль? Имя архитектора этого институтского здания известно – это Леонард Игнатьевич Гонсиоровский (1905-1973), который преподавал в свое время в АзПИ (Азерб. Политехническом Институте) в Архитектурном отделении Строительного факультета. После создания, проект здания института дорабатывался в ГипроВузе (Советский государственный институт по проектированию высших учебных заведений СССР). А осуществлялся проект уже после смерти Гонсиоровского.

Назвать Гонсиоровского известным архитектором довольно сложно, но он автор, точнее, один из соавторов и руководитель проекта создания республиканского стадиона им. Тофика Бахрамова (ранее им. В.И. Ленина, а еще ранее – им. И.В. Сталина) и один из соавторов монумента Азии Асланову (Нагорный парк).

Кстати, Леонарда Гонсиоровского, поляка по происхождению, не стоит путать еще с одним архитектором Гонсиоровским и тоже польского происхождения – одесским архитектором Феликсом Гонсиоровским, жившем в XIX в. и внесшим неповторимый вклад в архитектурный облик этого замечательного города у моря.

Одно можно сказать абсолютно точно: появление орнамента – не случайность. Это результат чьей-то целенаправленной деятельности.

И этот кто-то сильно рисковал – точно так же, как и исламские зодчие древности. Ведь догадайся кто-нибудь из партийного руководства или из КГБ, что на фасаде вуза начертано слово “Аллах”, автору идеи пришлось бы доживать свой век не в теплом Баку, а в какой-нибудь холодной Воркуте.

А ведь слово “Аллах” оказалось спрятанным не просто на фасаде какого-то вуза, на именно инженерно-строительного института. В этом тоже явно чувствуется преемственность традиций. И намек.

Материал является частью серии «Тайны Баку». По архивным материалам газеты ЭХО