Шрамы карабахской войны: летчик бывшей Советской армии на службе в Азербайджане

14 февраля 1992 г. считается днём создания военной авиации Азербайджана, который оказался втянутым в войну за Нагорный Карабах в результате армянской агрессии.

В этот день два Ми-24 в составе экипажей Сергей Туваев — Рафаэль Ширинов и Алексей Шварев — Фахраддин Мусаев совершили боевой вылет в Аскеранском районе, где, по информации, приземлился армянский Як-40. Но при подлете к Аскерану по вертолетам был открыт огонь с земли. Подавив огневые точки противника, оба вертолёта вернулись на аэродром базирования.

Летом 1992 г. под руководством пилота армейской авиации Гусейнджана Азимова на аэродроме Гала началась организация лётного учебного центра для подготовки пилотов вертолетов.

В 1993 г. был осуществлён первый набор 37 курсантов в лётный учебный центр. Начальником лётного учебного центра был назначен Алексей Шварев. Им была разработана ускоренная программа подготовки пилотов. Первый выпуск состоялся летом 1994 г.

Фактически Гусейнджаном Азимовым и Алексеем Шваревым были заложены основы подготовки в Азербайджане пилотов как боевых, так и транспортных вертолетов.

В Первой Карабахской войне за территориальную целостность Азербайджана принимало участие большое количество украинцев. Среди них был и А.Шварев. Шварев родился 30 мая 1961 года на Северном Урале. В 1982 году окончил Высшее военное авиационное училище, потом служил сначала в Забайкалье, потом в Афганистане. Затем была служба в Узбекистане и Таджикистане.

И, наконец, уже имея за плечами большой практический опыт эксплуатации боевых вертолетов, в 1989 году он оказался на аэродроме Сангачал в Азербайджане. Спустя 2 года СССР распался, и, он в звании майора застал вывод советских войск из Азербайджана.

Надо отметить, что комплектование экипажей боевых самолётов ВВС Азербайджана шло по принципу, когда действующие военные летчики приводили в ряды ВВС своих прежних сослуживцев из рядов бывшей Советской армии.

После развала СССР и начала развала бывшей Советской армии большое количество военных летчиков осталось не у дел и без средств к существованию. Поэтому многие соглашались на службу в рядах ВВС Азербайджана, где можно было получать денежное вознаграждение. Военных пилотов-азербайджанцев в рядах Советской армии были единицы. Поэтому приходилось комплектовать экипажи боевых самолётов переманивая военных пилотов из авиационных частей и подразделений бывшей Советской армии.

К сожалению, война не бывает без потерь. Несла потери и военная авиация ВС Азербайджана. 12 членов экипажей вертолетов были удостоены звания Национальный герой Азербайджана: Явер Алиев, Сергей Сенюшкин, Виктор Серегин, Сафа Ахундов, Арастун Махмудов, Евгений Карлов, Фахраддин Мусаев, Закир Меджидов, Руслан Половинко, Джаваншир Рагимов, Закир Юсифов, Тахир Багиров.

Алексей Шварев – единственный, кто остался жив из четверки военных пилотов (Сергей Сенюшкин, Сергей Туваев, Алексей Шварев, Евгений Карлов), которые перешли из Советской в Азербайджанскую Армию и приняли самое активное участие в формировании армейской авиации Азербайджана.

«…на мое решение перейти на службу в Азербайджанскую Армию оказали огромное влияние трагические события в городе Ходжалы. Когда Карлов и Туваев, летавшие в Ходжалы, рассказали о том, что там произошло, с какой нечеловеческой жестокостью армяне убивали покидавших город мирных жителей, то я внутренне содрогнулся. После этого у меня уже не было никаких сомнений относительно правильности моего решения о переходе на службу в Азербайджанскую Армию», годы спустя рассказывал А.Шварев.

А.Шварев. Фото – Haqqin.az

И далее:

«Когда расформировали нашу часть, получилось так, что отцы-командиры нас просто бросили. Более того, начался процесс вывода, без согласования с азербайджанской стороной, значительного количества авиатехники, в том числе вертолетов, в Россию и Грузию, в частности, в Цхинвали. И получалось так, что российское военное командование как бы превращало нас и наши семьи в заложники в Азербайджане. Мы, естественно, крайне негативно отреагировали на подобные игры с нами. Поэтому мы каждое утро выезжали на аэродром и не позволяли запускать вертолеты, чтобы их не перегнали в Россию или Грузию.  

А вскоре нашу часть посетили представители Минобороны Азербайджана, которые предложили нам перейти служить в Азербайджанскую Армию. Четыре пилота – Сенюшкин, Туваев, Карлов и я написали рапорты об увольнении из ВС России и перешли служить в Азербайджанскую Армию. При этом мы перегнали стоявшие на аэродроме вертолеты Ми-24 в сторону Забрата, поскольку считали, что они по праву принадлежат Азербайджану, так как на момент распада СССР находились на его территории. Вот так я и оказался в рядах Азербайджанской Армии, где мне сразу присвоили звание подполковника. Мы стали по ускоренной программе переучивать пилотов Забратского авиаотряда для управления боевыми вертолетами.»

