Интеллигент-уголовник: студенческие годы Мешади Азизбекова


М.Казиев

Среди деятелей революционного движения в Азербайджане, кого в независимой стране не так часто вспоминали добрым словом, был Мешади Азизбеков (1876-1918). К азербайджанскому революционеру, который боролся против царизма, в советское время отношение было прямо противоположное.

Представитель азербайджанской демократической интеллигенции, вышедшей из народа, Азизбеков начал свою революционную деятельность в Петербурге под непосредственным влиянием русских революционных социал-демократов, питерского пролетариата.

Огромное значение для формирования мировоззрения Азизбекова имели годы его работы в Баку. Здесь из него вырастили “профессионального революционера”, которого много лет спустя свои же земляки оценивали по-разному. Во советское время – был героем, после развала СССР – предателем. Но в то время, Баку сделал из Азизбекова человека идейного, принципиального и непримиримого.

Вместе с другими большевиками Мешади Азизбеков шел во главе трудящихся Азербайджана в годы первой русской революции, во время столыпинской реакции, в период нового подъема рабочего движения и в годы первой мировой войны Азизбеков принял участие в борьбе за установление Советской власти в Азербайджане в 1917—1918 годах.

В сентябре 1918 года, Азизбеков в числе 26 комиссаров был убит. В советское время его и остальных комиссаров возносили до небес, после развала СССР и обретения Азербайджаном независимости, деятельности Азизбекова была дана другая оценка.

С чего начинался путь известного азербайджанского революционера? Можно сказать, что с его отца – каменотеса Азиза Азимбек оглы, который был активным участником первых выступлений бакинского пролетариата против царизма и капиталистов.

Однажды Азиз Азимбек оглы, защищая права рабочего, открыто выступил против полиции. За это он был арестован, судим и сослан на каторгу, в Сибирь, где он и скончался. В это время Мешади Азизбекову шел тринадцатый год.

Азизбеков остался на попечении своей матери — Сальминаз, не имевшей в жизни никакой опоры и рассчитывавшей исключительно на свой труд за который ей платили гроши. Но Сальминаз Азизбекова, твердо решив дать своему сыну образование, посвятила этому всю свою жизнь.Она воспитала в Мешади трудолюбие, силу воли, постоянное стремление к знаниям.

Азизбеков был одаренным мальчиком – он мечтал об учебе, его непреодолимо влекло в школу, к книгам. Но не легко было добиться права на образование сыну мастерового, сосланного на каторгу за выступление против властей. Только благодаря длительным и настойчивым хлопотам матери, 13-летнему Мешади Азизбекову удалось в 1889 году поступить в Бакинское реальное училище.

Азизбеков блестяще учился, был одним из лучших и способных учеников в классе. Товарищи по училищу нередко обращались к нему за помощью и советами. После окончания основного отделения реального училища Азизбеков в сентябре 1894 года едет в Тифлис для продолжения образования в Тифлисском реальном училище. Но ввиду болезни и тяжелого материального положения, Мешади перевелся в дополнительный класс Бакинского реального училища.

М.Азизбеков в 1895 г.

Здесь начинает формироваться его мировоззрение. В сознании Азизбекова все больше зреет ненависть царскому режиму. Азизбеков старательно изучает творчество классиков азербайджанской литературы — Низами, Физули, М.Ф.Ахундова и других.

Азизбеков выучил русский язык, что позволило ему читать произведения Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Толстого. Он также стал интересоваться трудами русских революционных демократов — Белинского, Герцена, Чернышевского. Как рассказывали товарищи Мешади по училищу, он был поглощен чтением этих книг.

Несмотря на многие лишения, Азизбеков в июне 1896 года окончил дополнительный класс Бакинского реаяыюго училища и тем самым получил в полном объеме среднее образование.

Чтобы идти в жизни самостоятельной дорогой, Азизбеков решил, как бы трудно это ни было, добиться получения высшего образования. Осенью 1896 года Сальминаз Азизбековой удалось скопить небольшую сумму денег, и Мешади Азизбеков, сдав конкурсные экзамены, поступил в Петербургский технологический институт.

Надо отметить, что царское правительство всячески препятствовало зарождению и развитию национальной интеллигенции у народов, населявших окраины Российской империи. Прием в высшее учебное заведение лиц нерусской национальности был ограничен определенной нормой. Серьезным препятствием для поступления в высшее учебное заведение служила и высокая плата за обучение. Характерно, что когда Мешади Азизбеков возбудил перед Кавказским Учебным округом ходатайство о предоставлении ему одной из немногих стипендий, установленных для учащихся высших учебных заведений, царская администрация ответила на это ходатайство решительным отказом.

Потеряв надежду на получение стипендии, Азизбеков все же продолжал учиться в Петербургском технологическом институте. В поисках средств к существованию он вынужден был давать частные уроки.

Как свидетельствовали его институтские товарищи. Азизбеков своей общительностью, редкой нш-танностью и жизнерадостным, отзывчивым характером быстро завоевал среди студентов любовь и уважение. Он интересовался политическими и общественными вопросами. Он нередко повторял, что лишь таким путем можно подготовиться к общественной деятельности и принести пользу своему народу.

Азизбеков учился в Петербурге в годы бурного роста рабочего движения и широкого распространения марксизма в России.

А тем временем, в 1890-х годах XIX и в начале XX столетия революционная борьба в России набирала обороты. По возвращении из-за границы В.Ленин в 1895 году объединяет существовавшие в Петербурге марксистские рабочие кружки в единый «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», явившийся зачатком революционной пролетарской партии в России. В революционной борьбе рабочего класса, руководимого социал-демократией, активное участие принимала студенческая молодежь.

Азизбеков активно включился во все это. Он стал организовывать студенческие марксистские кружки, участвовал в массовых революционных выступлениях студентов Петербурга.

Одним из первых революционных выступлений Мешади Азизбекова против царизма явилось его активное участие в студенческой демонстрации 4 марта 1897 года. Студенчество Петербурга, возмущенное вестью о самоубийстве в Петропавловской крепости политзаключенной, собралось у Казанского собора, чтобы отслужить панихиду.

Полиция запретила служить панихиду, но Азизбеков заявил «Нет попа — отслужим гражданскую». В результате тысячи студентов распевая революционные песни, двинулись по улицам Петербурга. Эта демонстрация закончилась столкновением с полицией и рядом арестов. Был арестован и Мешади Азизбеков, которого царские власти заключили в петербургскую одиночную тюрьму, получившую в народе название «Кресты».

М.Азизбеков в тюрьме Кресты (Петербург, 1987 г.)

Азизбеков, будучи активным участником массовых революционных выступлений студенчества, в то же время поддерживал связь с рабочими социал-демократическими кружками.

В эти годы он изучал многие произведения основоположников марксизма-ленинизма. Уже после его смерти, было обнаружено много его личных книг, с пометками на полях. Среди этих книг были произведения «К критике политической экономии», «Кельнский процесс коммунистов», «Классовая борьба во Франции 1848—1849 гг.», «Нищета философии», «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», «Положение рабочего класса в Англии», «Политическая экономия», «Социализм», «Развитие капитализма в России» и другие.

Азизбеков также продолжал читать русскую классическую литературу, часто посещал петербургские театры, пропадал в библиотеках, ходил на художественные выставки.

В Петербурге Азизбеков окончательно формируется как марксист, революционер. Он также продолжал принимать участие в политических демонстрациях, нелегальных студенческих сходках, рабочих митингах.

Будучи студентом Петербургского технологического института, Мешади Азизбеков не прерывает связей с Баку и время от времени, особенно в дни каникул, а также в моменты особенно угрожающих полицейских преследований приезжает сюда и продолжает свою революционную деятельность.

В Баку Азизбеков был образом связан с рабочими социал-демократическими кружками, существовавшими здесь еще с 1896—1897 годов. Здесь за ним следила полиция, отмечая в рапортах, что студент Петербургского технологического института «Мешади Бек Азизбеков хорошо знает татарскую (азербайджанскую) среду, которая питает к нему доверие. Во время приездов в Баку он вращается в этой среде и никогда с нею не прерывал».

В конце 1904 года, в связи с русско-японской войной, Технологический институт временно был закрыт. Мешади Азизбеков вынужден был прервать учебу и переехать в Баку, где начался новый период его революционной деятельности.

По материалам книги автора

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.