8 мая 1992 г. во время штурма армянскими войсками Шуши четыре вертолёта Ми-24 с аэродрома Агдам совершили многочисленные боевые вылеты в зону боевых действий и наносили огневые удары по армянским частям, а также оказывали огневую поддержку наступлению азербайджанских войск в Аскеранском районе 15 мая 1992 г.

Во время одного из таких вылетов экипаж Ми-24П Алексей Шварев — Ханлар Саттаров, вылетев на поддержку войск, оборонявшихся в Шушинском районе, обнаружил колонну бронетехники противника и, нанеся по ней огневой удар, уничтожил несколько единиц БМП и БТР.

В АРМЯНСКОМ ПЛЕНУ

15 мая 1992 г. в район села Гюлаблы Агдамского района на высоте почти 1500 метров из ПЗРК был сбит Ми-24 под управлением Алексея Шварева и Рафаэля Ширинова. Оба пилота смогли выпрыгнуть из вертолёта и приземлиться на парашютах. Алексей Шварев попал в плен, а Рафаэль Ширинов несколько часов скрывался в горно-лесистой местности, после чего вышел в расположение азербайджанских войск.

Вот как вспоминал эти события сам А.Шварев:

«… в мае 1992 года наш вертолет был сбит из ПЗРК “Стингер” в районе села Гюлаблы Агдамского района. Я поднялся на высоту 1500 м и корректировал группу по наведению огня, которая работала «четверкой». Тогда, кстати, уже летали командирами экипажей забратские пилоты. Когда мы, выполнив задачу, стали отходить, то увидели армянскую БМП.

Я хотел выполнить заход и отработать по БМП, но в этот момент нас сбили из ПЗРК “Стингер”. Я дал команду своему оператору Рафаэлю Ширинову покинуть ставший неуправляемым вертолет. После него выпрыгнул и я. Только я выпрыгнул, как вертолет накренился и, сделав еще два круга возле меня, рухнул, чуть не задев мой парашют.

Когда я приземлялся, армянские боевики стали «работать» по мне. Я увидел сначала одну дырку в парашюте, потом другую. Попали мне и в левую ногу. К счастью, кость не была задета. Когда я приземлился, по мне стали «работать» еще плотнее. Бежать, в силу ранения, я не мог. Попал в плен. Сначала меня сильно избили, а потом семь раз выводили на расстрел.

В армянском плену я пробыл 3 часа. Потом начал наступление азербайджанский спецназ. Во время отступления один из армянских боевиков выпустил в меня очередь из автомата. Я, хотя и был связан по рукам, смог увернуться, но одна пуля все же попала мне в плечо – сквозное ранение, пуля вынесла мне кость. Я упал, а когда очнулся, то увидел, что уже нахожусь среди своих. Но нам еще 2 километра пришлось добираться до расположения азербайджанских войск. В госпиталь меня привезли уже в полумертвом состоянии. К счастью, Рафаэлю Ширинову тоже удалось спастись.

После госпиталя мне предложили принять участие в создании летного учебного центра. И вот так вместе с пилотом Забратского авиаотряда Гусейнджаном Азимовым мы создали ускоренную программу по обучению военных пилотов. Мы буквально с улицы набирали ребят. Критерий отбора был один – жгучее желание летать. Мы набрали 37 человек, из них 12 обучали на Ми-24, а 25 – на Ми-8. Слава Богу, нам это удалось. Среди того, самого первого выпуска, не было ни одной потери.»

А.Шварев

Летом 1994 года, в присутствии президента Азербайджана Г.Алиева состоялся первый выпуск курсантов этого учебного центра. Впоследствии на базе этого учебного центра было создано Азербайджанское высшее военно-авиационное училище.

Потери авиационной техники в ходе Карабахской войны были значительными. Свою роль играли как недостаточная боеготовность ВВС Азербайджана, так и усиление ПВО армянских войск в Карабахе.

Фактически с нуля в условиях ведения войны приходилось создавать ВВС страны. При этом, не имея достаточного количества подготовленных кадров. Одной из особенностей была значительная устарелость, изношенность и низкая боеготовность материальной части ВВС, в результате чего имела место невысокая интенсивность применения авиации.

В условиях слабой национальной оборонной промышленности и ремонтных мощностей ВВС Азербайджана испытывали сильнейшие трудности с технической исправностью материальной части и с пополнением авиационным вооружением.

Фактически боеготовый состав ВВС Азербайджана оставался немногочисленным в ходе всего периода войны. Это ограничивало возможности ВВС Азербайджана по решению сколько-нибудь серьезных задач, оставляя для них возможность только частных и тактических действий и локального воздействия на определенные участки и объекты.

В 1994 г. карабахский конфликт вступил в новую фазу – стороны достигли режима прекращения огня. Миссия А.Шварева в Азербайджане была выполнена.

«В 1995 году я переехал в Украину. Уже год, как было подписано соглашение о прекращении огня, и я понял, что свою миссию в Азербайджане, свой долг перед азербайджанским народом я выполнил. Хотя, признаюсь, часто жалею о том, что уехал из Азербайджана,»вспоминал А.Шварев.

Стоит отметить, что в Азербайджане не забыли о заслугах А.Шварева в тяжелые для страны времена. В феврале 2019 года, когда стало известно о тяжелой болезни дочери А.Шварева, Азербайджан протянул руку помощи бывшему пилоту, выделив необходимую материальную помощь.

По материалам Armiya.Az, Milhistory.org, AzerTac